google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Николай Ермолов | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Николай Ермолов

Октябрь 25th 2014 -

Священномученик Николай Ермолов  Россия, г.Новосибирск. 2002  иконописец: инокиня Наталья (Табунова)

Память священномученика Николая совершается в день его мученической кончины 13 октября по старому стилю (26 октября — по современному календарю), а также в день празднования Собора новомучеников и исповедников Российских 25 января (7 февраля), если этот день совпадет с воскресным днем. Если этот день не совпадет с воскресным днем, то в ближайшее воскресенье после 7 февраля, а также 23 июня в день празднования Собора Сибирских святых.


Николай Ермолов родился 11 ноября 1874 года в селе Секретарка Бугульминского уезда Самарской губернии в семье псаломщика Алексея Ермолова.

Поступив в Самарскую Духовную семинарию, Николай Ермолов окончил ее в 1897 году и был определен псаломщиком и учителем в городе Бугульме.

В 1900 году он был рукоположен во священника и служил сначала в Белебесском уезде Уфимской губернии, а в 1906 году был переведен в село Бойки Бирского уезда той же губернии.

После революционных событий 1917 года в стране началась Гражданская война. В 1919 году вместе с отступающей Белой армией отец Николай вместе с семьей отправился в Сибирь. В 1920 году он был определен на служение в храм в селе Доронино Барнаульского уезда (ныне Тогучинского района Новосибирской области). В 1924 году отец Николай был назначен настоятелем Никольской церкви села Ордынского Новосибирской епархии. В этом храме отец Николай прослужил до дня своего ареста в 1937 году. В 1928 году отец Николай был удостоен сана протоиерея.
За усердное служение Церкви Христовой и мужественное противостояние обновленческому расколу священноначалие назначило его благочинным Ордынского округа.

Во время очередной волны беспощадных гонений на Русскую Православную Церковь протоиерей Николай Ермолов 27 июля 1937 года был арестован и заключен сначала в камеру предварительного заключения при Ордынском отделении милиции, а потом переведен в тюрьму в Новосибирске.

В распоряжении исследователей жизни священномучеников Николая и Иннокентия оказался источник из архива УФСБ по Новосибирской области. Дело № 7649.

— К какому церковному течению вы принадлежите? — спросил отца Николая следователь.
— Я принадлежу к староцерковному течению, во главе руководства которого стоит архиепископ Сергий (Васильков) по Западно-Сибирскому краю. По СССР течение староцерковников возглавляет Московский и Коломенский митрополит Сергий (Страгородский).
Староцерковник — это сторонник старого, существовавшего до революции церковного устройства, в противопоставление обновленцу и так называемому «живоцерковнику»)
— Перечислите ваших близких знакомых из церковнослужителей.
— Имею близких знакомых из служителей культа: священника села Каменка Иннокентия Кикина, священника Усть-Алеусской церкви Павлова и священника Верх-Алеусской церкви Григория Косырева. В городе Новосибирске знаком с архиепископом Сергием (Васильковым), его секретарем священником Александром Аристовым…
— При каких обстоятельствах вы с ними познакомились?
— Священника Иннокентия Кикина знаю с 1924 года с момента моего вступления в обязанности священника, я сделал к нему визит, потом он ко мне. Он часто бывает в Ордынске по церковным делам и заходит ко мне. Я его также посещаю два-три раза в год…
— Следствию известно, что вы в 1920 году за контрреволюционную повстанческую деятельность были арестованы. Дайте показания по данному вопросу.
— В 1920 году в районе села Колывань началось восстание, направленное к свержению советской власти. Я в это время был в селе Доронино в ста сорока километрах от Колывани. В этом контрреволюционном восстании против советской власти я участия не принимал, но арестован был, а за что, для меня не было известно. Все время ареста я был болен и находился в больнице без допроса, и был освобожден.
— Следствию известно, что вы привлекались за противодействие мероприятиям советского правительства.
— В 1933 году Ордынским сельсоветом был наложен на меня налог. Я должен был в трехдневный срок сдать государству сто килограмм мяса. Но я этого не выполнил, и меня арестовали, просидел два месяца и был освобожден…
— Следствию известно, что в 1919 году вы бежали с колчаковскими войсками при их отступлении. Дайте показания.
— Из села Бойково Бойкинского района Башкирской республики я действительно выехал в момент отступления колчаковских войск, боясь того, чтобы партизанские отряды не причинили мне и моей семье насилия, и прибыл в город Новосибирск в последних числах ноября 1919 года. Дальше я отступать не стал, потому что в городе Новосибирске жил в это время мой брат…
— Следствием установлено, что вы являетесь руководителем контрреволюционной повстанческой организации, созданной вами из числа церковников в Ордынском районе. Дайте показания по этому вопросу.
— Руководителем повстанческой контрреволюционной организации я не состоял и даже об этой организации ничего не знал и не слышал, и контрреволюционной деятельностью никогда не занимался.
— Вы врете. Следствие требует от вас правдивых показаний.
— Я следствию даю правдивые показания.
— В контрреволюционной деятельности и создании контрреволюционной повстанческой организации из числа церковников вы изобличаетесь свидетельскими показаниями.

Через два дня допрос был продолжен. Следователь зачитал отцу Николаю ложные свидетельства против него одного из арестованных вместе с ним священников, которого он хорошо знал. Но и это не сломило отца Николая. Между лжесвидетелем и отцом Николаем на следующий день была устроена очная ставка, на которой отец Николай не признал возводимой на него лжесвидетелем и следователем клеветы. Отец Николай не отрицал, что встречался со лжесвидетелем, разговаривал с ним о тяжелом положении духовенства при советской власти и «выражал свое недовольство местными органами советской власти, которые искривляют советские законы». Существование контрреволюционной организации, в создании которой обвинялся отец Николай, а также обвинение в распространении листовок антисоветского содержания он категорически отверг.
Через два дня, 20 сентября, отцу Николаю была устроена очная ставка со свидетельницей, которая оговорила его уже в том, что он якобы готовил поджог паровой мельницы в колхозе «Сибирское Красное Знамя» и начальной школы в деревне Ирменка. Эти показания лжесвидетельницы отец Николай также категорически отверг. В этот же день состоялся еще один допрос.

Очная ставка не сломила праведника.

1 октября 1937 года Тройка НКВД приговорила протоиерея Николая Ермолова к расстрелу.

Приговор был приведен к исполнению 26 октября 1937 года в Новосибирске.

Постановлением Президиума Новосибирского областного суда от 2 августа 1958 года Постановление Тройки УНКВД от 1 октября 1937 года было отменено и дело в отношении протоиерея Николая Ермолова прекращено за отсутствием состава преступления.

Сохранить

Сохранить

Оставьте комментарий!