google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Евгений Попов, иерей | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Евгений Попов, иерей

Сентябрь 17th 2012 -

Память 10/23 сентября
Священномученик Евгений Алексеевич Попов родился 10 января 1879 в селе Хлевное Воронежской губернии (ныне Задонский район Липецкой области). Отец будущего священномученика был псаломщиком (после революции священником, скончался в 1920 году), мать – домохозяйкой, братья Евгения Леонид и Иван – в годы революции стали священниками.

Получив начальное образование в церковно-приходской школе, будущий исповедник Христовой веры поступил в Задонское Духовное Училище, которое успешно окончил в 1899 году. Некоторое время Евгений Алексеевич был псаломщиком в одном из храмов епархии. Затем он вступил в брак с девицей Евдокией, вскоре в их семье родился сын Михаил.

В годы революционных лихолетий священноначалие Воронежской епархии, как и вся Русская Церковь в целом, крайне нуждалось в искренних, трудолюбивых, готовых до последнего вздоха свидетельствовать о истинах Евангелия Христова, священнослужителях. Именно в этот сложный для нашего Отечества, и в особенности для православного духовенства, период, несмотря на очевидные трудности и тяготы предстоящего пути, Евгений Алексеевич Попов осознано вступает на поприще священнического служения. Основным местом его пастырских трудов стал приход Преображенского храма небольшой слободы на юге Воронежской губернии – Ольховатка.

Священнику Евгению Попову практически сразу пришлось столкнуться с враждебным отношением советских властей к Церкви. В этот период проходила кампания по изъятию церковных ценностей, которая не обошла и Преображенского храма слободы Ольховатка. Будущий священномученик призывал прихожан уберечь от поругания священные сосуды, но, несмотря на протесты, власти изъяли все предметы, так или иначе содержащие в себе драгоценные камни и металлы. В тот раз по отношению к священнику Евгению Попову никаких репрессивных мер предпринято не было.

В 1922 году архиепископ Воронежский и Задонский Тихон (Василевский) поддержал деятельность обновленческого Высшего Церковного Управления. Его примеру последовало большинство духовенства епархии, что напрямую было связано с заключением под стражу Патриарха Всероссийского Тихона (Беллавина) с которым фактически прекратилась всякая связь. В отсутствие связи с каноническим центром в лице Святейшего Патриарха, находясь под постоянным давлением со стороны советских властей, епархиальные архиереи и духовенство, желая сохранить единство и возможность легального функционирования, в основной своей части признало самочинный и по сути неканоничный орган – обновленческое Высшее Церковное Управление. Не исключением было духовенство, служившее в Ольховатке и близлежащих селах.

Менее чем через год из-под стражи был освобожден патриарх Тихон, который сразу же недвусмысленно обличил всю неправду обновленческого движения и призвал к покаянию и возвращению под его Первосвятительский омофор всех поддержавших неканоничное ВЦУ. После этого заявления Патриарха начался массовый процесс возвращения епископата и прочего духовенства под управление Святейшего Патриарха Тихона и верных ему иерархов.

Священник Евгений Попов, в числе немногих, практически сразу вернулся под начало Патриаршего управления, под омофор архиепископа Воронежского и Задонского Владимира (Шимковича). Сохраняя верность каноническому священноначалию, иерей Евгений Попов стойко противостоял обновленческому духовенству, призывая их к покаянию, прихожан же, в свою очередь, убеждал сохранять верность Святейшему Патриарху Тихону, как зримому символу церковного единства и стойкости перед лицом многочисленных испытаний. В конце 20-х годов самого исповедника Христовой веры священника Евгения Попова постигло серьезное испытание – будущий священномученик овдовел.

В 1930 году, на волне новых гонений со стороны советской власти по отношению к Церкви в период сплошной коллективизации, отец Евгений Попов был арестован по обвинению «в антисоветской агитации и хранении серебряной монеты». По приговору Тройки ОГПУ по Центрально-Черноземной области священник Евгений Алексеевич Попов был сослан на 3 года в Уральскую область. Не в последнюю очередь причиной преследований отца Евгения стала его непреклонная позиция в отношении к обновленчеству.

В 1932 году, вернувшись из ссылки, иерей Евгений Попов непродолжительное время проживал в Краснодаре, затем переехал в село Поповка Россошанского района Центрально-Черноземной области, где жил не более двух месяцев. В октябре – ноябре 1933 года отец Евгений проживал в селе Гороховка Калитвянского района, где призывал верующих не допустить засыпку зерна в здание так называемого «косогорского» Преображенского храма. В конце 1933 года будущий священномученик переехал в село Ольховатка (ныне районный центр), время от времени совершая богослужения в храме села Гороховка.

В Ольховатке отец Евгений, не имея своего жилья, некоторое время жил в доме председателя церковного совета Анастасии Кошман, затем переехал на квартиру Дарьи Сергеевны Бурлуцкой, где жил до самого ареста. К моменту приезда в Ольховатку священника Евгения Попова Преображенский храм по настоянию местных властей «с согласия и разрешения верующих села» был «временно занят под хлеб», поэтому иерей Евгений совершал богослужения в основном в домах верующих, которые поддерживали своего пастыря материальными средствами и продуктами.

Священнику с судимостью довольно сложно было получить регистрацию, без которой власти запрещали совершать богослужения священнослужителям в храме. Несмотря на это, отец Евгений побуждал верующих ходатайствовать перед местными властями об освобождении храма от зерна и возобновлении в нем регулярных богослужений. Летом 1934 года верующие села Ольховатка просили власти освободить церковное здание от зерна и разрешить регулярные богослужения в Преображенском храме, на что разрешения получено не было.

12 ноября 1935 года в преддверии «сплошной массовой ликвидации религиозных объединений всех ориентаций» священник Евгений Алексеевич Попов был арестован по обвинению в «антисоветской агитации», и уже 14 мая 1936 года сессией Специальной судебной коллегии Воронежского областного суда в городе Россошь приговорен к 5 годам исправительно-трудовых лагерей. Виновным себя священномученик не признал. Сначала иерей Евгений Попов находился в тюрьме города Россошь, затем перевезен в Мичуринск. 30 октября 1936 года отец Евгений доставлен этапом на Нерехтский (9-й) участок Волжского исправительно-трудового лагеря, что в Ярославской области. В лагере он непродолжительное время работал сторожем на электростанции.

В августе 1937 года на волне «большого террора» на отца Евгения было заведено новое уголовное дело на основании доноса о том, что он «систематически проводит среди заключенных антисоветскую агитацию…; распространяет клеветнические слухи о режиме и порядках на строительстве; является отказчиком от работ и призывает заключенных к организованным отказам». К тому же священномученик Евгений проходил, как обвиняемый, по групповому делу «священника Глеба Апухтина, Петра Григорьева и др.», обвиняемых в создании подпольной группы антисоветской направленности. Виновным себя иерей Евгений Попов не признал.

22 сентября 1937 года священник Евгений Алексеевич Попов приговорен Особой тройкой при УНКВД по Ярославской области к расстрелу. В приговоре значилась следующая формулировка: «вел контрреволюционную агитацию, злостный отказчик от работы, выражал соболезнование по поводу расстрела врагов народа, работая сторожем в лагере, способствовал расхищению материалов». Приговор был приведен в исполнение 23 сентября 1937 года. Похоронен священномученик Евгений Попов в братской могиле на Нерехтском (9-ом) участке Волжского исправительно-трудового лагеря.

Использован материал жития, составленного чтецом Константином Рева

Оставьте комментарий!

Хотите вызвать грузчиков дешево в Москве, звоните!