google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Иоасаф Панов, иерей | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Иоасаф Панов, иерей

Август 25th 2012 -

Память  13/26 августа

Священномученик Иоасаф Панов родился в 1860 году в семье священника Стефана Панова и его супруги Агнии Александровны. И мать, и отец его происходили из благочестивых семей: Агния Александровна была дочерью протоиерея Александра Левитского, а отец Стефан с детства воспитывался в доме священника Стефана Горных, который был его приемным отцом.

У отца Стефана Панова родилось семеро детей: сыновья Иоасаф, Михаил, Леонид, Африкан и Григорий и дочери Евгения и Августа.

Будучи воспитаны в истинном благочестии, трое сыновей: Иоасаф, Михаил и Леонид — впоследствии приняли священнический сан. Позднее, уже в советское время, священником стал и один из внуков отца Стефана — Гавриил Михайлович Панов.

В 1875 году Иоасаф окончил Далматовское Духовное училище, а затем в течение нескольких лет был псаломщиком в Вознесенском соборе Екатеринбурга. В 1889 году его рукоположили в сан диакона, и он стал исполнять свое служение в Свято-Николаевской церкви Верхне-Туринского завода Верхотурского уезда. Через два года, в апреле 1891 года, указом Преосвященного Поликарпа, епископа Екатеринбургского и Ирбитского, отец Иоасаф удостоился возведения в священнический сан и был переведен для служения в село Нижнее Екатеринбургского уезда.

Село это было основано в 1678 году на берегу реки Чусовой крестьянином-старообрядцем Скоробогатовым. В 1855—1860 годах в нем был построен деревянный однопрестольный храм во имя Архистратига Божия Михаила, с колокольней.

Во второй половине XIX века близ села «Нижнего была устроена пристань, благодаря чему оно стало перевалочной базой. Зимой к селу непрестанно тянулись обозы из Сибири с бочками меда, воска, топленого масла, с мешками пшеницы, ржи и овса, кулями мяса и сала. Все это передавалось на хранение до весеннего сплава местным жителям. Каждую весну село Нижнее заметно оживлялось, становясь многолюдным и шумным: для сплава барок с товарами по Чусовой в селе собиралось много бурлаков. Все это, несомненно, доставляло некоторые трудности местному священнику: ему приходилось духовно окормлять много пришлого населения — от бурлаков до купцов; состав прихожан постоянно менялся. Да и численность самого коренного населения села к началу XX столетия была уже немалой — более 2000 человек. Батюшке одному надо было совершать и богослужения, и таинства, и обряды: Исповедь, Крещение, Венчание, отпевание... Так, в трудах и неустанном служении прошли тринадцать лет его жизни.

В ноябре 1904 года отец Иоасаф был переведен на служение в Успенскую церковь села Тыгишского Камышловского уезда. Село это расположено близ озера Тыгиш, от которого и получило свое название. Деревянный Успенский храм был построен в нем в 1851 году. К началу XX века в селе проживало около 1000 человек, занимавшихся преимущественно земледелием; в зимнее время многие из мужчин нанимались на ловлю рыбы к рыбопромышленникам Каслинского и других заводов. В селе действовала земская школа.

В июле 1911 года отец Иоасаф по собственному прошению, видимо, из-за болезни, был уволен за штат, однако уже через полгода, в начале февраля 1912 года, ему было поручено временное заведование приходом села Мостовского Ирбитского уезда.

В 1914 году ко дню Святой Пасхи «за ревностное и полезное служение Церкви Божией» отец Иоасаф был удостоен награждения набедренником. В то время он являлся уже священником села Мироновского Верхотурского уезда, где в течение нескольких лет совершал свое служение вместе с другим будущим священномучеником, талантливым педагогом и ревностным пастырем, отцом Иоанном Шишовым.

После Октябрьского переворота 1917 года представители советской власти вначале относились к духовенству хотя и враждебно, но довольно сдержанно. Однако с апреля-мая 1918 года ситуация стала меняться в худшую сторону. 6/19 мая со­стоялся Пленум ЦК РКП(б), постановление которого гласило: «Выясняется, что в последнее время усилилась агитация духовенства против советской власти, решено повести против духовенства решительную письменную агитацию». Было принято решение «ввести в практику приговоры к смертной казни за определенные преступления»». Вскоре после этого в газете «Уральский рабочий» появилась статья «Борьба с клерикализмом», в которой некий Л. С. Сосновский писал, что «духовенство и монашество становится и идеологом, и фактическим руководителем гражданской войны в стане наших врагов. Церковные соборы, крестные ходы, послания, анафема, всяческая клевета на советскую власть, взвинчивание народных масс — черная рать располагает богатым арсеналом средств борьбы. И мы, перенося всю остроту классовой борьбы в деревне, должны поставить борьбу с клерикализмом не менее организованно». Если официально советское правительство легализовало террор лишь 23 августа/5 сентября 1918 года и самый размах его пришелся на сентябрь того же года, то на Урале эта трагедия разыгралась гораздо раньше — в июле-августе. В результате от красного террора на Урале духовенство пострадало больше, чем в других российских регионах.

В особенности безудержному произволу в этом отношении предавались красногвардейские отряды, наскоро формировавшиеся весной-летом 1918 года из местных рабочих и крестьян. Жестокость этих отрядов была такова, что даже сами большевики относились к ним подчас с недоверием. Об этом, например, писал в своих воспоминаниях в 1930-х годах А. О. Павловский, командир одного из этих отрядов: «Меня одно интересует: признает ли Ис[т]парт мною организованный отрят красногвардейским отрядом, тоест Егоршинский железнодорожный отряд, или просто бывшей бандой, и меня — как командира отряда иле бывшого атамана банды». И далее он пояснял, что отряд его все же не был бандой, так как воевал «за идею», отстаивая интересы молодой Советской республики...

13/26 августа в селе Мироновском были арестованы служившие там священники: отец Иоасаф Панов и отец Иоанн Шишов. Им было предъявлено обвинение в агитации против Советской власти и предложено следовать «на станцию Егоршино, в штаб, для допросов». Священники повиновались, но поехали не одни, а со своими сыновьями. Отца Иоасафа вызвался сопровождать сын Сергей, только что вернувшийся домой после окончания Духовной семинарии, а отца Иоанна — сын Владимир. Примерно на расстоянии одной версты от села, у леса, арестованные были остановлены грубым окриком красноармейцев, приказавших священникам и Сер­гею сойти с лошадей. «Ну, попы, вставайте в ряд, поднимайте руки вверх, молитесь своему Богу, сейчас вас расстреляем», — прозвучал приказ красных, когда арестанты сошли на землю. «Следует брань, залпы из ружей, и три жертвы принесены», — писали позже в газете «Уральская жизнь» со слов очевидца — Владимира, сына отца Иоанна. Так священники, служившие у одного престола, и смерть встретили вместе, мужественно и бестрепетно.

Священномученик Иоасаф Панов прославлен в Соборе новомучеников и исповедников Российских от Екатеринбургской епархии в 2002 году

Комментарии закрыты.