google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Лев Ершов, священник | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Лев Ершов, священник

Сентябрь 1st 2012 -

В школе батюшка ведет Закон Божий, прилагая большое усилие и труд. Учителем Н.И. Сажиным преподается по программе Священного Синода обязательное церковное пение (с голоса). Обучающиеся мальчики (60 человек) обязаны посещать праздничные богослужения в храме, а способные – петь на клиросе. Одновременно иерей Лев преподает закон Божий (до 1902 года) во вновь открывшемся одноклассном земском училище в д. Соболя Криулинской волости, находящемся в 4 верстах от города вниз по течению реки Уфы. Невдалеке от часовни во имя Иоанна Предтечи расположено учебное здание, в котором занимается совместно 17 мальчиков и 10 девочек в возрасте от 8 до 13 лет.

С 20 октября по 2 апреля 1903 года отец Лев преподает в открывшемся земском одноклассном училище деревни Колмаково Александровской волости. За уроки батюшка получает скромное жалование в 60 рублей. Чтобы добраться до деревни, ему необходимо из личных средств платить земскому ямщику по 3 коп. за 1 версту и лошадь «открытому листу» Земской управы. За эту цену законоучителю дают «ямщика-недоростка» и плохонькую лошадь. Случается, зимой при отвороте встречных лошадей сани заносит в глубокий снег, и священнику приходится самому вытаскивать их из сугроба, а заодно перепрягать лошадь .

14 сентября, в день Воздвижения Креста Господня, происходит не менее благодатное событие в жизни иерея Льва, по-прежнему состоявшем в особом комитете по возведению храма. После окончания Божественной литургии в Свято-Троицком соборе верующие идут многолюдным крестным ходом с иконой св.бл.кн. Александра Невского к Сенной площади – месту закладки будущей церкви. Возле временной деревянной часовни духовенство служит молебен с водосвятием, на котором присутствуют и учащиеся Кирилло-Мефодиевской школы и других учебных заведений.

Но для некоторой части молодежи богоборческое настроение, как и противоправительственные убеждения, оказываются сильнее религиозных чувств. Сын кунгурского книготорговца, учащийся промышленного училища А.К. Суслов, без смущения демонстрирует о.Льву издаваемую в 1902 году за границей партией социал-демократов газету «Искру» и другую марксистскую литературу. Это, без сомнения, огорчает батюшку, желавшего видеть в нем православного христианина, а не пропагандиста революционных идей.

В 1903 году иерей Лев Ершов назначается на должность миссионера по Кунгурскому уезду (с освобождением от законоучительства), а с 5 апреля 1904 года исполняет обязанности Епархиального миссионера, оставляя прежние – по Красноуфимскому и Кунгурскому уездам .

Он продолжает заведовать одноклассной церковно-приходской школой, к этому времени занимавшей часть первого этажа в здании Городской Управы (строилось с 1880 по 1897 годы на углу улиц Соболевской (Советской) и Большой Гостиной (Пролетарской). С одним окном полутемный коридор, площадью 12 квадратных метров, служит и раздевалкой, и местом проведения в ненастные дни уроков гимнастики. Иерей Лев вкладывает личные средства, решая материальные проблемы учебного заведения, также поступает и попечитель школы – городской голова И.В. Луканин, в 1904 году пожертвовавший 40 рублей на проведение праздников в святки и в день памяти равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Вскоре в школе вспыхивает оспа, и число обучающихся резко уменьшается, а также в связи с началом Русско-Японской войны. Дети заменили сражающихся на фронте отцов, братьев.

Отроки и отроковицы погибших воинов, нетрудоспособных инвалидов и пропавших без вести не лишены попечительства городской власти и покровительства Александровского Главного Комитета. Приобретаются детская одежда, школьные принадлежности, семье выделяется пособие в 24 рубля на ребенка. Утешает, поддерживает духовно и наставляет чад, переживающих душевное потрясение, их пастырь о Лев, принимающий в свое сердце детскую боль и первые их скорби.

Небольшой город Красноуфимск продолжают будоражить и революционные волнения, спровоцированные членами нелегального марксистского кружка. В то числе убийство террористом В.П. Рогозинниковым в январе 1908 года дворянина С.А. Свиридова, председателя Красноуфимского союза монархистов. Отца Льва связывали с погибшим прокурором общие труды в Комитете по возведению церкви св.бл. кН. А. Невского и верноподданнические чувства к государю императору Николаю Второму.

С 1910 года Лев Ершов вновь на педагогическом поприще: преподает Закон Божий в Кирилло-Мефодиевской школе, попечитель которой Виссарион Ершов (племянник Льва Ершова, любимый приказчик купца Г.Е. Ярославцева, имевшего торговый дом на острове и жилой дом по ул.Почтовой (ныне ул.Куйбышева), во владении мещанина Виссариона Васильевича Ершова до 1923 года имелись дома по улицам Большой Гостиной, Соболевской, Кленовской и в Промышленном квартале), и в двухклассном женском приходском училище (купцом С.М. Коробовым на его личные средства позднее было выстроено одноэтажное деревянное здание начальной школы на углу улиц Площадной (Мизерова) и Манчажской, дочь купца Мария Коробова в ней бесплатно учила детей). Классы последнего размещены в верхнем этаже Городской Управы, а на первом этаже находится пожарный обоз, где постоянно стоят запряженные тройки лошадей. Через рассохшиеся половицы проникает запах конского помета. Он не только мешает ученикам сосредоточить внимание на теме урока, но и вызывает у ослабленных головокружения и даже обмороки. Такое случается и на занятиях Льва Ершова, девочки претерпевают сильное искушение – сбежать с урока.

Вскоре до города докатилось эхо Первой Мировой войны. Многие преподаватели мобилизованы. Закрыто четырехклассное мужское училище, занимаются на неопределенное время кабинеты двухклассного женского училища: в уральский городок прибывают пленные австрийцы и немцы. Земство откликается на военные события телеграммой к императору с просьбой «навсегда воспретить в России казенную продажу водки». В то время, как благочестивые семейства идут в храмы, нерадивые по-прежнему маются возле кабаков Торгового ряда, закрытых на время богослужения.

12 марта 1917 года Земским Уездным Собранием признано временное правительство и измененный государственный строй.

23 мая 1918 года в Красноуфимском уезде устанавливается Советская власть. 30 мая на втором уездном съезде Советов председательствующий В.Юдин сообщает о новых формах работы школ (со следующего учебного года), которые должны встать «на путь, обслуживающий интересы трудового народа, усилить самосознание трудовых масс, распространения пролетарского просвещения», которое легко в основу укоренения безбожия.

Во время вспыхнувшей гражданской войны, город попеременно находится под властью то «белых», то «красных». Летом 1918 года (при расправе) погибло несколько красногвардейцев: священнослужители отслужили панихиду в Иннокентьевской церкви (построена в 1886 году). Влияние духовенства на чувства верующих по-прежнему оставалось огромным, а большевиков – ничтожным, что последние вынуждены были признать и сами.

Во второй половине одного из сентябрьских дней в город вошла военная часть добровольческой Армии белого движения. Улицы и окрестности огласились колокольным звоном. Из церквей вышли приветствовать «белых» священнослужители, миряне с хоругвями и иконами, городской голова И. Луканин с хлебом-солью. Впереди хода с крестом в руках иерей Лев Ершов, В.В. Голубцов-средний (потомственный дворянин, попечитель красноуфимской второклассной церковно-приходской школы на Миссионерском хуторе, скончался в 1932 г. в Харбине, его сын В.В. Голубцов-младший вернулся в Россию и служил священником), одетый в форму полковника царской армии и вооруженный саблей, рядом с ним поручик Рыбин

Вскоре городом вновь овладели «красные».

Осенний день, на улицах студно и грязно. В храме св.бл.кн. А. Невского идет богослужение. Ворвавшись в церковь, чекисты открывают беспорядочную стрельбу в святом месте, ударом кулаков сбивают с ног молящихся. Чтобы вразумить лютующих и успокоить паству, отец Лев обращается к вооруженным людям с просьбой вспомнить о суде Божьем и прекратить бесчинства. Он обещает после службы предстать перед их судилищем.

Православные приложились ко кресту, и иерей Лев пошел к выходу. Кто-то из чекистов начал рывками срывать с батюшки наперсный священнический крест, дергать за седую бороду. Продолжая избивать и наносить увечья, духовника многочисленной паствы выволокли из притвора храма на паперть.

В это время возле церкви находился арестованный в с. В.Суксун молодой иерей Александр Малиновский. Оба батюшки пытались обняться, что вызвало негодование у стражи. Священников стали бить прикладами винтовок по голове. Затем их погнали к зданию ревкома.

Поводом для обвинения в контрреволюционной деятельности Епархиального миссионера иерея Льва Ершова послужило его умелое проповедничество Слова Божия и ревностное служение Богу, а также и то, что батюшка не примирился с новой властью и не признал «красного антихриста» (В.И. Ленина).

14 сентября, в праздник Воздвижения Креста Господня, после пыток и истязаний батюшке вынесли смертный приговор, по которому он и был расстрелян вместе с другими жертвами «красного террора» за кладбищем в березовой роще.

17 сентября 1918 года «красные» оставили Красноуфимск, живший в голоде и страхе. В него вновь вошли колчаковцы. Тело погибшего иерея Льва, лежавшее в одном гробу с телом отца Александра, после панихиды предали родной земле под погребальный звон колоколов Свято-Троицкого собора.

Наталья Брагина, газета «Городок» в 2005 г.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.