google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Роман Киржачский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Роман Киржачский

Август 10th 2012 -

Преподобный Роман Киржачский

Память 29 июля/ 11 августа

Учитель и ученик... Так составляется и так венчается жизнь человека и здесь, на земле, и там, в Царстве Небесном, если она от Истины и истинна.

Святые Сергий Радонежский и Роман Киржачский явили миру не просто жизнь, но Свет жизни, став Его вечными светочами.

Более половины столетия протекло после печального прощания русских людей с «солнцем Русской земли», благоверным князем Александром Невским. Буйные князья сводили друг с другом самоубийственные счеты, обескровливая и обессиливая Русь до тех пор, пока на великокняжеском столе не оказался Иоанн Данилович, прозванный в народе за щедрую милостыню Калитой. При нем укрепилось и возросло Московское княжество, успокоилась Русь, «и наступила давно не испытанная тишина в Русской земле».

В тот период молчаливого собирания народных сил новое солнце тихо восходило на духовном небосклоне нашего Отечества. В глухих дебрях Радонежских лесов, на горе Маковец, преподобный Сергий строил обитель во имя Пресвятой Троицы. Много сил, терпения и мужества требовалось для того, чтобы в лесной пустыни загорелся светильник православной веры. Молва о новом пустынножителе и его обители скоро распространилась по Руси, привлекая к нему любителей уединенного монашеского жития. Одним из близких учеников преподобного Сергия был монах Роман.

Преподобный Роман родился в первой четверти XIV века. Мы не имеем точных сведений о месте и времени его рождения, но церковное предание сохранило память о том, что с юных лет сердце отрока загорелось любовью ко Христу и стремлением к монашеству. Его светлую душу влекло молчаливое служение Богу в смиренной тишине удаленного монастыря. Мутное кипение мирской суеты тяготило ее. Услышав о дивном Радонежском пустыннике, Роман отправился в его обитель, поступил в число братии Троицкого монастыря и всецело предал свою волю в духовное руководство преподобного Сергия, став преданным и послушным учеником.

Преподобный Сергий с любовью принял Романа, предложив ему, по обычаю, срубить для себя келью. Проста и скудна была жизнь пустынников. Зачастую не хватало свечей и вина для богослужения. Братия служили при свете березовых или сосновых лучин. Богослужебные книги, по свидетельству преподобного Иосифа Волоцкого, писались тогда в обители на бересте из-за недостатка средств. Случалось, что насельникам пустыни вместе с игуменом приходилось по несколько дней ничего не вкушать, поскольку устав обители запрещал собирать милостыню по окрестным селениям. Слабейшие роптали на своего преподобного авву, но он мудро увещевал их предавать себя терпению, как учителю жизни. По молитве святого игумена Сергия Господь скоро посылал щедрых жертвователей в монастырь, где бедность была истинным духовным сокровищем.

Вместе со всеми смиренно переносил Роман холод, скудость и неустройство северной пустыни. Ее суровые условия закаляли волю, укрепляли и воспламеняли в юном подвижнике веру в Промысл Божий, углубляли доверие к своему духовному отцу.

По уставу монастыря Роман, поступив в число братии, должен был пройти жесткий искус новоначального. Тому, кто хотел принять иноческий постриг, игумен выдавал длинную одежду из черного сукна. Вместе со всеми ученик проходил ряд послушаний и только после испытания его твердости постригался.

По всей вероятности, во второй половине XIV века, 1 октября, в день празднования Покрова Пресвятой Богородицы и памяти преподобного Романа Сладкопевца, ученик великого Сергия принял монашеский постриг в честь святого Сладкопевца. Не исключено, что выбор святого покровителя объяснялся музыкальными способностями Романа. После принятия ангольского чина для новоначального подвижника пост и молитвенное делание стали правилом всей его последующей жизни.

Как большинство русских обителей XIV века, Сергиева пустынь первоначально была своекоштной, или особножитной. Игумен был общим руководителем для всей братии, монахи вместе молились, собираясь в церкви, но в отношении пищи, одежды, жилья они были совершенно самостоятельны. С укреплением и расширением Сергиевского монастыря умножилось число его насельников. Постепенно вокруг него образовалась монастырская слобода, рядом с монастырем пролегла дорога из Москвы в северные русские города.

Изменение положения обители заставляло игумена Сергия серьезно задумываться над изменением, устава монастырской жизни. Сердце преподобного особенно склонялось к древней практике строгого общинного жития, где монахи не имеют в личном пользовании никаких вещей, тем более, денег. Братия тесно связаны друг с другом цепью общих послушаний, составляя единый живой организм. В идеале общежительный монастырь возрождал структуру древнехристианской церкви, где у «множества уверовавших было одно сердце и одна душа, и никто ничего из имения не называл своим, но все у них было общее».

По благословению святителя Московского Алексия, после получения письменного пожелания константинопольского патриарха Филофея, в 1354 году, преподобный Сергий ввел в монастыре общежительный устав. Строгость восточного устава вызвала недовольный ропот многих братий. Некоторые тайком уходили из обители. В то же время вернулся из Москвы старший брат преподобного Сергия, Стефан. Ропот несогласных нашел у него поддержку тем более, что Стефана внезапно охватила мысль о своем первоначалии в обители.

Однажды в субботу, во время вечерней службы, когда преподобный Сергий в алтаре облачался, его брат стоял на левом клиросе. Заметив, что канонарх взял в руки книгу, Стефан сурово обратился к нему: «Кто дал тебе эту книгу? — Игумен дал ее мне, — смиренно ответил канонарх.— Кто игумен на этом месте? — с гневом возразил ему Стефан. — Не я ли первый пришел на это место?» Раздраженный Стефан продолжил свою речь словами, которые агиограф Епифаний Премудрый, не решился воспроизвести. Преподобный Сергий слышал из алтаря вспыльчивую речь брата, но спокойно провел службу, ничем не показывая своего огорчения. После окончания богослужения, не желая давать повод к соблазну, игумен Сергий тайно оставил монастырь.

Житие преподобного Сергия XV века, написанное Епифанием Премудрым и пересмотренное Пахомием Логофетом, повествует о том, что преподобный вышел из монастыря совершенно один. Однако источник XVII—XVIII века «Книга, глаголемая описание о российских святых» утверждает, что преподобный Сергий, уходя, взял с собой ученика своего Романа.

Позднее свидетельство подкрепляется устойчивым устным преданием, согласно которому Сергий оставил обитель вдвоем с преданным учеником Романом. После длительного перехода, пройдя около двадцати километров, игумен и его ученик сильно утомились. Роман почувствовал жажду и. не в силах долее терпеть, обратился к преподобному с просьбой помолится Богу, чтобы Господь извел из близлежащей горы воду, как некогда Он извел воду из скалы по молитве пророка Божия Моисея. Видя горячую веру ученика, за послушание ему, преподобный Сергий взмолился ко Господу и ударил посохом по склону горы, из которой немедленно забил холодный источник целительной воды. Так возник знаменитый Гремячий ключ.

Покинув Троицкий монастырь, преподобный Сергий пришел к своему другу, игумену Махрищской обители Стефану, и попросил дать ему одного из братии в проводники по окрестным местам, дабы поставить новый монастырь. Преподобный Стефан избрал для своего друга и собеседника монаха Симона. Долго искали черноризцы, но нигде не успокаивалось сердце преподобного Сергия. Дойдя до берега быстро-струйной реки Киржач, путники увидели высокий живописный холм, склоны которого покрывала пушистая зелень. Высокие вязы рядами спускались к прозрачным струям Киржача. Преподобный узнал духом место, которое искала его душа. Здесь и начал он строить новую обитель во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, которая посетила впоследствии игумена Сергия в келье незадолго до его блаженной кончины.

В осиротевшем Троицком монастыре царило всевозрастающее смятение: насельники повсюду пытались отыскать своего первоигумена и старца. Один из них, зная о дружбе преподобных Сергия и Стефана, что на Махре, зашел в монастырь последнего и нечаянно узнал о местопребывании Троицкого игумена. От радости брат поспешил вернуться в свой монастырь, чтобы утешить остальных.

После того как обнаружилось новое место подвигов аввы Сергия, к нему стали потихоньку переходить его ученики. Вначале подготовили кельи для жилья, затем пришло время для строительства самой церкви. Нет сомнений, что одним из верных помощников преподобного Сергия в устроении Киржачской обители был смиренный монах Роман, ставший ее наследным игуменом, независимо от того, пришел ли он вместе с учителем, либо ушел вслед за ним.

Создание нового храма требовало благословения московского иерарха. Получив его от митрополита Алексия, преподобный Сергий принялся за строительство церкви. Особенное впечатление производит молитва преподобного, которую он пролил тогда к Богу, Вечному Содетелю неба и земли: «Господи Боже мой, в древности уверивший Иоиля многими великими чудесами, и законодавца Своего Моисея известивший многими и великими знамениями, показавший Гедеону руном образ победы, Сам ныне, Владыко Вседетель, услышь меня, грешного раба Своего, молящегося Тебе! Приими молитву мою и благослови место сие, которое благоизволил создать в Славу Твою, в похвалу же и честь Пречистой Твоей Матери, Честного Ее Благовещения. Да и здесь всегда славится Имя Твое, Отца и Сына и Снятого Духа!» Призвав Божие благословение, начали рубить церковь.

Ни много, ни мало, около четырех лет строилась Богородицкая обитель. Многие братия тотчас по велению сердца перешли в нее из Троицкого монастыря. Оставшиеся скорбели, лишившись мудрого духовного руководства, и соборно решили настоятельно просить святителя Алексия вернуть игумена Сергия в монастырь на Маковце. Известно, что старец-митрополит глубоко чтил преподобного. Сожалея о разорении Сергиевской обители, он с радостью откликнулся на мольбы монахов. Целое посольство из двух архимандритов святитель отправил в Благовещенский монастырь для возвращения в обитель Святой Троицы ее первоначальника. Вместо себя митрополит Алексий просил преподобного оставить в Киржачском монастыре самого искусного и верного из своих учеников, которым и стал блаженный Роман.

Послушно исполняя волю святого старца, игумен Сергий вначале предложил настоятельство в обители на Киржаче близкому ему Исаакию. Но Исаакий более всего возлюбил безмолвное житие — непрестанное молитвенное общение с Богом и умолил своего учителя благословить его на более сродный ему подвиг безмолвия. Усмотрев в стремлении Исаакия волю Божию, преподобный Сергий благословил на игуменство и управление Киржачским монастырем Романа, с которым он пришел на место сие. Кротко ответил любимому авве согласием на большое и трудное послушание этот избранный ученик и отправился в Москву за утверждением в нем. Святитель Алексий рукоположил Романа во иеромонаха и даровал ему сан игумена Благовещенского Киржачского монастыря. Годом основания обители принято считать 1358-й. Так же, как в Троицкой обители, в Киржачском монастыре вскоре был установлен общежительный устав. Благовещенский монастырь с самого своего основания до упразднения в 1764 году оставался сродным Троице-Сергиевой обители. Согласно мнению церковных историков, преподобный Роман вошел в летопись Киржачского монастыря как его первый игумен.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.