google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобный Маркіанъ | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобный Маркіанъ

Январь 22nd 2011 -

Точно также и духовную свою мудрость Маркіанъ не всѣмъ показывалъ, даже и тогда, когда, послѣ праздника спасительныхъ страданій и воскресенія Господня, онъ позволялъ входить къ себѣ желающимъ: въ это время, дѣйствительно, всѣ старались его увидѣть. Однажды, собравшись вмѣстѣ, пришли къ нему первые изъ архіереевъ, знаменитые своими добродѣтелями: Флавіанъ великій, поставленный пасти церковь Антіохійскую, благочестивый Акакій, о которомъ упоминалъ я и прежде, Евсевій, епископъ Халкидонскій и Исидоръ, которому ввѣрено было тогда управленіе церковію Кирскою. Съ ними пришелъ и Ѳеодотъ Іерапольскій предстоятель, сіяющій аскетическою жизнію и кротостію. Пришли нѣкоторые и изъ людей знаменитыхъ и важныхъ, ревновавшихъ о вѣрѣ. Когда всѣ они сидѣли въ молчаніи и ожидали его блаженнаго гласа, онъ и самъ долго сидѣлъ молча, не отверзая устъ, но имѣя отверзстымъ слухъ; въ это время нѣкто изъ сидящихъ, любимый имъ за попеченіе о своей душѣ и сіяющій другими достоинствами, сказалъ: отче, всѣ сіи блаженные отцы жаждутъ твоего наставленія и ожидаютъ сладостнаго твоего слова; доставь же всѣмъ присутствующимъ пользу и не преграждай тóковъ благодѣянія. Маркіанъ, тяжело вздохнувъ, сказалъ: Господь всяческихъ каждый день говоритъ чрезъ твореніе, бесѣдуетъ и чрезъ Божественныя Писанія, внушаетъ то, чтó должно, показываетъ полезное, устрашаетъ угрозами, ободряетъ обѣщаніями, — и мы не получаемъ никакой пользы: какимъ же образомъ принесетъ пользу словомъ своимъ Маркіанъ, который вмѣстѣ съ другими пренебрегаетъ такими благодѣяніями и не хочетъ извлечь изъ нихъ никакого плода? Этимъ у отцевъ возбуждены были многія рѣчи, помѣстить которыя въ исторіи я почелъ излишнимъ.

Я хочу прибавить къ этому другое повѣствованіе, свидѣтельствующее о чудномъ вѣдѣніи Маркіана. Въ другой пустынѣ нѣкто Авитъ первый устроилъ подвижническую келлію. Эта пустыня была сѣвернѣе той и даже уклонялась нѣсколько на востокъ, по направленію вѣтра сѣверо-восточнаго. Онъ и по времени и по подвигамъ былъ старше Маркіана, мужъ любомудрый, воспитанный въ строгихъ подвигахъ. Узнавши о прославляемой повсюду добродѣтели Маркіана и считая свиданіе съ нимъ полезнѣе всякаго покоя, онъ поспѣшно пошелъ посмотрѣть того, кого желалъ. Великій Маркіанъ, узнавши о его пришествіи, отверзъ дверь, принялъ его, и приказалъ дивному Евсевію сварить, если есть, бобовъ и рѣпы. Когда они насладились взаимною бесѣдою и узнали добродѣтели другъ друга, то въ часъ девятый вмѣстѣ совершили молитвословіе, а Евсевій вошелъ къ нимъ, неся кушанье и хлѣбъ. Великій Маркіанъ сказалъ благочестивому Авиту: поди сюда, возлюбленнѣйшій мой, и вкусимъ вмѣстѣ отъ этой трапезы. Онъ же отвѣчалъ: не помню, чтобы я когда нибудь принималъ пищу прежде вечера, а часто даже сряду по два и по три дня провожу безъ пищи. Великій Маркіанъ сказалъ: ради меня измѣни нынѣ свое обыкновеніе, потому что я, имѣя болѣзненное тѣло, не могу дожидать до вечера. Когда и этими словами онъ не убѣдилъ чуднаго Авита, то, говорятъ, вздохнулъ и сказалъ: я очень безпокоюсь и душевно мучусь тѣмъ, что ты предпринялъ такой трудъ, чтобы увидѣть человѣка трудолюбиваго и любомудраго, а увидѣлъ корчемника и человѣка невоздержнаго. Но когда чудный Авитъ опечалился этими словами и сказалъ, что для него пріятнѣе было бы употребить мяса, чѣмъ услышать это; тогда великій Маркіанъ сказалъ: и мы, любезный, проводимъ жизнь подобно тебѣ, держимся того-же порядка подвижничества, предпочитаемъ труды покою, постъ цѣнимъ выше пищи и принимаемъ ее обыкновенно при наступленіи ночи, но вмѣстѣ знаемъ, что дѣло любви дороже поста. Первая есть дѣло Божественнаго законоположенія, послѣдній же — нашего произволенія. Но Божественные законы должно уважать гораздо болѣе трудовъ, предпринимаемыхъ нами по собственной волѣ. При такихъ взаимныхъ разговорахъ, принявъ не много пищи и восхваливъ Бога, они прожили вмѣстѣ три дня и разлучились тѣломъ, но не духомъ. Итакъ кто не подивится мудрости этого мужа, по которой онъ зналъ и время поста, и время любомудрія, и время братолюбія, и различіе отдѣльныхъ добродѣтелей, какая какой должна уступать, и какой по временамъ предоставлять преимущество?

Я знаю и еще одно повѣствованіе, показывающее его духовное совершенство. Пришла къ нему изъ отечества сестра его съ своимъ сыномъ, который имѣлъ возрастъ мужескій и былъ начальникомъ въ городѣ Кирѣ, и принесла ему въ изобиліи необходимаго для жизни. Сестру онъ не допустилъ видѣться съ собою, племянника же принялъ, потому что то было время опредѣленное у него для свиданія. Когда же они просили его принять, чтó было принесено, онъ спросилъ, чрезъ сколько монастырей вы прошли и сколько кому удѣлили изъ этого? И на отвѣтъ племянника, что они нигдѣ ничего не дали, онъ сказалъ: отойдите же съ тѣмъ, чтó принесли. Мы ни въ чемъ этомъ не нуждаемся, да еслибы и нуждались, не приняли бы, потому что вы захотѣли облагодѣтельствовать насъ этимъ, по чувству естественнаго родства, а не по усердію къ священному долгу. Еслибы вы уважали не одно только родство, то не намъ однимъ отдали бы то, чтó несли. Сказавъ это, онъ отослалъ племянника съ сестрою, приказавъ, чтобы ничего даже самаго малаго не было принято изъ приношеній ихъ. Живя такимъ образомъ выше естества, Маркіанъ переселился въ жизнь небесную. Кто представитъ болѣе яснѣйшее доказательство на то, что онъ былъ достоинъ Бога, по Слову самаго Бога? Ибо Господь сказалъ: кто не оставитъ отца и матери, братьевъ и сестеръ, жены и дѣтей, нѣсть Мене достоинъ (Матѳ. 10, 37). Если же неоставляющій недостоинъ, то очевидно, что Маркіанъ, оставившій и притомъ сдѣлавшій это съ совершеннѣйшею точностію, былъ вполнѣ достоинъ Бога.

Сверхъ того я удивляюсь его ревности о Божественныхъ догматахъ. Онъ возгнушался безумія Арія, усилившагося въ то время подъ покровительствомъ царя. Презрѣлъ равнымъ образомъ и сумазбродство Аполлинарія. Мужественно боролся и съ единомышленниками Савеллія, сливающими три Ѵпостаси въ одну. Совершенно отвращался и такъ называемыхъ Евхитовъ, которые подъ видомъ благочестія страдали манихействомъ. Онъ имѣлъ столь горячую ревность о догматахъ церковныхъ, что вступилъ въ справедливый споръ съ однимъ достоуважаемымъ и дивнымъ мужемъ. Въ той же пустынѣ былъ нѣкто старецъ Авраамъ, который имѣлъ старческіе волосы и еще болѣе старческій разумъ, — сіялъ всякою добродѣтелію и постоянно проливалъ слезы сокрушенія. Онъ сначала по одной простотѣ держался прежняго обычая въ совершеніи Пасхи: не зная, какъ видно, чтó касательно этого положено правиломъ Отцами въ Никеѣ, онъ продолжалъ соблюдать древній обычай своего мѣста. Въ то время и многіе другіе страдали тѣмъ же невѣдѣніемъ. Великій Маркіанъ много разъ многими убѣжденіями старался привести старца Авраама (такъ называли его туземцы) въ согласіе съ Церковію. Увидѣвъ же его непреклоннымъ, онъ открыто прервалъ съ нимъ общеніе. Но благочестивый Авраамъ, спустя нѣсколько времени, пренебрегая безчестіемъ и дорожа согласіемъ въ совершеніи праздника, искренно воспѣлъ: блажени непорочніи въ путь, ходящіи въ законѣ Господни (Псал. 118, 1). Этотъ прекрасный поступокъ его былъ плодомъ вразумленій великаго Маркіана.

Многіе во многихъ мѣстахъ устроили для Маркіана молебные домы: какъ-то въ Кирѣ — племянникъ Алипій, въ Халкидонѣ нѣкая Зиновіана, славная своимъ происхожденіемъ, отличающаяся добродѣтелію и весьма богатая; и многіе другіе сдѣлали тоже, стараясь къ себѣ привлечь этого побѣдоноснаго борца. Человѣкъ Божій, узнавши объ этомъ, призвалъ дивнаго Евсевія, обязалъ клятвою, чтобы онъ положилъ его тѣло въ тайномъ мѣстѣ, и чтобы никто не зналъ о его гробѣ, кромѣ двухъ, ближайшихъ его сожителей, до тѣхъ поръ, пока пройдетъ значительное число лѣтъ. Достоуважаемый Евсевій исполнилъ это завѣщаніе. Когда пришелъ конецъ побѣдоносца и ликъ Ангеловъ перенесъ его святую и блаженную душу въ обители небесныя, онъ не прежде объявилъ о кончинѣ, какъ, вмѣстѣ съ тѣми двумя его любимцами, вырывъ могилу, похоронилъ тѣло и сравнялъ поверхность земли; такъ что и по прошествіи пятидесяти лѣтъ или болѣе, когда собралось безчисленное множество народа и отыскивало тѣло, могила осталась неизвѣстною. Въ послѣдствіи уже, когда каждый изъ вышесказанныхъ молебныхъ домовъ принялъ — иной останки Апостоловъ, другой — мучениковъ, наслѣдники хижины Маркіана уже смѣло, приготовивъ каменную гробницу, переложили въ нее останки драгоцѣннаго тѣла его, когда одинъ изъ тѣхъ трехъ, оставшійся въ живыхъ, указалъ могилу.

Ревнитель его добродѣтели, дивный Евсевій старался изнурять свое тѣло многими трудами. Нося постоянно сто двадцать фунтовъ желѣза, онъ наложилъ на себя еще пятьдесятъ, принадлежавшихъ дивному Агапиту, и къ этому присоединилъ еще восемьдесятъ фунтовъ, оставшихся послѣ великаго Маркіана. Онъ обиталъ на одномъ озерѣ, не имѣющемъ воды, и проводилъ такую жизнь три года. Я дошелъ до этихъ словъ съ тѣмъ, чтобы показать, какихъ другихъ великихъ добродѣтелей былъ насадителемъ великій Маркіанъ. Любомудріемъ его воспользовался и дивный Василій, который спустя много времени, возлѣ Селевковилъ (это былъ городъ въ Сиріи) устроилъ иноческую обитель, и который славился многими видами добродѣтели, преимущественно же Боголюбезною любовію и Божественною добродѣтелію страннолюбія. Сколь многихъ этотъ Василій представилъ Богу дѣлателей, говорю словами Апостола, не постыдныхъ, право правящихъ слово истины (2 Тим. 2, 15), кто бы легко перечислилъ? Въ настоящее время я умолчу о другихъ, хотя и достойныхъ похвалы, чтобы не сдѣлать длиннымъ своего повѣствованія, а упомяну объ одномъ только изъ нихъ. Былъ нѣкто его ученикъ, — его звали Савиномъ, — который изнурялъ тѣло безчисленными подвигами. Онъ не употреблялъ ни хлѣба, ни другихъ какихъ-либо снѣдей, но ему пищею служила мука, смоченная водою. Пищу такую онъ смѣшивалъ обыкновенно въ одинъ разъ на цѣлый мѣсяцъ, чтобы она, заплеснѣвши, издавала непріятный запахъ. Этимъ родомъ пищи онъ хотѣлъ ослабить пожеланія плоти, а непріятнымъ запахомъ отнять сладость у пищи. Живя самъ по себѣ такимъ образомъ, онъ, если кто приходилъ къ нему изъ знакомыхъ, принималъ въ пищу то, что отложено было неиспорченнаго. Свыше же онъ получилъ такую благодать, что къ нему изъ Антіохіи приходила одна жена, знатнаго роду и весьма богатая, и просила его помочь ея дочери, мучимой злымъ духомъ. Она говорила, что видѣла во снѣ кого-то, кто ей и приказалъ сюда придти и молитвами настоятеля обители сей получить спасеніе своей дочери. Когда же тотъ, кто передавалъ отвѣты настоятеля, сказалъ, что онъ не имѣетъ обыкновенія разговаривать съ женщиною и жена со слезами и рыданіемъ усильно умоляла и настаивала, тогда вышелъ настоятель обители; но женщина говорила, что это — не онъ, и просила, чтобы ей показали другаго, красноватаго. Когда такимъ образомъ догадались, кого она ищетъ (а онъ былъ третій въ обители, а не первый), попросили его и привели къ женщинѣ; и какъ скоро она увидѣла лице Савина, злой духъ, возопивъ, оставилъ дѣвицу. Таковы-то были дѣла учениковъ великаго Маркіана! Такія-то растенія повсюду насадилъ отличный садовникъ! А я опять, оканчивая и это повѣвствованіе, прошу и умоляю, да по молитвамъ всѣхъ ихъ получу Божественную помощь.

Примѣчанія:
[1] См. объ немъ Ѳеодор. Ист. кн. 4, гл. 26; — Никиф. кн. 11, гл. 41.
[2] Объ немъ см. также Ист. Ѳеодор. кн. 5, гл. 27.

Источникъ: Исторія боголюбцевъ или повѣствованіе о святыхъ подвижникахъ, Блаженнаго Ѳеодорита, епископа Кирскаго. — СПб.: Въ Типографіи Экспедиціи заготовленія государственныхъ бумагъ, 1853. — С. 46-63.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.