google-site-verification: google21d08411ff346180.html Праведный Николай Планас | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Праведный Николай Планас

Февраль 29th 2016 -

Праведный Николай Планас

О. Николая Планаса отличали удивительная скромность и простота, подлинное смирение. «Он был исключительно прост, словно малое дитя, но и в то же время разумен в своих ответах на различные вопросы» — пишет составительница его жития монахиня Марфа.

Часто люди не понимали смысла такого поведения священника, многим казалось, что он был слишком «обыкновенным», им пренебрегали. О. Николай все это терпел. Он говорил своей духовной дочери: «Я, детка, терпением преодолел очень много встречавшихся мне искушений». Он показывал своим духовным детям пример незлобивости и смирения, уклонялся от различных конфликтов.

Праведность отца Николая приносила духовные плоды уже здесь, в его земной жизни. Множество исцелений и других чудес, происходивших по его молитве, свидетельствуют о том, что повседневная его жизнь совершалась не на Земле, а на Небе. В разное время ему являлись святой Иоанн Креститель, святой великомученик Пантелеймон, пророк Илия, преподобномученица Филофея, святой великомученик Фока и ангелы, причем часто их видели и другие находившиеся рядом люди.

Однажды ночью, вскоре после того, как он начал служить в храме святого Иоанна Охотника, он шел по дороге. Сердце его было исполнено глубокой печали по поводу изгнания его из первого прихода. В безлюдном месте ему встретился красивый молодой человек. Юноша остановил его, спросил, почему он плачет. Священник простодушно ответил, что его выгнали из прихода святого Пантелеймона. Юноша его утешил, а потом сказал, что он — сам святой Пантелеймон, и исчез.

В другой раз, в праздник святого Пантелеймона, отец Николай с высокой температурой служил всенощное бдение, тяжело опершись о престол. Ему явился святой Пантелеймон с флаконом, наполненным каким-то небесным лекарством, и дал испить из этого флакона. Священник выпил ту сладкую жидкость и мгновенно выздоровел. Он рассказывал, что целую неделю потом ощущал вкус этого лекарства.

Без сомнения, отец Николай жил, едва касаясь земли; большая часть его жизни принадлежала Небу. Однажды госпожа Константина Брему была в храме со своим восьмилетним сыном, служившим у отца Николая алтарником. Внезапно мальчик, бледный и испуганный, выбежал к матери с криком: «Мама, отец Николай вот настолько от земли стоит!», держа ручку примерно в тридцати сантиметрах от пола. Мать, благочестивая и чрезвычайно разумная женщина, успокоила ребенка: «Не пугайся, детка. Все священники так стоят над землей, когда служат литургию». Впоследствии она рассказала этот случай духовным детям отца Николая.

По мере возрастания духовного плода жизни отца Николая рос и его приход, и через какое-то время у него уже были помощники — два священника. Знавшие его оказывали ему особое почтение, начиная со знакомых королевы и заканчивая самыми простыми поденными рабочими. Помимо матушки Марии, неустанно певшей с ним литургию, у него было еще небольшое сообщество, состоявшее из благочестивых, хотя и малообразованных женщин, служивших с ним всенощную. В числе его духовных чад были и два выдающихся греческих литератора того времени, Александр Пападиамантис и Александр Мораитидис, а также Филофей Зервакос, будущий настоятель монастыря на острове Парос, и известный греческий иконописец Фотиос Контоглу. Отец Николай, не будучи, по мирским понятиям, образован, но имея знание духовной реальности, притягивал к себе всех, и образованных, и необразованных, — всех, кто имел «глаза, чтобы видеть».

Новый (григорианский) календарь был введен при жизни отца Николая. Когда спросили его мнение на этот счет, он ответил: «По убеждению — старый, по обязанности — новый». Тем не менее, он лично был твердым приверженцем старого календаря, оставляя праздничные службы по новому календарю своим двум помощникам. Сам же часто тайком уходил служить по старому календарю в маленькие храмы и частные дома. Этим он навлекал на себя недовольство и критику со стороны иерархии, но продолжал тихо следовать тем путем, который подсказывала ему совесть.

О. Николая Планаса отличала совершенная нестяжательность. Когда он стал знаменитым священником, многие благотворители охотно жертвовали ему деньги, но они у него никогда не задерживались – сразу же расходились на милостыню. Известен такой случай: один прихожанин передал о. Николаю значительную сумму в запечатанном конверте, батюшка, даже не посмотрев, сколько там денег, сразу отдал их стоящей у входа нищей. У одной бедной женщины, которая продавала конфеты, не взял и пары карамелек, сказав: «Да чтобы не ввести тебя в расходы»

О. Николай оказывал помощь 11 семьям вдов и сирот, особенно помогал молодым вдовам. Он говорил, что «нищета толкает их к пороку». Он жертвовал деньги и на церковные нужды, так он смог восстановить свой храм. Также он снабжал деньгами девочек-сирот и оплачивал учебу бедным студентам.

Его прихожанами стали люди из разных слоев общества, круг знающих и уважающих о. Николая Планаса людей был очень широк. А он сам, «будучи изрядным знатоком людей, он не обращал внимания на общественное положение человека», как пишет монахиня Марфа. О. Николай смотрел прежде всего на внутреннее состояние человека, заботился о душе, «которая дороже всего мира».

Любовь к молитве была для отца Николая неотделима от заботы о ближнем. Не имея в буквальном смысле ни гроша, он отдавал бедным почти все, что проходило через его руки. Еще в ранние годы отдал сестре половину той собственности, что полагалась ему по наследству как старшему сыну, а потом потерял и то, что осталось, пытаясь оплатить часть долга одного бедного дьякона. Время свое он отдавал людям так же легко, как деньги. Даже в конце жизни, когда уже стал слаб и с трудом ходил, после шести-семичасовой службы в раскаленном на солнце храме шел пешком в дома тех, кто просил его молитв. Матушка Мария писала, что иногда он так уставал, что едва ковылял по улице, неся Святые Дары, а с обеих сторон его поддерживали духовные чада. О любом из приходивших к нему (от доверенных лиц королевы до двух прокаженных, отца и дочери, которые жили, скрываясь от всех, в соседнем переулке) он проявлял одинаковую отеческую заботу. Единственное, что требовалось ему самому — это молитва.

Отец Николай мирно скончался 18 февраля (2 марта по новому стилю) 1932 года после нескольких месяцев болезни. Последними его словами на земле было благословение трапезы, за которую садились его помощники за час до его кончины. Когда он умер, несколько человек, страдавших душевными и телесными недугами, исцелились после того, как их покрыли его рясой. Женщины, у которых дома были ссоры, часто приходили, брали несколько листочков с могилки отца Николая, добавляли эти листочки к ладану и окуривали этим ладаном свои дома, после чего семейная вражда прекращалась.

Отец Николай был канонизирован как святой Греческой Церкви в 1993 году. Мощи его покоятся в храме святого Иоанна Крестителя (Охотника), в котором он служил.

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.