google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Назарий Валаамский | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Назарий Валаамский

Март 7th 2017 -

Икона преподобного Назария Валаамского в Спасо-Преображенском соборе Валаамского монастыря.

Память 23 февраля

Игумен Назарий (в миру Николай) родился в селе Аносове Кадомского уезда Тамбовской губернии. В 1752 году совсем еще юным он пришел в Саровскую пустынь.

Услыхав о подвижнической жизни астраханского епископа Мефодия, Николай отправился к этому владыке.

20 декабря 1761 года Николай был пострижен в монашество в приписном к Архиерейскому Архиерейскому Дому Покровском монастыре, крестовым иеромонахом Никифором в присутствии преосвященного епископа Мефодия. Через год 22 октября 1762 года о.Назарий был тем же епископом рукоположен во иеродиаконы. Послушание он нес при епископе в качестве келейника. Отца Назария по праву можно назвать учеником владыки Мефодия, который впоследствии в своих письмах в Саровскую пустынь называет его своим воспитанником.

26 января 1764 года епископ Мефодий согласился на перевод иеродиакона Назария.

8 сентября 1764 иеродиакон Назарий переходит по увольнению из астраханской епархии, по указу епископа Павла Владимирского, в Саровскую пустынь. В это время Саровской пустынью управлял шестой строитель, иеромонах Ефрем.

В 1770 году 4 мая иеродиакон Назарий бежал, как свидетельствует летопись Саровской обители. Тотчас был послан доклад в Святейший Синод, именно благодаря ему у нас сохранилось описание о.Назария, «Иеродиакон Назарий , ростом великоват, волосом светлорус, лицом чист, сухощав, глаза серые, борода невелика, от роду 29 лет». После возвращения о.Назария, было учинено разбирательство. Вот как данное событие описывается в указе консистории: «4 мая взявши о.Назарий из трапезной хлеба, не спросясь тебя строителя и не сказавши никому, пошел из той пустыни в лес, где ходя заплутался и ходил дней с девять. А как где нашедши дорогу, пришел в пустынь обратно, то услышав от работника тоя пустыни, что о побеге ево в консисторию представлено, убояся истязания и пошел паки в лес. И отшедши от пустыни верст с 30 сделал себе шалаш и с июня месяца средних чисел. А на пищу получал от работающих в том лесу крестьян, а потом занемог и вышед из показанного шалаша пришел обратно в пустынь». Наказанием о.Назарию определили: «на полгода в черную работу, в которую употреблять ево в те времена, когда он от священослужения свободен будет, да через то время давать ему в среды и пятки сухоядение, а в церкви вовремя литургии класть ему по пятьдесят земных поклонов».

В 1773 году о.Назарий нес послушание, исполняя чреду священнослужения, в церкви нес клиросное послушание и шил для братии камилавки. В 1776 году о.Назарий был посвящен во иеромонаха епископом Владимирским Иеронимом. По ведомости значилось, что он исправляет священнослужение, а по немощи временно исполняет послушание в вязании четок для братии, а к другим трудам он за немощью был не способен.

Строгое исполнение иноческого устава было всегдашней заботой отца Назария. Вся жизнь его была подвигом. Душа его так была проникнута мыслью и Божественных предметах, чтобы единственным предметом его бесед было слово о пользе души. О делах мирских он не знал и слов, как говорить о них. Но если отверзал свои уста, чтобы говорить о подвигах против страстей, о любви к добродетели, то его беседа была неиссякаемым источником сладости. И как сам он, так и слушающие, забывали часы и время в усладительной беседе. Слова его были правы, прямы и резки. Без Слова Божия как основания не любил он и начинать разговоров, — так учил и других, чтобы душеспасительные советы основывать не на своем разуме, но на слове Божием. Строгий и как бы недоступный по виду, он своими словами привлекал сердца всех к любви и послушанию к нему. Смиренный сам, он и всех, которые просили у него наставления, прежде всего, учил смирению. Жизнь проводил неизменяемо постническую и нестяжательную; едва только не рубище употреблял для одежды своей.

Келейник митрополита Гавриила, архимандрит Феофан (Соколов) так вспоминал об отце Назарии: «А вот еще о.Назарий был человек простой, неученый, писать не умел. Преосвященный Гавриил спросил однажды отца Назария: кто у него хуже всех? — он отвечал: все хороши. — „Ужели — то нет никого худого?“ — Владыко святый, я один». Случилось о. Назарию ехать через одно селение, играют дети: он остановился, созвал их и испрашивает: «что, кто из вас лучше всех?» Дети указали на одного мальчика: « вот этот лучше всех!» — «Почему?» спрашивает он: — «он смирен, отвечают ему: ты его бранишь, а он ничего». — «Так и вы перенимайте у него», сказал о. Назарий. Он жил в пустыне 7 лет, — я бывал у него. Он сапоги по 6-ти лет нашивал, платье носил рубищное. Ему страшилища были в пустыне. Он рассказывал, что ему однажды пришла мысль насеять репы; вот, дескать, будут приходить усердствующие, брать ее и получат исцеления. Как только он это подумал, вдруг почувствовал, что кто-то ударил его как будто палкою по голове, и так сильно, что он не мог на ногах удержаться, упал, и почувствовал такой смрад и зловоние в воздухе, и ползком кое-как до обители дошел.
Об отце Назарии митрополит Гавриил узнал следующим образом. В 1780 году 5 декабря «о.Назарий с товарищи в Москву отправился», — как писал преосвященный епископ Владимирский Иероним. Видимо именно в это время они посетили Соловецкую обитель. Увидев запустение Анзерского скита, о.Назарий обратился в Святейший Правительствующий Синод, с покорнейшим доношением, в котором он описывал условия жизни Анзерского скита, Соловецкого монастыря и о его запустении:

« Ныне уведомился я, что оной скит по внове учиненному о монастырях штату оставлен в том же игуменском звании. И находится под ведомством Соловецкого монастыря. Которой незнаемо для чего мне же уповательно, что за малоимением к жительству в том острове охотных людей как то и в мое недавно для поклонения в Соловецком монастыре и во оном Анзерском скиту святым мощам, бытность находилось только четыре человека. Представлял неоднократно Святейшему Правительствующему Синоду, дабы благоволил оной Анзерский скит из ведомства их исключить. В рассуждении, чего я всенижайший как, будучи о сем острове довольно известен, то желаю в нем препровождать свою жизнь охотно». Далее он указывает тех братий, которые пожелали бы с ним отправится в указанный скит.

В начале 1781 года в письме к строителю Саровской пустыни иеромонаху Пахомию митрополит Гавриил просил о высылке иеромонаха Назария для восстановления Валаамского монастыря и для заведения в оном устава Саровского. Отец Пахомий как видно на это не совсем охотно соглашался, между прочим выставлял на вид и малообразованность братии. Равно и о.Назария представлял как человека малоумного и неопытного в духовной жизни. Преосвященный Гавриил проник в тайну смирения Назариева: «У меня много своих умников — отвечал им, — пришлите мне вашего глупца». Таким образом о. Пахомию невольно пришлось отпустить смиренного подвижника, избранного Промыслом Божиим через Архипастыря в оружие к восстановлению древнего Валаама.

В 1781 году указом Святейшего Синода о.Назарий был потребован в Санкт-Петербург, где по убеждению митрополита Гавриила определен в строители в Валаамский монастырь для устройства в нем общежития и порядка по уставу Саровской пустыни.

8 сентября 1781 года Владимирский епископ Иероним писал игумену Саровской пустыни: «Получил я преосвященного новгородского краткое письмо о увольнении Назария с Иоакимом в Петербург; полюбопытствовал, нет ли изъяснения в Вашем письме, — для чего они требуются, — для того и распечатал оное. Но как нашел в нем ту же неизвестность, то прося в дерзновении прощении прилагаю в сем письме оное открытое. Мне сие много потревожило да и удивило! Если Назарий у вас не (в) пустыне, то где она? Спросите его, чего он хощет поискать там, откуда люди присылаются к вам на исправление. Остаюсь (…) и к Вам и любезной братии доброжелателен».

В январе 1782 г. игумен Назарий с учениками, посетил Коневский монастырь.

Через год преосвященный Гавриил писал к владыке Виктору Владимирскому: «Благодарю за увольнение отца Назария; он в Валаамском монастыре устроит порядок пустынный».

В грамоте, данной о.Назарию по случаю назначения настоятелем, митрополит Гавриил объясняет, «что остров Валаам, по пустынному положению своему и святости жизни первых своих тружеников, самим Промыслом Божиим определенный к пребыванию на нем иноков, требует восстановления селений праведных на непреложных правилах, существующих в Саровской пустыни, и тем самым принесения жертвы Спасителю. Призывая для сего честного отца иеромонаха Назария, известного подвигами своими и усердием для утверждения монашествующих в спасительной жизни, мы преклоняем колени и сердца наши пред Господом, да даст им, по богатству благости и Славы Своей, укрепиться Духом Его Святым и да сохранит в сердцах любовь и мир Божий о Христе Иисусе».

Монастырем в это время управлял игумен Ефрем, по монастырской необходимости он выехал в Петербург, но здесь заболел и скончался 3 марта 1782 года. Похоронен он в Александро-Невской Лавре. В виду этого события отец Назарий был определен указом от 7 марта 1782 года строителем Валаамского монастыря. При вступлении в должность настоятеля, в монастыре не было ни одного иеромонаха, кроме самого отца Назария, а один монах и два белых священника из которых состояло все братство, по несчастному случаю все утонуло, так что около года отец Назарий один совершал священнослужение.

Благодаря попечением Назария, обитель Валаамская возродилась из запустения. В монастыре был устроен строгий церковный богослужебный порядок, введены три рода жизни: общежительная, скитская и пустынная. Сам игумен в монастыре имел отшельническую келию, в которую удалялся на целые недели. И между тем управлял монастырем с особенным даром дальновидности и прозорливости, узнавая иногда без испытания человеческие мысли, склонности и характеры каждого из братий, и побуждая их к исправлению недостатков, замеченных в них.

Он деятельно занялся в монастыре строительством. Он составил план каменного монастырского здания, существующего и по настоящее время и составляющего внутренний его четырехугольник. Для тридцати человек братий помещения в этом четырехугольнике было вполне достаточно. План здания был составлен по проекту отца Назария и утвержден преосвященным Гавриилом, митрополитом Новгородским и С. -Петербургским, 10 февраля 1785 года.

Слава старца и старания митрополита Гавриила привлекли благотворительные пожертвования на обитель. «Старайтесь поспешить строить монастырь, — писал Гавриил Назарию 29 мая 1783 года, — доброхотный датель, который дал на строение тысячу рублей, обнадеживает еще 2000 рублей дать, когда увидит успех в вашем строении».

В 1789 году игумен Назарий обратился к митрополиту Гавриилу с просьбой о строительстве новой каменной церкви в скиту. В этом письме он объяснял историю возникновения скита: «Когда в обители нашей жил преподобный Александр Свирский, имел уединенную келию не в дальнем расстоянии от монастыря, где после того построена была деревянная церковь во имя его, которая от долговременного стояния разрушилась, но чтоб оное место не пришло в забвение то желаем на оном месте построить каменную небольшую церковь во имя Всех Святых». Отсюда следует, что впервые скит был устроен при жизни Александра Свирского на Валааме. Деревянная церковь была выстроена приблизительно во второй половине XVI века, она указана на шведской карте XVII в.
В 1793 году игумен Назарий докладывал митрополиту Гавриилу о готовности двух церквей к освящению. Всех святых и Николая Чудотворца. 30 июня 1793 года митрополит дал указание об освящении церквей и отпуске святого мира и антиминса.

Тогда же, вблизи монастыря, построены были два каменных дома для рабочих, каменный дом для странников и каменная же пустынная келия для отца Назария — место повременного духовного отдохновения старца от тяжких трудов настоятельства.
В 1789 году 28 июня была освящена нижняя церковь собора во имя преподобных отец Сергия и Германа, Валаамских чудотворцев. Эта дата — 28 июня стала днем памяти препп. Сергия и Германа, так как впервые был освящен престол в честь них, что означало восстановления их почитания. В 1793 году освящена церковь во имя святителя и чудотворца Николая. В 1794 году — Преображенский собор и придел его во имя св. апостол Петра и Павла и в 1796 году, по перестройке храм Успения Пресвятыя Богородицы.
В 1793 году по Высочайшему повелению, была учреждена в монастыре епархиальная больница на пять человек.

5 марта 1786 года, по повелению Государыни Императрицы Екатерины II, Валаамский монастырь был включен в число штатных монастырей 3-го класса с настоятельством игуменским. Штат был в него был переведен из Новгородского Духова монастыря, обращенного тогда в женскую обитель. В 1797 году Императором Павлом I были пожалованы рыбные ловли и сенные покосы, состоящие в Кюменском приходе Выборгской губернии, и мучная мельница, находившиеся на р. Хегворе. Эти пожалования составляли важнейший источник содержания монастыря.

В 1790 годов братство обители составляло 12 человек. По ведомости было 4 иеромонаха, два иеродиакона, четверо служебных и рядовых монахов. Число иноков при нем возросло в 1796 году до 55 человек: было 10 иеромонахов, 24 монаха и 16 рясофорных и трудники. Число это превзошло ожидания самого старца Назария, который нашедши монастырь почти без братства, считал за особенную милость Божию, если соберется к нему братии человек до тридцати.

Игумен Назарий был помощником митрополиту Гавриилу по устроению общежительного порядка и в других монастырях.
В России переводы святых отцов имелись лишь в очень немногочисленнных рукописях. Необходимо было сделать общим достоянием великое сокровище сокрытое в писании святых отцов.

Отец Назарий возымел к этому делу великую ревность. Его сподвижник архимандрит Феофан с которым они познакомились еще в Санаксарской монастыре, приблизительно около1774 года, много рассказывал ему о великом старце Паисии и о его переводах святых отцов. Впоследствии к ним присоединился и иеромонах Филарет воспитанник Саровской пустыни. После перевода игумена Назария и отца Феофана в Санкт-Петербургскую епархию в 1781 году, они познакомили со своими планами митрополита Гавриила, который принял самое горячее участие в этом деле.

В 1792 году игумен Валаамского монастыря отец Назарий подал прошение в Святейший Синод с просьбой об издании Добротолюбия на свой кошт, то есть на свои средства.

"Всепокорнейшее прошение

Из напечатаной 1782 года в Венеции Еллиногреческой книги Филокалия именуемой славянски Добротолюбия, священнотрезвения разных отеческих сорока книг, с дозволения Святейшего Правительствующего Синода члена Высокопреосвященейшего Платона митрополита, в семинарии Свято-Троице-Сергиевой Лавры, собственным моим иждивением на славянский язык ныне переведены шесть книг, а именно: первая, преподобного Антония Великого, «О правах человеческих и благом деянии», вторая — святого Исаии отшельника, «о благоговении ума», третья — преподобного Исихия Иерусалимского «О добродетели трезвения от помыслов», четвертая — Никифора монаха «Слово о трезвении и хранении сердца», пятая — преподобного Симеона Нового Богослова «Слово о вере и трех образех молитвы и внимания», шестая — Евагрия монаха «о образе монашеского подвижничества, и о различии страстей и помыслов и о трезвении». Которые для благорассмотрения Святейшему Правительствующему Синоду и представлено при сем. Да сверх оных внове еще переводятся нижеследующие книги: 1-я — преподобного и Богоносного отца Марка Подвижника «О законе духовном», 2-я — преподобного Григория Синаита «О страстях, добродетелях, безмолвии и молитве». 3-я — святого Максима Капсокаливита «Вопросы и ответы о молитве». 4-я — Лествица Феофана монаха о благодати. 5-я — преподобного Филофея Синайского «О трезвении и хранении сердца». 6-я — Блаженного Феолипта Филаделфийского «О уединеном житии и о (…) молитве». 7-я — Блаженного Каллиста патриарха о молитве. 8-я — иноков Каллиста и Игнатия Ксанфопулов «О молитве и просвещении сердца». 9-я преподобного Петра Дамаскина, две книги: первая — «О внимании, блаженствах, о телесном и духовном делании. Вторая, в двадцати четырех словах по алфавиту „о добродетелях“. Итого десять, книг которыя в непродолжительное время окончены, быть имеют. И как означенные переведенные шесть, так и сии переводимые желаю в пользу общества напечатать церковною печатью на свой собственный кошт.
Того ради Святейший Правительствующий Синод всенижайше прошу как оные переведенные шесть книг, так и те, которыя впредь переводом окончены будут, повелеть освидетельствовать, и напечатать в Московской Синодальной Типографии церковными литерами без киновари на мой кошт две тысячи четыреста экземпляров». Марта 22 дня 1792 года. Подпись: игумен Назарий.
22 марта 1792 года в Святейшем Синоде было слушано прошение игумена Назария и было вынесено следующее решение: «Обозначенные из еллиногреческого под именем Филокалии, то есть Добротолюбие, переведенные уже на российский язык шесть книг в тетрадях в полчетверь окрепя (при) статс-секретаре отослать в Московскую Святейшего Синода контору при указе с тем, чтобы как сии ныне посылаемые, так и переводимые еще десять по представлении их, для освидетельствования с греческим оригиналом, поручены были Московского Ставропигиального Заиконоспаского монастыря архимандриту и Московской Академии ректору Мефодию; и когда по тому освидетельствованию к изданию сих книг в печать никакого сомнения не окажется тогда, и напечатать их в Московской Синодальной типографии церковными литерами без киновари в два завода на кошт помянутого Назария дозволить.

Подлинной подписали марта 22 дня 1792 года, Гавриил, митрополит Новгородский, Иннокентий, архиепископ Псковский, Тихон, епископ Тверской и др».

Добротолюбие печаталось с 25 июня 1792 года, на двух станках, на одном — первая часть 21 тетрадь, а на другой — вторая часть 16 тетрадей.

21 января 1792 года игумен Назарий подал следующее прошение, в котором сообщал о том 11 мая 1793 года в Москве в Синодальной типографии вышел перевод «Филокалии» под названием: «Добротолюбие или словеса и главизны священного трезвения, собранныя от писаний святых и богодухновенных отец, в нем же нравственным по деянию, и умозрению любомудрием ум очищается, просвещается и совершен бывает. Переведено с еллиногреческого языка». А в 1798 году вышла вторая часть.

8 марта 1796 года игумен Назарий вновь обратился в Святейший Синод с новым прошением, в котором следуя завету старца Паисий просил о разсылке Добротолюбия по монастырям и епархиям.

Игумен Назарий также желал на свой кошт издать книгу преподобного Исаака Сирина:
«Из С. -Петербургской Духовной Консистории. № 1676. Приказ.
С представленной Вами в 1796 году в Святейший Правительствующий Синод письменной книги под названием Исаака Сирина для напечатание ее на Ваш кошт, прислать в контору как наивозможно скорее. Августа 4 дня 1798 года». По всей видимости это был перевод старца Паисия Величковского. Перевод этой книги был закончен старцем, в 1787 году.

Интересно судьба этой рукописи. Она прислана была старцем Паисием митрополиту Гавриилу с таковым в предисловии (После посвящения) собственоручнным подписанием: «Трудивыйся в переводе сем Свято-Вознесенского Нямецкого и Предтечева Секульского Молдовлахийского монастырей архимандрит Паисий Величковский, родимец Полтавский». Она была передана игумену Назарию, которую он выслал согласно предписанию, в контору. Но к сожалению этому не суждено было сбыться. Вскоре отец Назарий был уволен от настоятельства, а рукопись попала к какому-то барышнику, который привез её на продажу в Валаамский монастырь и она был куплена старцем Феодором в 1811—1817 году. В 1821 году эта книга досталась старцу Льву Оптинскому, а впоследствии она старцу Макарию Оптинскому, и была им издана в марте 1854 года.

Таковы труды старца Назария на поприще книгоиздания в России. Именно ему должны быть благодарны потомки за издание первого в России, перевода Добротолюбия. Для нас осталось сокрытым за скупыми строчками архивных дел, те усилия и труды, предпринятые отцом Назарием при издании этих книг. С этого времени «Добротолюбие» стала настольной книгой для многих ищущих спасения, благодаря неустанным трудам великого старца Назария. По проторенной старцем Назарием дороге впоследствии, спустя полвека, пошел оптинской старец Макарий. Им были изданы другие переводы старца Паисия, которые не успел окончить отец Назарий.
В 1800 году в святейший Синод было подано прошение Витебской губернии, Оршанского уезда дворянина Ильи Макаревича о собрании Вселенского собора в Киеве и восстановлении патриаршества в России. В качестве претендента на патриарший престол он выдвинул игумена Назария. В данном случае это свидетельствовало о глубоком почитании о. Назария, но для него самого этот случай сыграл, видимо роковой случай.

В январе 1804 г. о. Назарий подал прошение: «Не безизвестно Вашему Высокопреосвященству, что я поднесь находился жительством в Валаамском монастыре, а ныне воной более жить не желаю. А имею намерение перейти к жительству Тамбовской епархии в Саровской монастырь, того ради Ваше Высокопреосвященство покорнейше прошу меня уволить».

25 января 1804 г. игумен Назарий был уволен из Валаамского монастыря.

По распутице игумен Назарий доехал до Тихвина откуда отправился водным путем. Его провожала иеромонах Илларион и монах Симон.

12 мая 1805 г. игумен Назарий был в Николаевской Черноморской пустыни.

8 октября 1805 г. возвратился в Саров.

Прибыв в Саров по любви к безмолвию, он устроил себе в лесу, при речке Саровке, не далеко от обители в 3 верстах пустынную келию. Когда позволяли силы, то по сказанию ученика его, любил он в ночное время ходить по лесу и на память совершать молитвословие дванадесяти псламов, и возвращался с восхождением солнца в келию свою. Не раз случалось ему в ночное время в дремучем лесу встречаться с медведями, но никогда они не нападали на него; он безбоязнено ходил, предаваясь в волю Господа своего.

Многие отшельники и уединено живущие приходили к нему поверять свои помыслы и свое житие, аще от Бога суть. Наставления опытного, в духовной жизни, старца они принимали как глагол Божий. В Тамбовской и Нижегородской епархиях образовалось, под его руководством и при его наставлениях, много женских общежитий, которые составились из лиц, пожелавших проводить житие целомудренное и Богоугодное. — Он назидал братию не только примером и поучительным словом, но и своими душеспасительными посланиями. В них высказывается характер его духовной жизни.

Пять лет пробыл о. Назарий в Саровской пустыне, и скончался 23 февраля 1809 году, семидесяти двух лет от рождения, в своей келии, на берегу речки Саровки по течению ее на правой стороне. 23 февраля 1809 года. Братия застала его у в живых, но он уже не мог сказать ни слова. Скончался он в 6-ом часу по полудни. Тело его погребено у алтаря теплой церкви; близ его духовника иеросхимонаха Варлаама.

Над ним был поставлен памятник со следующей надписью:

«Назарий прахом здесь душею в небесах:
И будет незабвен в чувствительных сердцах,
В которых он вместил священны те таланты,
Пред коими ничто мирские адаманты.
Покойся Отче зде без скорби и рыданья,
Доколь наступит день комуждо воздаянья».

Комментарии закрыты.