google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Симеон, архиепископ Новгородский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Симеон, архиепископ Новгородский

Июнь 27th 2013 -

Память: 10/23 февраля; 15/28 июня; 4/ 17 октября
Святой архиепископ Симеон вступил на кафедру Софийскую после добровольного удаления на покой владыки Иоанна в 1415 г., когда уже немного времени оставалось Новгороду пользоваться своею самобытностью.


Летописец, описывая избрание Симеона в архиепископы, говорит: «Того же 6923 (1415) лета Новгородцы, сдумав на Ярославли дворе и став вечем у святей Софеи, положиша три жребии на престоле, во имена написав: Самсона чрьнца от святаго Спаса с Хутыни, Михаила игумена святаго Михаила с Сковородкы, Лва игумена святей Богородицы с Колмова; и по отпетии святыя службы, Василий протопоп старый первое вынесе на вече Лвов жребий, по сем Михаилов, а на престоле остался Самсонов. И посадник Андрей Иванович и тысяцкой Александр Игнатьевич с Новгородци взведоша Самсона честно в дом святей Софии на сени, месяца августа в 11 день, в неделю».

Новоизбранный владыка в сопровождении почетного посольства отправился на поставление в феврале и прибыл в Москву 25 числа. Но так как Самсон был простой инок и не имел никакого духовного сана, то митрополит Фотий 15 марта поставил его диаконом, в субботу третьей недели поста (21 ч.) рукоположил во священника; «а в неделю средокрестную 22 числа, на память святаго отца Василия, поставлен бысть архиепископом Новугороду, в церкви святаго архистратига Михаила, и наречен бысть от митрополита Симеоном». В хиротонии его принимали участие с митрополитом 5 владык: «Григорий Ростовский, Суздальский Митрофан, Антоний Тферский, Сарьский Тимофей, Исаакий Пермьский, при великом князе Василии Дмитриевиче и при брате его Юрьи и Константине». Возвратившись в Новгород 16 апреля в великий четверток, архиепископ  Симеон торжественно был встречен с крестным ходом «конец Славна, и того же дни сверши Святую Литургию в Святей Софии, у своего престола, Богом дарованного ему».

Первым добрым делом нового владыки было поставление им «своим стяжанием» двух каменных церквей — святого Петра, митрополита Московского, и святой великомученицы Анастасии-узорешительницы. Первая церковь, по всей вероятности, сооружена им в память чудес, которые совершились у гроба святителя в бытность его в Москве. Так, 9 марта получил исцеление больной, у которого скорчены были ноги, а 15 марта исцелилась черница, которая страдала болезнью в руках; и это последнее чудо совершилось в самый день посвящения Симеона в диаконы.

Владыка Симеон умел заслужить любовь народную во дни кроткого своего святительства. Он был свидетелем многих бедствий: при самом начале его правления страшный мор опустошил Новгород, Псков и все окрестности. Признаки и следствия болезни оказались те же: железа, кровохаркание, озноб, жар — и затем неминуемая смерть. По словам немецкого историка Краица, «Люди, ходя падали, и в одну минуту испускали дух; здоровые шли погребать умерших и, внезапно лишаясь жизни, в той же могиле сами были погребаемы». «В это время, — говорит летописец, — каждый день умирало так много, что живые не успевали похоронить всех умерших в течение дня до захождения солнечного. Во многих домах осталось по одному человеку, в иных по два, а многие дворы совершенно опустели». Неумолимая смерть, в городах и селах наполняя скудельницы трупами, искала добычи и в святых обителях душевного мира. Суеверные псковитяне, желая смягчить небо, сожгли тогда 12 мнимых ведьм и, зная по преданию, что древнейшая церковь христианская, в их городе созданная, была посвящена святому Власию, возобновили оную на старом месте, в надежде, что Господь скорее услышит там их моление о конце сего бедствия. Это страшное бедствие вызвало и забывчивых на раскаяние. Кто только мог, спешил постригаться в ангельский образ; двух посадников постриг владыка Симеон и обходил Новгород с крестами и с семью соборами духовенства, останавливаясь во многих церквах и обителях для коленопреклоненной молитвы о прекращении гнева Божия. Новгородцы, кто на лошадях, кто на себе, навозили бревен из леса в таком множестве, что в один день построили храм святой Анастасии и святого пророка Илии. Первый храм владыка сам освятил и совершил в нем литургию (29 октября 1416 г.). Кающаяся любовь не обманулась в надежде: мор ослабел.

На следующий год владыка Симеон погребал бывшего своего предместника архиепископа Иоанна, который жил на покое в Деревяницком монастыре. А в 1418 г. совершен им замечательный подвиг во время страшной битвы Торговой стороны с Софийской, возникшей по частной распре. Еще за несколько дней пред этим в церкви святой великомученицы Анастасии сотворилось необычайное знамение, которое было как бы предвестником ужасного кровопролития: «от иконы святой Богородицы Покрова идяше аки кровь по обе стороны ризы ея, апреля в 19-й день», а 24-го числа произошло следующее обстоятельство: какой-то людин Степанко имел за что-то злобу на боярина Данила Божина и, однажды схватив его на улице, кричал: «Добрые люди, помогите мне управиться с злодеем!» Народ сбежался на крик Степанка и, не разбирая в чем дело, стал бить боярина, и по совету какой-то женщины сбросил его с моста. На это время рыболов Личко спас Божина и увез его на рыбачьем челноке. Народ рассердился на рыбака и разграбил его дом; сам же Личко успел скрыться. Казалось, дело этим и кончилось, но вышло не так. Божин вздумал мстить за свою обиду и, схватив в свою очередь Степанка, приказал слугам своим мучить его. Это еще боле раздражило народ: ударили вече на Ярославле дворе. Все жители Торговой стороны вооружились и в доспехах со знаменами пошли выручать Степанку и мстить Божину. Миновав Детинец, они пришли на Козьмодемьянскую улицу, и, вместо того чтобы наказать одного Божина, начали грабить домы боярские, и, пришедши в Никольский монастырь на Софийской стороне, требовали от игумена сокровищ, пытали его и монахов: не скрыто ли у них какое-нибудь боярское имущество? «Наши супостати суть», — восклицала буйная толпа, грабившая бояр и чиновников веча. Потом вооружилась и вся Софийская сторона, ударили в набат, и народ устремился к великому мосту. Бояре и чиновники уже не ждали себе добра и перебрались в Детинец со своим имуществом, где ударили челом архиепископу Симеону. «Из очес слезы испущающе и моляше его, да укротит народи». Услышав о междоусобии чад своих, горькие пролил слезы владыка Симеон и велел собраться всему клиру. При нем случился архимандрит Юрьевский Варлаам, «некиих ради вещей и слышати от него утешительная словеса». Святитель сказал ему: «Архимандрите, последуй ми!» «С радостию иду по тебе, учитель», — отвечал Варлаам. Прибыв в Софийский собор, он там много молился со многими слезами в святом алтаре. Облекшись в священные одежды, взяв животворящий крест и икону Пречистой, он, при звоне колоколов, в сопровождении всего духовенства и жителей Детинца, пошел на великий мост, где происходило сражение и было уже множество убитых. Летописец замечает, что в это самое время сделалась ужасная гроза: от непрестанной молнии небо казалось пылающим; но мятеж народа был еще ужаснее грозы. Теснота от ратных была по всему пути, но добрые люди молились, чтобы укротил Господь смятение молитвами святого владыки, и, припадая к ногам его, просили, чтобы умиротворил междоусобие. Владыка, став посредине моста, начал благословлять обе стороны. В одно мгновение шум и волнение стихли: толпы сделались неподвижны, оружие и шлемы упали на землю, и вместо ярости изобразилось на лицах всех умиление при виде плачущего святителя. «Идите, дети, в домы свои с Богом и с миром!» — вещал добрый пастырь. Узнав на Торговой стороне о прибытии святителя на место побоища, пришли к нему посадские и тысяцкие, прося также умирить народ, и владыка послал архимандрита Варлаама, своего духовника и протодиакона, на двор Ярославов к степенному посаднику и тысяцкому, «да подадут им благословение  и всему народу и да идут кождо во свояси». Они согласились, но с тем, чтобы и владыка велел своей стороне Софийской разойтись по домам. Противники разошлись в безмолвии, тишине и в духе братства, славя добродетели своего владыки, который, по словам их, «умел правити люди и поучати словесы духовные, своею кротостию, иные же обличением, иные же запрещением, наипаче же сего брань крестом Господним и поучением укроти. Да сохранит нас его молитва и благословение от такого мятежа».

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.