google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святой Беда Достопочтенный | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Святой Беда Достопочтенный

Июнь 5th 2011 -

Мы знаем, что Беда посещал Линдисфарн, Рипон и, возможно, Йорк, но вряд ли он хоть раз покидал пределы Нортумбрии. Вся его жизнь прошла в стенах монастыря, и он вполне осознавал недостаток своего житейского опыта. Однако монастырь в то время представлял большие возможности для познания различных сторон жизни, и Беда использовал их в полной мере. Из его сочинений вытекает знакомство со строительным и плотницким делом, кулинарией, ювелирным мастерством. Уже говорилось о его музыкальных способностях и о знании латинской и англосаксонской поэзии. Он всегда интересовался языками, о чем говорят многочисленные переводы имен и названий на страницах “Истории”, и, возможно, знал кроме латыни еще ирландский и основы греческого. Его латинский язык почти безупречен по четкости грамматических конструкций и простоте лексики и выгодно отличается от искусственного стиля позднелатинской поэзии, перегруженного метафорами и сложными фразами. В своем языке, как и в стиле, он ориентировался на латынь поздней Империи (прежде всего на язык “Вульгаты” св. Иеронима) и почти не употреблял варваризмов.

Не следует, однако, думать, что Беда был анахоретом, целиком погруженным в научные занятия. Его живо интересовало положение Англии и английской церкви, которое он считал угрожающим. Одной из целей “Истории” было пробуждение не таких уж далеких воспоминаний о прежних святых и противопоставление их “теплохладным” современникам Беды. И свидетельства историков, и археологические находки говорят о значительном богатстве, накопленном английской церковью к началу VIII в. Неизбежными следствиями стали отрыв церковной верхушки от паствы, торговля должностями, моральный упадок. Обо всем этом с гневом пишет Беда в письме к епископу Йорка Эгберту. Но он не только обличает — он дает советы и даже требует, угрожая прелату судом Божьим. И тот слушается — некоторые предложения Беды были учтены в решениях ближайшего церковного собора. По этому факту, как и по тому, сколько людей помогали  Беде писать “Историю”, можно судить о его подлинном влиянии на церковную жизнь того времени. Достаточно сказать, что весь VIII в. английскую церковь возглавляли ученики самого Беды или его близких знакомых.

Неудивительно, что еще до ухода Беды из земной жизни его окружал ореол святости. Об уважении к нему монахов Ярроу говорит письмо Кутберта, а также легенды, бытовавшие в Нортумбрии; одна из них — о том, как Беда читал проповеди волнам — отразилась в стихотворении Я. П. Полонского.
После смерти Беды, наступившей 27 мая 735 г., его известность быстро перешагнула границы Англии и достигла континента вместе с англосаксонскими миссионерами.

В 819 г. частицы его мощей и мощей святого Кутберта были перенесены в германский монастырь Фульда, основанный англосаксом Винфридом-Бонифацием. Чуть позже Нотгер Заика из монастыря Санкт-Галлен называл Беду “новым солнцем Запада, призванным осветить целый мир” 15. Еще до этого Ярроу был сожжен скандинавами, и останки Беды перенесли в укрепленный монастырь Дарэм, где они покоятся до сих пор.

Вскоре после смерти, а возможно, и при жизни Беда получил звание Достопочтенного (Venerabilis), которое обычно прилагалось к ученым богословам и историкам церкви. Это звание сопутствовало ему в течение веков вместе с другим титулом — “учитель церкви” (magister ecclesiae). Официальной канонизации Беды препятствовало отсутствие явных свидетельств о чудесах, совершенных им при жизни, а также о необычных явлениях, связанных с его мощами. Только в 1899 г. папа Лев ХIII г. объявил Беду святым и назначил на 27 мая день его памяти. Англиканская и другие протестантские церкви не признали этого решения и по-прежнему именуют Беду Достопочтенным.

“История” находится не только на пересечении двух жанров (хроники и церковной истории), но и на рубеже двух периодов истории церкви. Первый период закончился на Западе в VIII-IХ вв.; это была эпоха утверждения веры, связанная с деятельностью святых отшельников и отважных миссионеров, не боявшихся мученического венца и даже стремившихся к нему. Ее сменила другая эпоха-время укрепления власти Рима, организации и унификации церковного управления и церковной доктрины, когда святых сменили администраторы и “князья церкви”. Беда видел тех и других, но его симпатии принадлежали первым. Отсюда его прохладное, хотя и уважительное отношение к прославленным устроителям английской церкви-Теодору и Вилфриду. Также и в “Истории аббатов” едва заметные оттенки дают понять, что он предпочитал энергичному Бенедикту кроткого Кеолфрита. С восхищением он пишет о деяниях святого Кутберта или о строгости жизни ирландских монахов (хотя они и придерживались “неправильной” Пасхи).

Для Беды, как и для Евсевия, глубинная основа церкви оставалась той же, что и в апостольские времена, а ее главными проявлениями служили мученичество и чудо. Если рассказы о мучениках находятся на периферии повествования Беды-из них можно назвать только истории о святом Альбане и о братьях Хевальдах, -то чудеса занимают едва ли не главное место в “Истории”. Автор не особенно интересуется, происходит ли то или иное чудесное проявление от естественных причин, психологических факторов или случайных совпадений. Для него важно то, что оно является “чудом”, подтверждает Божью мощь и заботу о людях и служит обращению неверующих или укреплению усомнившихся.

Другой важной темой “Истории” служит продвижение от языческой племенной раздробленности к христианскому единству. Об этом говорится уже в первой главе “Истории”, где Беда пишет, что все народы и языки Британии объединяются божественной мудростью и ее языком — латынью. Беда спокойно относится к раздробленности Англии и не призывает к объединению англосаксонских королевств. Однако для него чрезвычайно важно единство всех государств и народов Британии в лоне одной, а именно Римской церкви, в том числе единство в обрядовой сфере. Отсюда его повышенное внимание к вопросу исчисления Пасхи. Для Беды это событие, как и принятие монахами Ионы римской Пасхи в 716 г., знаменует победу вселенской церкви над ее противниками и торжество истины.

Хотя история церкви в Англии для Беды прежде всего связана с деятельностью Рима и основанной им Кентской епархии, он с восторгом описывает праведную жизнь ирландских святых и сотворенные ими чудеса, не забывая при этом сожалеть об их заблуждениях в “пасхальном споре”. Среди героев “Истории”-основатель Ионы св. Колумба, св. Айдан, Адамнан и другие ирландские подвижники.

В своем сочинении Беда говорит не только о становлении самой английской церкви, но и о ее влиянии на общество, отразившемся прежде всего в преодолении язычества и его пережитков. Он не желал иметь дело дело с англосаксонской эпической традицией, с которой, без сомнения, был знаком. Да и после христианизации он мало сообщает о том, что не относится к жизни церкви. Если Беда и говорит о деяниях какого-либо короля, то лишь затем, чтобы подчеркнуть его благочестие или, напротив, осудить отступничество от веры.
История англосаксонских королевств для Беды фактически начинается с их крещения. До этого им упоминаются лишь первый король Кента Хенгист и Ида-основатель королевского рода Нортумбрии.

В “Истории” заметно отрицательное отношение к жителям тех областей, где христианство долго отвергалось. Так, мерсийцы вплоть до 655 г. были для автора “кровожадными язычниками”, да и после он мало сообщал о положении дел в этом крупнейшем королевстве. Также и Уэссекс почти не упоминается им до крещении короля Кэдваллы в 688 г., хотя к тому времени там уже существовали христианские церкви и монастыри.

Автор только вскользь говорит о многолетнем совместном существовании христианства и язычества.

Можно сказать, что, пытаясь выработать “общеанглийский” и даже “общехристианский” взгляд на вещи, историк все же сосредотачивает внимание на своем родном королевстве Нортумбрии. Для него он делает единственное исключение, с похвалой отзываясь о короле-язычнике Этельфрите на том основании, что “ни один другой правитель не подчинил народу англов больше земель”.

В еще более хвалебном тоне он пишет о наследниках Этельфрита, принявших христианство. Святые короли Эдвин и Освальд-любимые герои Беды.

Уделяя первостепенное внимание распространению веры и связанным с этим чудесам, Беда не упускает из виду и других областей жизни. Он много и подробно пишет о географии Британии, о местоположении островов, рек и других объектов, об их названиях на разных языках. В первой главе “Истории” он описывает не только географию острова, но и его растительный и животный мир. При этом у него, в отличие от многих средневековых писателей, почти нет рассказов о чудесах природы, диковинных зверях и чудовищах, которыми полон английский фольклор.

Что касается быта и обычаев своего народа и других народов Британии, то о них Беда сообщает очень мало.
Из его описаний можно сделать вывод о наличии в англосаксонском обществе трех сословий: знати, простолюдинов (“селян”) и рабов, -однако о деталях их взаимоотношений ничего не сказано. Титулы и должности представителей знати Беда (как, впрочем, и другие историки раннего Средневековья) обозначает латинскими терминами.
О самой языческой вере Беда также ничего не пишет.

Несколько раз он упоминает “идолов”, но что это были за идолы, как они выглядели- неизвестно. Не говорит он и о том, как выглядели языческие храмы англосаксов.

Хронологически сочинение Беды охватывает период с 55 г. до Р. Х. до 731 г. (продолжение, написанное монахами Ярроу, доводит события до 766 г.)

Возможно, существовали в тот период и другие исторические труды, но они погибли во время скандинавского нашествия IХ-ХI вв. вместе со всей богатой церковной культурой Северной Англии. “История” Беды, сохранившаяся благодаря своей широкой популярности, смогла донести до потомков память о прошлом острова и заложить основы новой исторической традиции.

Сразу после написания «Истории» началось ее копирование в монастырских скрипториях Англии, а затем и других стран. До нас дошло почти 160 рукописей сочинения Беды, что само по себе говорит о его огромной популярности в Средние века. К тому же четыре из этих рукописей относятся к VIII в. – то есть написаны современниками автора или даже его учениками. В большинстве манускриптов необычайно мало ошибок 4; это говорит о том, что их копирование поручалось лучшим писцам.
В 880 г. король Англии Альфред Великий велел перевести произведение Беды на англосаксонский язык в числе четырех книг, “наиболее необходимых для всех людей».

Беда также выдумал имёна Трёх Волхвов, посещавших младенца Иисуса: Каспар, Балтазар и Мельхиор. В Новом Завете эти имена не упоминались, однако благодаря Беде вошли в Священное предание.

В 1978 Беда был канонизирован митрополитом Антонием (Блумом), является местночтимым святым Сурожской епархии Русской православной церкви.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.