google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святитель Сальвий Альбийский, епископ | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святитель Сальвий Альбийский, епископ

Сентябрь 17th 2013 -

Память 10/23 сентября.

Свв. Сальвий и Григорий турский перед королём Хильпериком, Великие французские хроники
Уроженец города Альби. Он долгое время жил в миру, работая адвокатом и ведя гражданские дела со светскими судьями.


«Однако он никогда не был обуреваем теми желаниями, к которым обычно пристрастна душа молодых людей.» Однако со временем он, оставив светскую службу, удалился в монастырь, поняв, что лучше жить в бедности со страхом Божиим в душе, чем стремиться к наживе пагубного века.

Он долго жил в монастыре, соблюдая уставы, учрежденные отцами церкви. Но уже в зрелые годы, после кончины настоятеля, «он взял на себя заботу о пропитании стада Божьего. ... приняв сан, стал жить еще более уединенно. Он немедленно нашел для себя удаленную келью.» Его воздержание было столь строгим, что «как он сам утверждал, ... кожа на теле сходила более девяти раз.»

Приняв сан, он пребывал в постах и молитве, и ему часто приходило на ум, что для него было бы лучше жить незаметно среди монахов, чем принять сан игумена и быть на людях. И св. Сальвий, простившись с монахами, ушёл в затвор. По его молитвам многие болящие получали исцеление

Однажды, изнуренный сильной лихорадкой, тяжело дыша, Сальвий Альбийский лежал на ложе. И вот внезапно келья, освещенная ярким светом, сотряслась, и он, воздев руки горе, воздал благодарность и испустил дух. Монахи, рыдая вместе с его матерью, выносят тело покойного, омывают водой, облачают в саван, кладут на погребальные носилки и проводят целую ночь в пении псалмов и плаче. Но когда наступило утро и когда все было готово к торжественному погребению, тело на погребальных носилках начало шевелиться. И вот щеки порозовели, муж, пробудившись как бы от глубокого сна, очнулся, открыл глаза, поднял руки и сказал: «О господи милосердный, зачем ты сделал так, что я вернулся в это мрачное место земного обиталища? Для меня было бы лучше твое милосердие на небесах, чем жалкая жизнь в этом мире». Братии, пораженной и вопрошающей, что бы могло значить такое чудо, он ничего не ответил. Но, встав с погребальных носилок и нисколько не чувствуя боли, от которой он страдал, он провел без еды и питья три дня.

Но на третий день, позвав монахов и свою мать, он сказал: «Внемлите, любезнейшие братья, и разумейте, что то, что вы видите в этом мире, есть ничто, но, как говорит пророк Соломон: «Все — суета, И блажен тот, кто может поступать в миру так, чтобы сподобиться зреть славу божию на небесах». И когда он говорил это, он начал колебаться: продолжать ли ему дальше или молчать. Он молчал, но,приведенный в замешательство просьбами братии о том, чтобы он поведал о виденном, [наконец] сказал: «Четыре дня тому назад, когда келья сотряслась и вы увидели меня бездыханным, меня подхватили два ангела и подняли высоко в небеса, так что мне казалось, что не только эта жалкая земля, но даже солнце и луна, облака и звезды у меня под ногами. Затем меня ввели через ворота ярче этого света в такое жилище, в котором пол блестел, как золото и серебро; свет там был невыразимый, простор неописуемый. Жилище было наполнено таким множеством людей обоего пола, что совершенно нельзя было объять взглядом толпу ни в ширину, ни в длину. И когда нам проложили путь среди сомкнутых рядов ангелы, которые шли впереди, мы дошли до того места, которое мы уже созерцали издали. Над ним нависало сверху облако светлее всякого света, там не было видно ни солнца, ни луны, ни звезд, но облако сияло собственным блеском гораздо больше, чем все эти светила, и из него исходил глас, „как шум вод многих».

Там даже меня, грешника, смиренно приветствовали мужи, одетые в священнические и мирские одежды. Как мне рассказали мои спутники, это были мученики и исповедники, которых мы здесь, на земле, глубоко почитаем. И вот когда я встал там, где мне приказали, меня окутал такой сладкий аромат и я так насытился этой сладостью, что до сих пор не хочу ни есть, ни пить. «И услышал я глас, говорящий»: «Да возвратится сей в мир, ибо он надобен нашим церквам». И я слышал глас; видеть же того, кто говорил. я отнюдь не мог. И, распростершись на полу, я с плачем говорил: «Увы, увы, господи, зачем ты дал мне видеть сие, если я должен буду лишиться этого! Вот ныне ты удаляешь меня от лица твоего, чтобы я вернулся в тленный мир, и я больше не смогу вернуться сюда. «Не отними, прошу тебя, господи, милости твоей от меня, но молю, дай мне жить здесь, дабы я не погиб, уйдя туда». И глас, обращенный ко мне, сказал: «Иди с миром. Ибо: Аз есмь страж твой доколе не возвращу тебя в землю сию». Тогда я, покинутый своими спутниками, удалился с плачем и вернулся сюда через врата, в которые вошел».

Автор: Григорий Турский (Gregorius Turonensis ок. 538-594 год , один из известнейших и популярных в средние века хронистов)

Оставьте комментарий!