google-site-verification: google21d08411ff346180.html Священномученик Анатолий Ивановский, иерей | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Священномученик Анатолий Ивановский, иерей

Октябрь 29th 2012 -

Память 17/30 октября
Отец Анатолий родился 16 февраля 1863 года в селе Пектубаево Яранского уезда Вятской губернии, в семье священника церкви Рождества Христова Димитрия Ивановича Ивановского.

В июне 1883 года он окончил Вятскую Духовную семинарию и был назначен псаломщиком в Троицкую церковь села Салобеляк Яранского уезда Вятской губернии, позднее стал псаломщиком одной из церквей Яранска.

В 1887 году, решив продолжить образование, Анатолий Ивановский поступил в Казанский университет, где проучился три года и 30 апреля 1890 года был уволен по болезни согласно личному прошению.

В 1890—1892 г.г. он жил в Казани, в Елабуге и Чистополе, пел в церковном хоре. Потом А.Д.Ивановский переехал в село Шулка Яранского уезда Вятской губернии. Там жили родители его супруги, Юлии Михайловны, отец которой также был священником.

24 февраля 1895 года Анатолий Ивановский вновь поступил на епархиальную службу и был назначен псаломщиком в Предтеченскую церковь села Суводь Орловского уезда Вятской губернии, где прослужил до мая того же года.

11 ноября 1895 года он был поставлен псаломщиком в храм села Знаменское Яранского уезда Вятской губернии и нес это послушание до 17 февраля 1901 года, когда был рукоположен во диакона, а затем и во священника с назначением в Казанско-Богородицкую церковь села Салтак-Ял Уржумского уезда Вятской губернии, где прослужил семнадцать лет.

Отец Анатолий, помимо священнических обязанностей, уделял огромное внимание просвещению прихожан. Он нес послушание законоучителя в нескольких земских и церковно-приходских школах. О многом говорит это. На все хватало времени у активного, ответственного, преданного своему делу батюшки, всей душой любившего прихожан и стремящегося донести до них во всей полноте слово Божие.

Труды священника Анатолия Ивановского получили признание, батюшка имел несколько наград: набедренник (1905 год), скуфью (1913 год), юбилейный нагрудный знак в память 300-летия царствования дома Романовых, медаль в память 25-летия церковно-приходских школ. В сохранившихся клировых ведомостях церквей, в которых проходило его служение, говорится, что отец Анатолий вел себя скромно, поведения был «весьма хорошего». У него была большая дружная семья: супруга Юлия Михайловна, сын Всеволод, дочери Вера, Нина, Феофания, Ольга, Людмила, Наталия, Александра.

После революции 1917 года и прихода к власти большевиков начались гонения на Церковь. Советская власть использовала для этого и напряженную обстановку, сложившуюся в стране в ходе гражданской войны.

В сентябре 1918 года в уездные города Поволжья из Чрезвычайной комиссии Восточного фронта поступила телеграмма следующего содержания: «На Чехословацком фронте по всей прифронтовой полосе наблюдается самая широкая необузданная агитация духовенства против Советской власти. Ввиду этой явной контрреволюционной работы духовенства предписываю всем прифронтовым Чрезвычайкомам обратить особое внимание на духовенство, установив тщательный надзор за ними, и подвергать расстрелу каждого из них, несмотря на его сан, кто дерзнет выступить словом или делом против Советской власти. Приказ этот разослать уездным агитационным и волостным советам».

В Уржумской комиссии по борьбе с контрреволюцией 13 сентября 1918 года на это указание откликнулись так: «Уржумская комиссия по борьбе с контрреволюцией предписывает всех попов, выступивших с контрреволюционными проповедями и агитациями, немедленно арестовывать и препровождать в комиссию с протоколами обвинения».

4 октября 1918 года подобное указание еще более ужесточилось: «Комиссия предлагает попов, замеченных в противосоветской агитации, немедленно арестовывать и доставлять в комиссию, при сопротивлении же расстреливать на месте». Такая директива, к сожалению, нашла отклик на местах. Ревностное служение отца Анатолия, его твердая вера в Бога, то уважение, которым он пользовался среди прихожан, вызывали неудовольствие. Опьяненные революционными «свободами» представители новой власти стали добиваться смещения батюшки.

На основании так называемого «сигнала с мест» 17 сентября 1918 года священник Анатолий Ивановский был арестован Уржумским уездным чрезвычайным следственным комитетом по борьбе с контрреволюцией, «как белогвардеец, который ведет агитацию против Советов даже проповедями». На допросе 16 октября 1918 года отец Анатолий своей вины не признал, сказав: «Я населению своего прихода ничего на почве политической не говорил и агитации никогда не вел». А на вопрос, как он смотрит на закон об отделении Церкви от государства, прямо ответил, что это значит лишить государственную власть благословения Божьего. Батюшка сказал также, что признает Советскую власть в гражданских делах, а в церковных – нет. Верность Богу и Его Церкви, своему пастырскому долгу была для отца Анатолия превыше всего. «Виновным себя ни в чем не признаю, в том и подписуюсь. Анатолий Дмитриев Ивановский», – такой фразой заканчивается протокол первого допроса батюшки. Об этом же самом он говорил и на повторном допросе 18 октября, показав: «Против власти я лично не агитировал, а только читал воззвания Патриарха Тихона и Церковного Собора. Я предполагал, что я должен исполнять предписания высшей церковной власти и что Советская власть не должна вмешиваться в церковные дела согласно декрету об отделении Церкви от государства. Я исполнял свои обязанности, а если это не исполнять, то должно уйти с должности. Советскую власть признаю как факт и исполняю ее распоряжения. Для меня безразлично, какая власть бы ни была, лишь бы была она на христианских основах. Царское правительство для меня лучше в том, что Церковь не была отделена от государства. Вообще не задавался целью судить, какая власть лучше, какая хуже, лишь бы были между людьми братские отношения». Конечно же, никакой контрреволюционной деятельности батюшка не вел, а пострадал за веру, за то, что добросовестно выполнял свои обязанности и не скрывал своих убеждений.

Отец Анатолий пользовался на приходе огромным уважением. Причт Салтак-Яльской церкви выступил в защиту своего пастыря.

23 сентября 1918 года диакон Иоанн Иванов и псаломщик Федот Ефремов направили в органы Советской власти следующее прошение: «17 сентября 1918 года священник села Салтак-Ял Анатолий Ивановский был взят военной силой и увезен в Уржум на заключение в темницу. По какой причине, мы совершенно объяснить не можем, так как в поведении отца Анатолия Ивановского мы не замечали никаких противозаконных действий: проповедей на политические темы не произносил, а произносил лишь на религиозные темы поучения». Однако эти слова никем не были услышаны. Советская власть искала врагов и находила их. Никто и слышать не хотел прихожан, говорящих о том, что священники несут людям не слова вражды, а слово Божие.

Постановлением Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем и преступлениями по должности при СНК на Чехословацком фронте от 18 октября 1918 года священник Анатолий Ивановский был приговорен к расстрелу.

Приговор приведен в исполнение 30 октября 1918 года близ города Уржум.

А. Д. Ивановский реабилитирован 1 июля 1992 года прокуратурой Кировской области согласно ст.3 и 5 Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года. Его судьбу повторили сотни и тысячи священнослужителей, в один миг ставших врагами новой власти. За них, новомучеников и исповедников Российских, молится Святая Церковь, молимся все мы.

Комментарии закрыты.