google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Владимир Амбарцумов | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Владимир Амбарцумов

Ноябрь 4th 2012 -

В 1922 году в семье Амбарцумовых родилась дочь Лидия, а 24 мая 1923 года умерла от пищевого отравления Валентина Георгиевна. Перед смертью, прощаясь с мужем, она говорила: «Володенька, я умираю. Но ты не очень скорби обо мне. Я только прошу тебя: будь для детей не только отцом, но и матерью. Поручаю тебе их, и Женечку, и Лидочку, и Никиту» (Никита был приемным сыном Амбарцумовых; впоследствии он нашел своих родственников и уехал на родину в Чувашию). Времена будут трудные. Много скорби будет. Гонения будут. Но Бог даст сил вам, и все выдержите...» «Папа очень любил маму, — пишет Л. В. Каледа,— и часто повторял, что не знает, где кончается он и где начинается она. Очень переживая смерть супруги, папа, как мне рассказывали его друзья, внешне держался спокойно».

«После смерти мамы нас сперва хотели разобрать и взять к себе разные друзья и родственники, но, чтобы сохранить семью, нас стала воспитывать и отдала нам всю свою жизнь ее очень близкая подруга, Мария Алексеевна Жучкова (+ 1957), считавшая мою маму своей духовной матерью. Мария Алексеевна всегда была православной.

О папе было предсказано, что он будет священником (священство ему предсказала блаженная Мария Ивановна (+ 1931 г.) из Дивеева, где первый раз он был еще до перехода в Православие), поэтому Мария Алексеевна, зная, что второженец не может быть священником, отказалась выйти за него замуж. Еще она боялась быть нам мачехой, если будут свои дети... Об этом разговор у них был только один раз. Больше отец к этому вопросу никогда не возвращался...»

После смерти жены Владимир Амбарцумович целиком посвятил себя работе в кружке и жил в основном на его средства (время от времени он находил работу, не требовавшую от него большой отдачи: в 1922—1923 годах состоял на службе в Рентгеновском институте, а в 1923—1924 годах — в Союзе коммунальников). До 1924 года христианские студенческие кружки пользовались всеми правами легальных общественных организаций, проводили публичные лекции на религиозные темы, в том числе и в Политехническом музее. В 1924 году деятельность христианского студенческого движения была запрещена советской властью, и многие его руководители были готовы подчиниться запрещению, но Владимир Амбарцумович рассудил иначе. Он считал, что в такое сложное и бурное время, какими были послереволюционные годы, христианское просвещение в России необходимо, и продолжил деятельность нелегально. Занятия проводились на частных квартирах; собирались членские взносы, организовывались съезды представителей кружков (последний состоялся летом 1928 года в Подмосковье).

Вслед за запрещением на движение обрушились репрессии, и проповедник чудом избежал ареста. Однажды он ночевал в доме Николая Евграфовича Пестова (1892—1978), куда с ордером на обыск и арест пришли сотрудники ОГПУ. Чекист, проводивший обыск, не знал, что перед ним председатель студенческого движения; он продержал его всю ночь и рано утром отпустил, арестовав только хозяина квартиры. Владимир Амбарцумович пошел по Москве от одних друзей к другим, но у всех в этот ранний час горел свет — шли обыски. Проходив по городу до открытия парикмахерских, он сбрил бороду и усы, постриг волосы, затем сменил обычные очки на пенсне. После этого случая он полностью перешел на нелегальное положение — уволился с гражданской службы и не имел постоянного места жительства. Дочь вспоминает:

«Мы в то время жили в Манихино в каком-то барском доме. «Маме» сообщили, что папа ждет ее на поляне. Она пришла туда и видит, что там сидит какой-то совсем чужой человек, с большим трудом она узнала в нем папу... Ночевал в это время он у друзей, иногда снимал на короткое время какую-нибудь комнату. Нередко бывало, что, войдя в какой-нибудь дом, при выходе он одевал другую одежду, чтобы быть менее узнаваемым... А мы в это время молились об отце: «Господи, дай, чтобы папа опять был с бородой».

Несмотря на опасность положения, он продолжал работу в кружке. В эти годы под его непосредственным руководством занимались Николай Овчинников (будущий иеросхимонах), Валерий Поведский (будущий священник), Василий Евдокимов (будущий священник), врач Сергей Сергеевич Утешев, психиатр Дмитрий Евгеньевич Мелихов.

В середине 1920-х годов среди близких знакомых Владимира Амбарцумовича появилось много православных; тогда же он познакомился с отцом Валентином Свенцицким, оказавшим большое влияние на его духовную жизнь.

В 1925 году в Никольской церкви на Ильинке отец Валентин крестил детей Владимира Амбарцумова, а в начале следующего года и сам Владимир принял Православие. («В Манихино «мама» нас водила в церковь, но никогда не причащала, что очень смущало священника (мы же были некрещеные). Папа, видя скорбь «мамы», решил нас крестить до своего присоединения к Православию».) Став прихожанином Никольского храма на Ильинке, Владимир Амбарцумович сразу включился в жизнь прихода, начал прислуживать и читать в церкви, принял участие в организации и осуществлении паломничеств в Дивеево и Саров. В эти годы он жил на средства, получаемые от частных уроков по немецкому языку и общеобразовательным предметам.

В конце 1927 года по рекомендации прот. Валентина он был направлен в город Глазов к епископу Ижевскому Виктору (Островидову).

4 декабря 1927 года рукоположен во диакона в кафедральном Преображенском соборе, а 11 декабря — во иерея и определен на служение к Георгиевской церкви Глазова.

Через две недели отец Владимир был перемещен на службу в Московскую епархию и назначен настоятелем московского Князь-Владимирского храма в Старосадском переулке. Вторым священником в храме был отец Сергий Барделиус.

По свидетельству прихожан Владимирского храма, он служил вдохновенно, особенно в праздники. Как писал протоиерей Глеб Каледа, бывший духовным сыном отца Владимира, «праздничные богослужения его были благоговейным восторгом, который охватывал весь храм». Проповедовал он «живо и доходчиво»; особенно большое влияние оказывал на молодежь и подростков; «как пастырь он, казалось, был создан прежде всего для них».

В 1928 году отец Владимир разошелся с отцом Валентином Свенцицким во взглядах на действия Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергия (Страгородского). О. Владимир не разделял резко отрицательного отношения к ним прот. Валентина и перешел под духовное руководство архимандрита Георгия (Лаврова), который убеждал духовных чад не вносить в церковную жизнь разделений.

В эти годы отец Владимир был близок с епископом, впоследствии митрополитом, Мануилом (Лемешевским) (+ 1968), который часто служил в Князь-Владимирском храме; с отцом Сергием Мечевым (+1941); с Сергеем Алексеевичем Никитиным (впоследствии епископом Калужским и Боровским Стефаном).

Летом 1928 г. Владимир по просьбе свящ. сщмч. Василия Надеждина служил в храме свт. Николая у Соломенной сторожки.

В 1929 году Князе-Владимирский храм был закрыт. Оставшись без места, отец Владимир с сыном пытался проехать к отцу Георгию в Кара-Тюбе, но из-за голода и болезни сына был вынужден вернуться в Москву.

В том же году свящ. Василий (Надеждин) был арестован, отправлен в Соловецкий ИТЛ. По его предсмертной просьбе о. Владимир возглавил Никольский приход, много проповедовал. Вместе с ним служил отец Михаил Шик.

Pages: 1 2 3 4 5

Комментарии закрыты.