google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Алексий (Кабалюк) Карпаторусский исповедник | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Алексий (Кабалюк) Карпаторусский исповедник

Март 24th 2011 -

Преподобный Алексий (Кабалюк) Карпаторусский исповедник

икона: Алексий Карпаторусский

21 октября 2001 года состоялось событие, значение которого сейчас даже трудно оценить, настолько оно духовно глубоко. На святой земле Карпатской Руси прославлен в лике святых Преподобный Алексий, Карпаторусский Исповедник. Что же здесь дивного? – разочаруются иные: еще один святой, сколько их было – новомучеников и исповедников в 20 веке на нашей многострадальной земле?

А дивно то, что в наше время разделения народа и глумления над ним, время безвластия, беззакония и безбожия прославлен в лике святых человек, в котором великая Благодать Отца Небесного смогла победить ненасытно враждующий мир и победить на последнем маленьком островке земли некогда святой Руси, затопленной в 20 веке кругом морем крови от богоборчества и братоубийства.

В самом сердце Европы протянулись над Дунаем дивной дугой горы Карпатские – прародина славянства и колыбель Великой Руси. Отсюда русины переселялись в древности на вольные земли северо-востока (Волынь) и далее на Днепр, Волгу, Сибирь, Дальний Восток, Русскую Америку (Аляску), Северный Кавказ, Среднюю Азию, пока не стали величайшим народом Европы.

А полузабытая прародина продолжала в эти две тысячи лет жить своей таинственной жизнью, посылая новых и новых сыновей и дочерей вслед за прежними – на Восток. Восток ширился, богател, набирался сил, учреждал Патриаршество, создавал Империю на трех океанах. А карпатская прародина в центре Европы стискивалась все туже и туже – венграми, румынами, поляками, турками, австрийскими немцами – с равнины народ вытеснялся в горы, спасаясь там от навязанного католицизма в форме церковной унии и террора. Каждое новое поколение подымало восстание, вело партизанскую войну опять и опять, пока за многие века кровью русинов не переполнились родные горы и долины, и граница между Австро-Венгрией с танцующей столицей – веселой от славянской крови Веной и Российской Империей, не стала пролегать в 6 верстах от Почаевской Горы – это был не железный, а кровавый занавес.

И вот тогда-то, когда древний самобытнейший народ довели до такой нищеты и унижения, что тысячи, а потом и десятки тысяч крестьян от безысходности выехали в Америку и там узнали о Православии и Царской России – вот тогда-то и началось великое православное возрождение русинского народа, Апостолом которого почитается Преподобный Алексий, Карпаторусский исповедник.

Святой, в миру носивший имя Александр Иванович, родился в селе Ясиня (сейчас Раховский р-н Закарпатской Украины, а тогда – глухое место двуединой Австро-Венгерской Империи). Родители его были благочестивы и совершенно не догадывались, что принадлежат к греко-католическому исповеданию, искренне считая себя православными (так обманывали народ долгие десятилетия, пользуясь нищетой и изолированностью горных сел).

Для русинов-детей были закрыты не только университеты, но даже и школы в том смысле, что там могли учиться только желающие стать «полноценными» мадьярами (венграми), а не «мадьярами, говорящими по-русски» — так официально называли в Австро-Венгрии русинов. Поэтому, за каждое слово, сказанное ребенком в школе на родном языке, полагалось пять ударов тяжелой плеткой. Говорить по-русински считалось неприличным, невежественным, диким. С детства пришлось Александру страдать за родной народ. По окончании церковно-приходской школы он хотел учиться дальше, но родители понимали, что в университете заместо грубой плетки будет литься в душу тонкий яд клеветы на родной народ и Россию. Александру пришлось отказаться от своего стремления, так как Австро-Венгрии не нужны были образованные русины, а нужны были образованные немцы и мадьяры.

Юноша достает книги, много читает, стремясь добраться до правды, узнать больше про Веру в Бога,… а в это время приспела пора служить Австро-Венгрии в рядах ее армии. Там ждали молодого русина новые унижения и издевательства. Жизнь была тяжелой – в гуцульских горах коварный климат и нету хорошей земли, нелегко содержать и скот. Из братьев и сестер двое мальчиков умерло еще в детстве, Александр был старшим ребенком и много работал, а, вернувшись из армии, едва успел застать в живых умирающего отца.

Нужно было выбирать жизненный путь. В это время было уже немало тайных православных среди русинов, и юноша обратился к одному прозорливому старцу из Биксадского монастыря, что впоследствии отошел к Румынии вместе с Русинским Залесьем (по-румынски Трансильвания). Старец решительно сказал, что если Александр желает жить, то должен оставить всякие мысли о женитьбе и думать только о служении Богу. Обрадованный Александр вернулся на Родину и Божьей волею встретил человека, который рассказал ему о православных святынях Киева – Русского Иерусалима, об Истине Святого Православия и подарил книгу святителя Димитрия Ростовского «Духовный алфавит», с которой потом Избранник Божий не разлучался долгие годы. Из России Александр вернулся в 1905 году, привезя много духовных книг и сразу же начал проповедь Православия по монастырям и селам. Он вспоминал потом: «Всюду, где только можно, я со своими сподвижниками проповедовал Святое Православие».

Народ тянулся к истинной Вере своих отцов, и тайное собрание православных в городе Хусте уже включало представителей от 30 сел – именно в этом городе в 1734 году умер последний православный епископ – Досифей Федорович, и отсюда тело его было увезено в Угольский монастырь, насильно закрытый вместе с множеством других православных обителей в 1788 году императором Австрии Францем-Иосифом. Многие монастыри тогда приходилось брать с боем австрийским войскам, и теперь тоже разгоралась борьба нешуточная.

Александр снова едет в Киев, возвращается и опять обходит все Закарпатье, потом едет в Почаев – и опять на родину. В 1908 году едет на Пасху в Иерусалим, поклоняется Богу на святых местах земной жизни Спасителя и промыслительно оказывается на Святой Афонской Горе. Там уже есть православные монахи – русины, и здесь Духовный Совет Свято-Пантелеймонова монастыря 8 июля, в праздник Казанской иконы Божьей Матери торжественно присоединяет к Православию великого исповедника истинной Веры. Архимандрит Михаил вручает святому благословение Святой Горы – горам Карпатским — икону Божьей Матери Акафистную.

История прославления этого образа преобразовала собою историю Карпатской Руси и недаром икона Божьей Матери носит и второе имя – «Предвозвестительница» (память 10 октября по церковному стилю / 23 октября по гражданскому календарю).

В 13 веке, после 4-го крестового похода, разгромившего вместо мусульманских войск Константинополь – не без вины самого византийского императора, часть рыцарства, вдохновляемая Римом, решила захватить Афон, чтобы подчинить его Папе Римскому.

Афонский старец, живший близ Зографского монастыря, читал акафист Божьей Матери перед иконой и вдруг услышал от нее голос: «Радуйся и ты, старец Божий!.. Не бойся, но иди скорее в монастырь и объяви игумену и братии, что враги Сына Моего и Мои уже близко. Кто слаб в духе терпения, тот пусть скроется, пока пройдет искушение; но желающие страдальческих венцов пусть остаются».

Едва старец вошел в монастырь, как увидел, что икона опередила его. Часть братии скрылась в горах, а 26 иноков, включая настоятеля и Старца, заперлись в башне вместе с Заступницей рода христианского.

На льстивые речи и обещания обогатить в случае подчинения Папе Римскому иноки ответили: «У нас глава Церкви Христос, и мы все скорее умрем, чем дозволим осквернить святость этого места вашим насилием» – и враги, разъярившись, заживо сожгли мучеников, обложив башню хворостом. Под пеплом православные потом обрели нетленную икону Акафистную – Предвозвестительницу, и она, спустя века, отправившись на Карпаты в точном списке в руках Святого Исповедника, предвозвестила русинам, что они примут страдальческие венцы мучеников и исповедников за верность Богу.

Еще со времени свв. Кирилла и Мефодия и их учеников здесь уже торжествовала Православная Вера. Вытесненный в горы народ сохранил ту нравственную чистоту, без которой невозможна верность Богу. Кто хотел более легкой жизни – становился мадьярином, поляком, чтобы сытнее жить на равнине. А те, кто свято хранил веру и имя своего народа – потомки тех зачастую не жалели самой жизни ради чистой Веры в Бога. Александр происходил из самого глухого места Карпат – Гуцульщины, где самые высокие и крутые горы до сих пор заставляют людей просеивать землю от камней на крошечные огороды. Но это был меридиан Афона – в селе Ясиня минута в минуту шло одинаковое со Святой Горой время.

Православие распространялось в народе все сильнее и сильнее, несмотря на репрессии. Особенно быстро это происходило в Мармороше – Мраморной, белой долине Тиссы – русой белокурой реки, как ее любовно называл народ, и где, как считал великий учитель славянства русин Адольф Добрянский, издревле жило племя белых сербов, называвших себя русинами вместе с жившим к Западу племенем Белых Хорватов. Здесь, опираясь на более чем десяток монастырей, помогая движению опришков, народных мстителей, укрывая православных священников, бежавших с Запада, народу удалось сохранить Православие до конца XVIII века, продержавшись полтора века в борьбе с ненавистной ужгородской унией 1646 года и Австрийской Империей. Лишь террор, обман и изоляция могли лишить русинов родной веры, но теперь русины стали узнавать правду, ехали в Америку, где было Православие, и Сербы православные были близко, – поэтому оставалось врагам Православия только одно оружие – террор.

В Хусте – втором по значению городе Мармороша после Марморош-Сигота снова собрался тайный съезд Православных Русинов. Ближайшим селом к городу Хусту было село Иза, где еще в 1903—1904 годах множество крестьян увезли в Марморош –Сигот, где судили за государственную измену, которой считался для русинов переход из греко-католической веры в Веру Православную. Сейчас шел 1909 год. С неимоверным трудом жителям двух сел Изы и Великих Лучек удалось официально перейти в Православие и войти в Сербскую Православную Церковь, но власти не допускали на Закарпатье ни одного священника. Для совершения таинств нужно было ехать многие версты до сербских храмов, но народ был слишком нищ, чтобы большинство могло это сделать. Если еще десять лет назад православное большинство было только в трех селах – Иза, Великие Лучки и Бехерево, то теперь десятки сел стали Православными, и народ решил послать в Россию Александра как самого достойного Русина для принятия Священного сана. Бесконечно тронутый любовью родного народа, чувствуя многие святые благословения и пламенные молитвы за него, Александр отправился в Русское Царство и, по неизреченному промыслу Божьему, ему суждено было стать священником Бога вышняго и монахом в Холмской Руси – в Яблочинском монастыре – на земле, где многие века страдал Православный народ под польским игом – и продолжал страдать, ибо после присоединения к России край остался в административном управлении польской шляхты, презрительно называвшей измученный православный народ «Хлоп (холоп) и поп» – так смешно для польских дворян звучало нищее бесправное крестьянство и такое же нищее и бесправное православное духовенство. Много лет Епископ Холмский Евлогий — печальник Холмской Руси пробивал через Государственную Думу законопроект о выделении края из Польши в новую Российскую губернию, что произошло только в 1914 году. Эта самоотверженная борьба владыки Евлогия еще больше вдохновляла Александра на свою борьбу, и в радости от увиденного наступления Православия в Холмщине, от братского отношения и понимания, от все сильнее разгоравшейся надежды на лучшую долю для своего народа, Святой спешит домой – поделиться Верой, Надеждой и Любовью…, но там его схватывают жандармы, делают обыск, отбирают паспорт и устанавливают постоянную слежку. Исповедник под чужим именем, с поддельным паспортом вынужден покинуть на время своей страдающий народ, чтобы у него был свой священник, не боявшийся смерти.

Pages: 1 2 3 4

Комментариев к записи: 1 “Преподобный Алексий (Кабалюк) Карпаторусский исповедник”


  1. Андрей сказал:

    Спасибо автору за хорошую познавательную статью.

    Пребодобный Алексие Карпаторусский Исповедник моли Бога о нас!