google-site-verification: google21d08411ff346180.html Преподобномученика Серафима (Вавилов), архидиакона | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Преподобномученика Серафима (Вавилов), архидиакона

Февраль 15th 2013 -

Память 4/17 февраля
Преподобномученик Серафим родился 27 июля 1899 года в городе Ярославле в семье Ефремовского второй гильдии купеческого сына Александра Васильевича Вавилова и его супруги Параскевы Ивановны и в крещении был наречен Владимиром.

Александр Васильевич работал приказчиком у купца Перлова. Со временем семья Вавиловых переехала в Санкт-Петербург. Первоначальное образование Владимир получил дома; когда мальчику исполнилось десять лет, отец подал прошение директору Санкт-Петербургской 7-й гимназии о допуске сына к экзаменам. Однако, ввиду того что Владимир тяжело заболел воспалением легких, сдачу экзаменов в гимназию пришлось отложить, и он поступил туда в следующем, 1910 году. Образование, полученное в гимназии, показалось, однако, юноше недостаточным, и 22 августа 1917 года он подал прошение директору Петроградской консерватории о допущении его к экзаменам для поступления в консерваторию по классу рояля, а 30 сентября 1918 года отправил прошение ректору Петроградского университета с просьбой зачислить его на юридический факультет.

Живя в Петрограде, Владимир был прихожанином Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры, и его духовником стал иеросхимонах Серафим (Богатов), происходивший из крестьян Тамбовской губернии и начинавший монашескую жизнь в Саровской пустыни, а с 1882 года подвизавшийся в Александро-Невской Лавре в Санкт-Петербурге; в 1905 году он был пострижен в схиму. Скончался отец Серафим 2 октября 1919 года и был погребен на лаврском братском кладбище.

На следующий день после кончины духовника Владимир подал прошение митрополиту Петроградскому Вениамину (Казанскому) о принятии его в число насельников Лавры и постриге в монашество. Он писал: «Это мое давнее желание, которое неоднократно одобрял ныне почивший иеросхимонах Серафим, оставивший мне как бы в исполнение своего завета клобук и параман.

Оставшись на положении сироты после кончины моего старца-наставника и духовника, я очень желаю начать новую жизнь его смертью». Митрополит Вениамин благословил принять Владимира послушником и назначить пономарем. Помимо послушания в алтаре, он дежурил у святых мощей святого благоверного князя Александра Невского. С декабря 1919 года ему пришлось, кроме того, нести послушание сторожа при лаврской Николо-Кладбищенской церкви.

24 ноября 1919 года послушник Владимир направил прошение наместнику Лавры архимандриту Виктору (Островидову) с просьбой постричь его в монашество. Состоявшееся 27 ноября заседание Духовного Собора Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры поддержало его прошение, и 26 февраля 1920 года послушник Владимир был пострижен в монашество и наречен Серафимом, а 29 февраля был рукоположен во иеродиакона.

Летом 1922 года при поддержке советских властей был организован обновленческий раскол и храмы в Лавре захватили обновленцы. Братия Лавры разделилась: часть придерживалась той точки зрения, что необходимо признать обновленческое ВЦУ, другие были категорически против присоединения к группе предателей Церкви, и им пришлось покинуть Лавру. Среди них был и иеродиакон Серафим. 3 июля 1922 года он просил Духовный Собор отпустить его в бессрочный отпуск и, получив разрешение, был определен на должность псаломщика ко храму великомученицы Екатерины, что на Васильевском острове в Петрограде.

В 1923 году храм великомученицы Екатерины был также захвачен обновленцами, и с 12 апреля 1923 года иеродиакон Серафим стал служить на Никифоровском подворье в Петрограде. 25 декабря 1924 года за ревностное служение он был награжден Патриархом Тихоном грамотой. 12 апреля 1928 года иеродиакон Серафим вернулся в Александро-Невскую Лавру, наместником которой стал в это время строгий ревнитель православия епископ Шлиссельбургский Григорий (Лебедев). В 1929 году иеродиакон Серафим был возведен в сан архидиакона.

27 ноября 1935 года власти города приняли решение об окончательном закрытии всех храмов Лавры. «В связи с тем, – писали они, – что бывшая Александро-Невская Лавра превратилась в большой советский городок, насчитывающий семнадцать различных учреждений и школ, где и нежелательно нахождение церкви, и, кроме того, идя навстречу наказам избирателей... и массовому ходатайству ряда предприятий и учреждений и физкультурников... о закрытии церкви, так как помещение необходимо под районный дом физкультуры, – церковь закрыть, а здание использовать для указанной цели».

После закрытия в январе 1936 года последнего действующего на территории Лавры храма во имя Сошествия Святого Духа на апостолов отца Серафима вызвали в НКВД в качестве свидетеля и пытались склонить к даче ложных показаний против других. Отец Серафим категорически отказался быть лжесвидетелем, и следователь в отместку за это взял с него подписку, что в трехдневный срок он покинет город. Архидиакон Серафим уехал в город Клин Московской области и стал служить в Скорбященском храме.

Архидиакон Серафим был арестован 26 января 1938 года и заключен в Таганскую тюрьму в Москве.

Один из дежурных свидетелей показал, что архидиакон, придя к благочинному, говорил: «Большевики, как хорошие музыканты, сменяют свою игру. Смотри, у нас по новой конституции голосовать будут все. Я нахожу в их игре одну их ловушку, не больше, тут надо быть осторожным, а то попадешь в их каземат».

Следователь спросил архидиакона:
– Вы были монахом?
– Да, я был монахом с 1919 года и остаюсь им в соответствии со своими убеждениями до настоящего времени.
– Следствие вам предъявляет обвинение в том, что вы, являясь служителем религиозного культа, высказывали антисоветские суждения против советской власти. Вы признаете себя в этом виновным?
– Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю.
– В частности, вы говорили о высылке вас из Ленинграда и в связи с этим высказывались антисоветски. Вы это признаете?
– О высылке, может, и говорил, но против власти не выражался.

8 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила архидиакона Серафима к расстрелу.

Архидиакон Серафим (Вавилов) был расстрелян 17 февраля 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Комментарии закрыты.