google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Михаил Рыбин, иерей | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Михаил Рыбин, иерей

Февраль 16th 2013 -

Память: 4/17 февраля
Священномученик Михаил родился 26 октября 1877 года в селе Молоди Подольского уезда Московской губернии в семье крестьянина Федора Рыбина.

Окончив сельскую школу, он крестьянствовал; впоследствии, освоив ремесло гравера, занимался чеканкой окладов для икон.

Рано овдовев, он сам воспитывал сына и дочь. Когда дети выросли, Михаил Федорович принял решение послужить святой Матери Церкви и с 1919 года стал служить в храме псаломщиком, затем был рукоположен во диакона и в 1925 году – во священника ко храму Воскресения Словущего в родном селе Молоди. За ревностное служение отец Михаил был награжден наперсным крестом.

19 января 1938 года сотрудники НКВД допросили должностных лиц и дежурных свидетелей села Молоди. Председатель сельсовета показал, что отец Михаил, «неоднократно приходя в сельсовет по выяснению налогов, в присутствии колхозников, находящихся в помещении сельсовета, высказывал свои контрреволюционные убеждения о плохой жизни при советской власти... говорил: “Советская власть не считается ни с чем, только знает обкладывать налогами да притеснять духовенство”».

Вызванный на допрос председатель колхоза сказал: «Рыбин, проживая в селе Молоди, группирует вокруг себя активных церковников из контрреволюционно настроенных лиц и проводит среди них контрреволюционную деятельность... В результате... среди колхозников распространялись слухи о голоде и плохой жизни в колхозе. Так, в 1936 году вследствие засушливой погоды был низкий урожай. Рыбин совместно с церковниками распространил слух среди населения о том, что если колхозники не отслужат молебен, то все погибнет и будет голод. В результате часть колхозников не выходила на работу и уборка урожая задерживалась».

Свидетели также показали, что священник крестил школьников-подростков по просьбе матерей без согласия их мужей.

25 января 1938 года отец Михаил был арестован и заключен в тюрьму в городе Серпухове. Отвечая на вопросы следователя, священник, зная, что каждый ответ лютым безбожникам может принести беду не только ему самому, но и другим, сразу же при заполнении анкеты сказал: «Сам одинокий, связи ни с кем не имел. И точных адресов не знаю». Отец Михаил был допрошен всего один раз, в день ареста. Следователь спросил священника:

– Кого из служителей культа в Подольском районе вы хорошо знаете и с кем имели связь и знакомство? Назовите их фамилии и где они сейчас находятся.
– Из священников я хорошо знаю служивших и проживавших в Подольском районе: священника Петра Ворону, священника Михаила из села Валищево, священника Евгения из села Прохорово, священника Сергия из селения Сертякино и благочинного протоиерея Николая Агафоникова. Все они в данное время арестованы органами НКВД.
– Вы среди населения проводили антисоветскую агитацию, высказывая недовольство против политики советской власти и коммунистической партии. Признаете себя в этом виновным?
– Я не отрицаю, что, будучи священником в селе Молоди, с рядом своих прихожан, фамилии припомнить не могу, имел беседы по ряду вопросов политического характера. Приходившие ко мне прихожане обращались за советом по вопросу, быть ли им в колхозе или идти на производство, высказывая недовольство якобы необеспеченностью в колхозе и дороговизной жизни. В беседах с приходившими ко мне прихожанами я никогда не высказывался против мероприятий, проводимых советской властью, и виновным себя в антисоветской агитации я не признаю.

В тот же день следствие было закончено, и 2 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила отца Михаила к расстрелу.

Священник был переведен в Таганскую тюрьму в Москве, где с него 8 февраля была снята фотография для палача. Приговоренных к расстрелу было в то время так много, что исполнения приговора отец Михаил ждал еще неделю. Впрочем, тогда никому из осужденных не объявляли, к чему они приговорены, зачитывая приговор только перед казнью.

Священник Михаил Рыбин был расстрелян 17 февраля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Оставьте комментарий!