google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Филарет, митрополит Московский и Коломенский

Декабрь 1st 2015 -

По свидетельству архиепископа Филарета (Гумилевского), все проповеди святителя «писаны за один раз, в несколько часов». В области литературного стиля митрополит Филарет делает в проповеди такой же огромный шаг вперед, как Карамзин в литературе светской. Между стилем Филарета и стилем его учителя митрополита Платона такая же огромная разница, как между стилем Карамзина и стилем его предшественников в истории литературы. Но главное заключается в том, что блестящие литературные достоинства проповеди не препятствуют ей достигать удивительной гармонии формы и содержания, как внутри себя самой, так и по отношению к библейскому тексту. По точной характеристике И.С. Аксакова, проповедническое слово Филарета было неподражаемое художественное важное слово, то глубоко проникавшее в тайны Богопознания, то строгой и мощной красотой одевавшее разум Божественных истин, ибо «нет другого равнозначительного, и даже менее значительного, но всенародного имени».

Но помимо проповедей и иных творений есть еще один прекрасный памятник соучастия великого пастыря и в деле российской словесности. Речь идет о стихотворной переписке митрополита Филарета и А.С. Пушкина. В мае 1828 года, находясь в состоянии некоей внутренней безотрадности, Пушкин написал известные стансы: «Дар напрасный, дар случайный». Святитель Московский, высоко ценивший талант поэта, увидел в этих стихах «стон потерявшейся души, ропот самопожирающего отчаяния» и, как духовный врач, отвечал ободряющим посланием, взяв и сам в руки поэтическую лиру:

Не напрасно, не случайно
Жизнь от Бога мне дана,
Не без воли Бога тайной
И на казнь осуждена.
Сам я своенравной властью
Зло из темных бездн воззвал,
Сам наполнил душу страстью,
Ум сомненьем взволновал.
Вспомнись мне, забвенный мною,
Просияй сквозь сумрак дум,
И созиждется Тобою
Сердце чисто, светлый ум.

Это вдохновенное молитвенное излияние за страждущего мрачными думами поэта (как бы от лица пиита) есть живое выражение потребностей души, еще не вошедшей в забытый ею живительный свет Христов и потому мучимой мраком недоумений и заблуждений, и одновременно указание, где главный источник исцеления. Пушкин это понял. Умиленный и образумленный, он с любовью и признательностью отозвался своему целителю стихотворением «В часы забав иль праздной скуки...»:

...И ныне с высоты духовной
Мне руку простираешь ты,
И силой кроткой и любовной
Смиряешь буйные мечты.
Твоим огнем душа палима,
Отвергла мрак земных сует,
И внемлет арфе Серафима
В священном ужасе поэт.*

Приведенная стихотворная переписка, может быть, самый яркий, но отнюдь не единственный пример прямого или косвенного воздействия митрополита Филарета на отечественную словесность. Еще в бытность ректором Петербургской академии он выступил посредником между Г.Р. Державиным и духовной цензурой. Последняя отказывалась разрешить публикацию стихотворения Державина «Христос» без значительных переделок. Поэт не согласился. Тогда примирителем выступил архимандрит Филарет, найдя выход в том, чтобы печатать стихотворение, снабдив его в примечаниях ссылками на Ветхий и Новый Завет.

В творчестве А.С. Пушкина, есть, по крайней мере, еще один случай, когда красноречие святителя вновь вдохновило поэта. 29 сентября 1830 года на паперти Успенского собора митрополит Филарет произнес слово, обращенное к приехавшему в холерную Москву Николаю I: «Благочестивый Государь! Цари обыкновенно любят являться Царями славы, чтобы окружать себя блеском торжественности, чтобы принимать почести. Ты являешься ныне среди нас как Царь подвигов, чтобы опасности с народом Твоим разделять, чтобы трудности препобеждать. Такое Царское дело выше славы человеческой, поелику основано на добродетели христианской. Царь Небесный провидит сию жертву сердца Твоего, и милосердно хранит Тебя, и долготерпеливо щадит нас. С Крестом сретаем Тебя, Государь, да идет с Тобою воскресение и жизнь».

Речь Московского архипастыря предопределила исходную смысловую посылку пушкинского стихотворения «Герой» — противостояние славы человеческой и утверждаемой во Христе Славы Божией, она же объясняет обилие литургических мотивов, пронизывающих стихотворение. Вот лишь отрывок из него:

Одров я вижу длинный строй,
Лежит на каждом труп живой,
Клеймленный мощною чумою,
Царицею болезней... Он,
Не бранной смертью окружен,
Нахмурясь ходит меж одрами
И хладно руку жмет чуме
И в погибающем уме
Рождает бодрость... Небесами
Клянусь: кто жизнию своей
Играл пред сумрачным недугом,
Чтоб ободрить угасший взор,
Клянусь, тот будет Небу другом,
Каков бы ни был приговор
Земли слепой...

Отдельного обстоятельного разговора заслуживает вопрос о влиянии митрополита Филарета на позднее творчество Н.В. Гоголя. Здесь нужно отметить то, что сам жанр «Выбранных мест из переписки с друзьями», жанр, по сути дела, проповеди, одним из самых своих выдающихся представителей в гоголевскую эпоху имел именно митрополита Филарета. Глубоко симптоматичен и тот факт, что в особой тетради, в которую в 1844 году Гоголь стал делать регулярные выписки из творений святых отцов и сочинений современных ему духовных писателей, немалое место отведено отрывкам из слов Московского святителя.
Сам митрополит Филарет взял на себя труд ознакомиться с «Выбранными местами...» и дал им достаточно доброжелательную оценку, отметив, что хотя Гоголь во многом и заблуждается, но надо радоваться его христианскому направлению.

Неизгладимым остался образ митрополита Филарета в памяти Ф.И. Тютчева: «Маленький, хрупкий, сведенный к простейшему выражению своего физического существа, но с глазами полными жизни и ума, он непобедимой высшей силой господствовал надо всем, что происходило вокруг него. Пред своим апофеозом он оставался совершенством простоты и естественности; казалось, что он принимает все эти почести только затем, чтобы передать их кому-то другому, чьим случайным представителем он теперь является. Это было прекрасно! Воистину то был праздник духа».

Таким предстает для нас образ великого Московского святителя, стяжавшего своим непоколебимым подвигом благочестия и остроты ума любовь и уважение многих его современников. Святитель Московский Филарет воплощал в себе образ «пастыря доброго», объединявшего всех любовью, верой, состраданием и человеколюбием. Он явился для Русской Церкви в один из самых сложных и трудных для ее судеб период. Время митрополита Филарета приходится на самый апогей Синодального периода, сильным эхом отразившееся на судьбах всего российского организма. Но и в обстановке александровской мистики и николаевского консерватизма святитель Филарет всегда находил силы, чтобы разогнать тучи, чтобы живым словом проповеди и деятельным отважным поступком защитить идеалы Православия, восстать против порока властей и самодурства чиновников.
Мы можем сделать вывод, что митрополит Филарет известен как выдающийся иерарх русского, всеправославного и вселенского значения, крупнейший ученый и знаток всеобщего православного богословия, всеобщей церковной истории и канонов Церкви, виднейший проповедник своего времени. С именем митрополита Филарета связано много важных событий в истории Русской Церкви и Российского государства XIX века. Митрополит Филарет оставил после себя более 200 опубликованных произведений по многим вопросам богословской науки, русской и всеобщей церковной истории, изъяснению канонов Церкви, проповеди, государственному законодательству и другим отраслям знания.

Его преподавательская и научная деятельность была достойно отмечена современниками: В 1813 году император Александр наградил его орденом святого Владимира. А уже в 1823 году Филарет получил орден св. Александра Невского при рескрипте (2-го июля 1823 г.) «за назидательные труды в поучение пастве и начертание по духу православной восточной церкви и в разуме евангельской истины катехизиса, одобренной св. Синодом». Святитель Филарет за свои труды был избран: почетным членом Академии Наук (13 декабря 1827 г.), ординарным академиком Академии Наук по отделению русского языка и словесности (19 октября 1841 г.). В 1848 году император Николай наградил, по его выражению «мудрого Филарета», высшей наградой Российской империи — орденом св. Андрея Первозванного, а в 1850 году панагией с бриллиантами.

О даре живого и целительного слова святителя можно судить по изданным еще при его жизни пяти томам слов и речей, а также по многим другим изданиям, как правило, посвященным его, отмеченным особой благодатью, проповедям. Думается, что в отношении языка святителя Филарета более бы подошло не слово «красота», но «роскошь», как выражение его надутилитарности, превыспренности. Подобно тому, как прекрасны и в то же время не утилитарны священнические облачения, как превышает функциональность или полезность красота храмов. И поэтому неизмерима наша благодарность современникам святителя, в том числе из представителей духовенства, оценившим и с любовью сохранившим для нас его творения.
К его мудрому слову прислушивались императоры и князья, министры и губернаторы, поэты и писатели. Верующий народ почитал митрополита Филарета как замечательного пастыря, милосердного и сострадательного к нуждам и бедам ближних.
В 1994 году на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, учитывая духовные подвиги, понесенные труды во благо Церкви и Отечества, праведную жизнь, и всемерную помощь людям митрополит Московский и Коломенский Филарет (Дроздов) был причислен Русской Православной Церковью к лику святых. Мощи его почивают в Троице-Сергиевой Лавре.

Мельков А.С. Коломенская Духовная Семинария

Тропа́рь, глас 4:
Ду́ха Свята́го благода́ть стяжа́в, / богому́дре святи́телю Филаре́те, / и́стину и пра́вду ра́зумом просвеще́нным лю́дем пропове́дал еси́, / мир и ми́лость се́рдцем умиле́нным стра́ждущим яви́л еси́, / я́ко учи́тель ве́ры и страж неусы́пный / па́ству Росси́йскую жезло́м пра́вости сохрани́л еси́. / Сего́ ра́ди ко Христу́ Бо́гу дерзнове́ние име́я, / моли́ дарова́ти Це́ркве утвержде́ние, // лю́дем и душа́м на́шим спасе́ние.

Конда́к, глас 2:
Я́ко и́стинный подража́тель преподо́бнаго Се́ргия, / доброде́тель измла́да возлюби́л еси́, / богоблаже́нне Филаре́те. / Я́ко па́стырь пра́ведный и испове́дник непоро́чный, / по святе́м преставле́нии от безбо́жных поруга́ние и поноше́ния прия́л еси́, / Бог же зна́меньми и чудесы́ тя просла́ви // и засту́пника Це́ркве на́шея яви́.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.