google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Алексий (Соловьев) Зосимовский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Алексий (Соловьев) Зосимовский

Октябрь 1st 2010 -

Память 19 сентября/ 2 октября, в Соборе Московских святых

В миру Соловьёв Фёдор Алексеевич, родился 17 января 1846 года в Москве в многодетной семье протоиерея Алексея Петровича Соловьёва, настоятеля храма во имя преподобного Симеона Столпника, что за Яузой, за сорокалетнюю педагогическую деятельность ему было пожаловано потомственное дворянство.

Личность отца и его образ жизни были основой нравственного и духовного становления великого старца.

При крещении его нарекли в честь великомученика Феодора Тирона. Крёстным отцом был его дядя, протоиерей Глаголев Матфей Дмитриевич, а крёстной матерью — бабушка Анна Андреевна. Начальной грамоте он учился у своего будущего тестя, диакона соседнего храма отца Павла Смирнова. Когда малыша везли на санках к учителю, ему давали с собой бутылочку с чаем и конфетку. Чай Федя выпивал сам, а конфетку всегда отдавал Аннушке, маленькой дочке отца Павла, на которой потом, по воле Божией, и женился.

С малых лет мальчик отличался серьёзностью, строго соблюдал посты, не шалил, уклонялся от весёлого общества и шумных развлечений, был очень привязан к отцу, заботился о нём. Дети в спорах часто обращались к нему, чтобы он их рассудил. Фёдор любил музыку и, научившись играть на рояле, исполнял церковные песнопения и пел в хоре. Самыми любимыми песнопениями у него были ирмосы канона «Яко по суху пешешествовав Израиль» и он всегда плакал от умиления, слушая их. Также прислуживал в алтаре своему отцу, выходя со свечкой и подавая кадило. Постился с самого раннего возраста, как себя помнил.

Его мать Мария Федоровна умерла в 1854 году, когда ему исполнилось 8 лет.

Закончил Андрониевское духовное училище. В этот период с ним случилось несчастье. Как-то на колокольне язык колокола ударил его по голове и мальчик ослеп на один глаз.

В 1866 году окончил семинарское образование по первому разряду, вторым в списке выпускников, хотя учеба давалась ему не легко. Он отдавал ей все время, исключив чтение для развлечения и всякие вечеринки.

После семинарии не пошёл в Духовную Академию, потому что не чувствовал в себе особого призвания к богословской науке. Он хотел служить Господу в скромном звании приходского диакона в кругу «домашней церкви».

12 февраля 1867 году друзья детства Фёдор Алексеевич и Анна Павловна повенчались. А 19 февраля был рукоположен в диакона в Чудовом монастыре. Митрополит Московский Филарет (Дроздов) назначил отца Феодора в храм cвятителя Николая в Толмачах, которому он покровительствовал.

23 июля 1868 года родился сын Михаил. Но на пятом году супружества Анна, простудившись, заболела скоротечной чахоткой и в январе 1872 года скончалась. Когда отпевали Анну Павловну, у отца Феодора не было сил служить. Он стоял рядом с гробом, неотрывно смотрел на любимое лицо, и слезы катились по его щекам. Первое время «безысходная тоска одолевала» молодого дьякона. Настоятель церкви протоиерей Василий решил привлечь дьякона Фёдора к работе в редакции «Душеполезное чтение», чтобы он «нашел облечение — в труде». Редакционные заботы пробудили у дьякона Фёдора интерес к литературной деятельности, ему приходилось читать много духовной литературы, писать статьи для журнала, некоторые их них позже были изданы отдельными брошюрами.

Кроме богослужений в хра­ме, отец Феодор участвовал вместе с отцом Алек­сием Мечевым, тогда еще диаконом, в народных чтениях. Одновременно он безвозмездно препода­вал Закон Божий в сиротском приюте, а также в частном приюте Смирновой и в нескольких домах прихожан, в том числе у известного славянофила Самарина Ю.Ф., жившего в доме графини Сол­логуб, почти напротив церкви. Этот большой и красивый дом, сохранившийся до наших дней, украшен фронтоном с коринфскими колоннами и медальонами тончайшей работы. От улицы его отделяют величественные ворота и кружевная чу­гунная решетка. Этот дом отцу Феодору приходи­лось посещать вместе с отцом Василием для со­вершения домашних всенощных, после которых затевались интереснейшие беседы. Их участника­ми, кроме Самариных и графини Соллогуб, были их друзья-славянофилы: князь Черкасский с суп­ругой, И. С. Аксаков с супругой (А. Ф. Тютче­вой), С. М. Сухотин, братья Васильчиковы, Бу­турлины, князь Оболенский. В конце 70-х годов в этом обществе стал появляться еще молодой, но уже получивший известность философ Владимир Сергеевич Соловьев. Позднее старец Алексий в Зосимовой пустыни с удовольствием вспоминал эти беседы с передовыми, знаменитыми деяте­лями той эпохи. Они расширили его кругозор и научили общаться с представителями высшего общества, что пригодилось, когда к нему как к старцу обращались за советом высокопоставлен­ные богомольцы из Москвы и Петербурга. В 80-е годы дом графини Соллогуб купила казна и учредила в нем 6-ю мужскую гимназию, в которой учились известные впоследствии писа­тели Иван Шмелев и Михаил Дурново. Они впоследствии теп­ло вспоминали о годах учебы и о добром диаконе отце Феодоре.

Старался никогда не отказывать в помощи нуждающимся, не только ежедневно раздавал деньги нищим, но и помогал бедным, чем мог: приглашал в дом, кормил, одевал нуждающихся. Однажды на улице дьякон снял с себя верхнюю рясу и отдал дрожащему от холода нищему.

В мае 1895 года после 28-летнего служения покинул Николо-Толмачёвский приход.

4 июня 1895 года был рукоположен в пресвитера и определён в штат Кремлёвского Успенского собора — главного собора России, хранящего великие святыни: Владимирскую чудотворную икону Божией Матери, мощи Святителей-чудотворцев: митрополитов Петра, Ионы, Филиппа и Гермогена.

Он получил приглашение от Митрополита Московского Сергия. Московский Митрополит решил восстановить в Успенском соборе древнее столповое пение, при котором вместо псаломщиков на клиросе поют пресвитеры и диаконы в унисон, для этого «голосистых» диаконов искали по всем приходам Москвы.

Отец Феодор служил, как всегда, благоговейно, истово и не спеша, часто внеочерёдно, за других. После литургии охотно служил заказанные молебны и панихиды. Если служил другой клирик, он молился в алтаре, в нише. Утром, войдя в собор, первым делом подходил к образу Владимирской иконы Божией Матери и молился, затем шёл в алтарь. После литургии он с радостью служил молебны перед великой иконой, а вечером, покидая собор и, по своему обычаю, обходя с молитвой и поклонами все святыни, обязательно задерживался перед любимым образом Владимирской, прося Богородицу о помощи и заступничестве.

Он пользовался в соборе всеобщей любовью и уважением. Уже через два года по принятии им священнического сана он был единогласно избран духовником соборного причта, а ещё через год, незадолго до ухода в монастырь, стал протопресвитером. После того, как его сын окончил Московское техническое училище и женился на дочери богатого лесопромышленника Мотова, путь в монастырь для батюшки, давно тяготившимся мирской суетой, был открыт. И в октябре 1898 года протопресвитер Феодор Соловьёв ушёл из Успенского Собора, прослужив в нём 3 года и 4 месяца, и поступил в Смоленскую Зосимову Пустынь, находящуюся к северу от Москвы на железнодорожной станции Арсаки.

30 ноября 1898 года был пострижен игуменом Зосимовой Пустыни отцом Германом (Гомзиным) в иеромонаха с именем Алексий, в честь cвятителя Алексия, митрополита Московского. День его Ангела празднуется 12 февраля. Это был и день их венчания с женой.

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.