google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Иувеналий (Масловский), архиепископ Рязанский и Шацкий | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Иувеналий (Масловский), архиепископ Рязанский и Шацкий

Октябрь 24th 2014 -

 Священномученик Иувеналий (Масловский)

Священномученик Иувеналий (Масловский)

Память:  11/24 октября; в Соборах Российских и Соловецких новомучеников и исповедников; Курских, Липецких и Рязанских святых

Родился Владыка 15 января 1878 года в городе Ливны Орловской губернии в благочестивой семье дворянина Александра Масловского и жены его Анны. Мальчика назвали Евгением. Обучаясь в Ливенской гимназии, он уже тогда отличался от сверстников. Если у одного гимназиста лежали в столе роман или сборник стихов, то у Жени Масловского—Евангелие.

В 1900 году юноша поступил в Казанскую Духовную Академию. Ректором ее в то время был Преосвященный Антоний (Храповицкий), епископ Чебоксарский викарий Казанский. Пример епископского служения, Владыка Антоний пользовался глубокой любовью студентов и был одним из родоначальников монашества в Академии. За  период своего ректорства он постриг более шестидесяти студентов, большинство которых впоследствии стали архиереями.

10 февраля 1901 года принял постриг и второкурсник Евгений Масловский, и наречен был в иночестве Иу-веналием, в честь святителя Иувеналия, Патриарха Иерусалимского (память 2/15 июля).

25 февраля того же года монах Иувеналий был рукоположен во иеродиакона, а 31 июня 1902 года—архиепископом Димитрием (Самбикиным) Казанским и Свияж-ским—во иеромонаха.

В это же время в Казанской Академии учились известный впоследствии иерарх-подвижник Иларион (Троицкий) и будущий архиепископ Петр (Зверев).

В 1903 году иеромонах Иувеналий закончил Академию со степенью кандидата богословия и правом преподавания в семинарии, но на преподавательское поприще вступил лишь после годичного служения в Урмийской Православной миссии в Персии.

В августе 1904 года отец Иувеналий был назначен преподавателем гомилетики в Псковскую Духовную семинарию, а спустя полтора года последовал Указ Священного Синода о назначении его настоятелем Спасо-Елиазаров-ского Великопустынского мужского монастыря.

В апреле 1906 года, по воле Божией, отправился иеромонах Иувеналий в основанную в XV веке обитель, что в 29 верстах от Пскова, на берегу реки Толбы. В июне 1906 года иеромонах Иувеналий был возведен во игумена.

Четыре года подвизался в обители о.Иувеналий. Настоятель, он предал себя в полное послушание своему духовному отцу и наставнику старцу схиархимандриту Гавриилу.

16 октября последовал Указ Священного Синода      митр. Киевский и Галицкий о назначении игумена Иувеналия настоятелем новгородского первоклассного Юрьева монастыря. Четыре года возглавлял он Юрьев монастырь, с 14 декабря 1910 года в сане архимандрита.

24 августа 1914 года в Троицком соборе Александро-Невской Лавры в Петрограде епископскую хиротонию архимандрита Иувеналия во епископа Каширского викария Тульского совершили митрополит Владимир (Богоявленский) с членами Священного Синода. 28 августа, в день Успения Пресвятой Богородицы, новопоставленный Владыка преподал Богом данной ему пастве свое первое святительское благословение.

28 июля 1917 года, незадолго до октябрьских событий, указом Священнго Синода Владыка Иувеналий был назначен на Тульскую кафедру. Нелегко начался тульский период служения Владыки. Уже в начале 1918 года по губернии началось массовое выселение духовенства из церковных домов. Преследование церковных старост за продажу свечей, конфискация  личного имущества церковнослужителей вылилась в волну жестокого, безудержного террора.

23 января 1919 года был издан декрет «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». А в начале 1922 года безбожная власть обрела давно желанный повод для борьбы с Церковью. В самый разгар голода началась агитация за использование церковного имущества для якобы оказания «помощи голодающим».

Суду предавались не только отдельные духовные лица, но и целые церковные причты. В 1923 году епископ Иувеналий, протоиерей Успенский, староста Сынтарев были осуждены за совершение молебна перед иконой Божией Матери, найденной на колокольне Казанской церкви, а за отказ изъять ценности совет церкви заключили под стражу и трибуналом приговорили к трем годам лишения свободы. Всего же с начала года в связи с кампанией по изъятию церковных ценностей в Туле было расстреляно и замучено более шестидесяти лиц церковного звания.

По милости Божией Владыку вскоре освободили из заключения, и 17 октября 1923 года указом Священного Синода епископ Иувеналий был возведен в сан архиепископа и назначен на Курскую кафедру.

Неуютно встретил Преосвященного город. Улицы пестрели плакатами с карикатурами на духовных лиц и призывами к их уничтожению. Священников и монахов заставляли чистить улицы, сгребать снег с крыш, таскать дрова и воду, расчищать железнодорожные пути. Все это им полагалось делать в облачении, с крестами. По рассказам очевидцев, больно было видеть пастырей, идущих по улицам города с лопатами на плечах под конвоем красноармейцев.

В городе закрыли все двенадцать домовых церквей. В храме духовного училища на месте алтаря устроили сцену, а саму церковь обратили в танцевальный зал, где учили танцам красноармейцев. Иконы замазали краской, на их месте написали коммунистические лозунги, призывы, а вокруг лика Спасителя нарисовали пятиконечную звезду...

Общее число публичных доносов на духовенство, напечатанных только в центральных газетах и журналах, достигало многих тысяч. По доносам фабриковались дела, пастырей арестовывали, а их приходы автоматически, тихо, без лишнего шума закрывались. На Соловки, на верную гибель, гнали эшелоны со священнослужителями.

В феврале 1924 года якобы за «антисоветскую агитацию» был арестован и Владыка Иувеналий и отправлен по этапу в Соловецкий концлагерь.
В то время на Соловках находилось уже более 120 служителей Церкви, из них 25 архиереев. Сначала лагерное начальство было довольно снисходительно: заключенных епископов, священников и монахов поселили отдельно от уголовников—в бывшем Святительском корпусе, примыкающем к церкви митрополита Филиппа.

С б часов вечера в монастырском храме совершалось всенощное бдение, а в 4 часа утра—Литургия, которая заканчивалась к шести—началу утренней поверки и рабочего дня.

Знаменитый литургист, знаток церковного устава, поражавший современников исключительной памятью на церковные песнопения, Владыка Иувеналий начал в соловецкой ссылке работу над «Архиерейским Торжественником», составившим впоследствии шесть переплетенных томов (три тысячи страниц). Работая над материалом, Владыка сделал попытку связать практику древнерусских архиерейских служб, запечатленных в Чиновниках московского кремлевского Успенского собора, Холмогорско-Преображенского собора, нижегородского Преображенского собора, новгородского Софийского собора с современной церковной практикой, подвел так называемые «провинционализмы» под единые правила для всех архиерейских служб.

Соловки изменили жизнь не одного пастыря: их переписка ограничивалась лишь деловыми посланиями к близким родственникам, а то и вовсе прекращалась, рвались родственные связи, распадались семьи: жены, дети покидали мужей и отцов, не желая жить с «лишенцами». Если до Соловков многие священники вели активную духовную жизнь, имели влияние на прихожан, то после Соловков стали самыми заурядными священниками: ограничивались богослужениями, совершением треб и воздерживались, часто по просьбе верующих, от проповедей и всего, что могло бы вызвать новое «дело»...

В 1928 году вернувшийся из ссылки архиепископ Иувеналий был назначен на Рязанскую кафедру. Великий молитвенник, благодатию Божией он оказывал сильное влияние на молящихся. Его молитвенная настроенность передавалась и верующим, которые не просто присутствовали на службах, а жили одной семьей с отцом-архипастырем. Церковные службы Владыка очень любил, и они всегда проходили торжественно и благоговейно. Глубокой ночью люди спешили в Иерусалимский храм, где в присутствии Владыки совершались по-монастырски ночные службы-полунощницы. И как бы долго ни длилось богослужение, прихожане не замечали ни времени, ни усталости, и сразу же по окончании спешили в собор, куда архиерей должен был прибыть для совершения Преждеосвященной Литургии.

В собор Владыка ездил обычно на белой лошадке, которая сама знала дорогу к храму. Часто люди приходили задолго до приезда Владыки и, собравшсь у церкви, вглядывались вдаль. Но вскоре извозчику Симеону Скворцову запретили возить архиерея, и Владыка стал, прихрамывая, ходить в собор пешком. Хромать Владыка стал после пребывания в тульской тюрьме. Подстать архиепископу было и рязанское духовенство, на высоте—церковные хоры. Часто Владыка устраивал торжественные богослужения, старался, чтобы церковь всегда была украшена. Архиерей собрал вокруг себя священнослужителей-певцов. Хор духовенства, куда входили келейник Владыки игумен Евгений (Анохин), иеромонах Серафим (Крупнов), протодиакон Василий Баландин, диакон Борис Андреев, диакон Иоанн Бодряшкин,—превосходил правые хоры собора и всех остальных церквей епархии.

Отец Иоанн Бодряшкин был келейником архимандрита Ефрема, настоятеля Иоанно-Предтеченского монастыря города Казани, и ранее, в ноябре 1922 года, добровольно последовал за своим настоятелем в ссылку в Усть-Цильму. Впоследствии архимандрит Ефрем, духовный друг архиепископа Иувеналия, постоянно служил с ним в храмах

Рязани. Владыка Иувеналий упоминает в своих письмах об отце Иоанне Бодряшкине и архимандрите Ефреме.
В богослужения Владыка ввел некоторые новшества. Так, в течение всего Успенского поста совершались особые длительные службы с пением канона Божией Матери и чтением акафиста.

После праздника Успения вечером совершался чин погребения Божией Матери с пением стихов из Псалтири и чтением похвальных статий в честь Успения Богородицы. Завет Владыки сохранить «умилительные Успенские моления» исполняется в Рязани и по сей день. В 1934 году в Борисоглебском соборе был отслужен молебен по случаю двадцатилетнего служения Владыки в архиерейском сане.

Владыка Иувеналий принимал в епархию возвращающихся из ссылок священников, давал им приходы, по возможности помогал материально, говоря, что «люди эти заслуживают поощрения, потому что безропотно страдают из-за гонений на Церковь».

В 1935 году арестованный священник из Старожиловского района иеромонах Анатолий (Купряшкин) сбежал из-под стражи и около недели скрывался в доме Владыки, но был кем-то выдан, вновь арестован и сослан.

Радушно встретил Владыка игумена Кирилла (Зеленина), дал приход в селе Рыкова Слобода, но там батюшка, быстро собрав общину верующих, сумев привлечь к храму молодежь, навел на себя подозрения и был изгнан местной властью за якобы «антисоветскую деятельность». Владыка скрывал и его, и спустя некоторое время направил служить в села Спас-Утешье и Абакумове Рязанского района.

В декабре 1934 года в Рязань из ссылки прибыл протоиерей Александр Турлевский и был пострижен Владыкой в монашество с именем Фотий. (Позже отец Фотий был хиротонисан во епископа Читинского). Постоянно помогал бежавшим из застенок НКВД людям: в 1935 году арестованный священник из Старожиловского района иеромонах Анатолий (Купряшкин) бежал из-под стражи и скрывался в доме Иувеналия. В конце 1934 года им был пострижен с именем Фотий вернувшийся из ссылки протоиерей Александр Турлевский, будущий епископ Читинский.

22.01. 1936 арестован в Рязани. До 25.04.1936 заключен на Петровке, в Бутырской тюрьме. Сослан в Западную Сибирь (Мариинск-Томск, лагеря Сиблага НКВД). Работал в лагерях возле сел Чистюнька и Ворошиловка, Центральная усадьба при станции Топчиха Томской железной дороги. С 30.06.1937 отбывал срок в Томске. Последнее письмо получено в августе 1937. Расстрелян в ночь с 24 на 25 октября 1937.

Прославлен в Соборе Рязанских святых 10 (23) июня 1992 года Указом Святейшего Патриарха Московского всея Руси Алексия II.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Оставьте комментарий!