google-site-verification: google21d08411ff346180.html Святой мученик Философ | Алчевск Православный

Святой мученик Философ

Июнь 12th 2011 -

Сочинения

Согласно самому Иустину, он является автором трактата «против всех ересей». Ириней Лионский цитирует фрагмент из недошедшего до нас сочинения Иустина «Против Маркиона». Евсевий Кесарийский упоминает обе эти работы, но сам, похоже, не читал их. Также у него представлен известный ему список работ Иустина: «речь, обращенная к Антонину, именуемому Благочестивым, к его детям и к римскому сенату»; апология «к Антонину Веру» (к Марку Аврелию); «К эллинам»; ещё одно сочинение к эллинам, называющееся «Обличение»; «О Божественном единодержавии»; «Лирник»; сочинение о природе души; «Диалог с Трифоном иудеем»; «Против Маркиона»; в конце добавляет, что «существует много и других его трудов у многих братьев». Более поздние авторы ничего не прибавляли к этому списку.

Первая апология

Иустин Философ вручает императору свою «Апологию». Бумага, гравюра. Автор: Жак Калло. Франция, 1632—1635.

Из сохранившихся работ «Первая апология» — наиболее ранний труд Иустина. Атрибуция этой работы не вызывает сомнений, а датировка, по разным оценкам, варьируется от 149 до 155 года. Главный адресат апологии — император Антонин Пий, известный как честный и склонный к философии человек. Иустин ставит своей задачей защитить христиан от обвинений, связанных с непочитанием эллинских богов, что рассматривалось как безбожие и считалось уголовно наказуемым преступлением; от обвинений в политическом перевороте; в бытовых преступлениях, безнравственности и даже в подкидывании новорожденных младенцев. Во второй части сочинения Иустин излагает христианское вероучение: описывает ветхозаветные пророчества, которые, по его мнению, сбылись, и которые сбудутся, а также приводит схожие элементы иудео-христианской и эллинских религий, обосновывая это сходство заимствованием греками этих элементов из Библии. Иустин завершает текст прошением о прекращении преследования и приложением нескольких правительственных писем, свидетельствующих о благонадежности христиан.

Вторая апология

Вторая апология состоит из пятнадцати глав и дополняет Первую. Ряд учёных предполагает, что изначально обе апологии представляли собой единое произведение, но свидетельство Евсевия Кесарийского говорит против такого утверждения. Время написания точно определить невозможно, но, вероятно, она была написана в скором времени после написания Первой, то есть около 155 года.

Поводом для написания этого письма к римскому Сенату стал следующий инцидент. В Риме ведущая распутную жизнь женщина приняла христианство. Её муж не отказался вместе с ней от прежнего образа жизни, и женщина подала разводное письмо. В отместку, муж через своего друга сотника убедил префекта Урбика заключить в тюрьму наставника своей жены — некоего Птоломея за то, что он был христианином. Когда Птоломея было приказано казнить, другой христианин по имени Лукий указал Урбику, что он осуждает ни в чём не повинного человека. Тогда Урбик, узнав, что Лукий тоже христианин, приказывает казнить его вместе с Птоломеем.

Иустин излагает сенату христианское учение, чтобы тот обнародовал его и избавил христиан от ложных обвинений. В частности, Иустин затрагивает тему самоубийства и дачи ложного показания, теодицеи, эсхатологии, гонений и смерти. Как и в Первой апологии, Иустин на протяжении всего повествования проводит параллели с греческой литературой и философией.

Диалог с иудеем Трифоном

Ещё одно сочинение, не вызывающее сомнений в авторстве, — это «Диалог с Трифоном иудеем». Вероятнее всего, диалог записан около 160 года. В отличие от Апологии Иустин отступает от монолога и выбирает жанр диалога. Его оппонентом является эллинизированный иудей по имени Трифон. Некоторые ученые считают, что в действительности диалога не было, и Трифон — лишь литературный герой Иустина. В частности, сомнение вызывает способность Иустина столь подробно передать детали диалога спустя 30 лет (либо спустя 20 лет. Согласно другой точке зрения, дебаты могли иметь место в истории ок. 132 г., и к 160 г. Иустин тщательно собрал все аргументы, которые в полемике накопила его Церковь. Также существует мнение, что Трифон, являющийся оппонентом Иустина, — это рабби Тарфон. Относительно целевой аудитории сочинения единогласного мнения тоже нет. Среди ученых XIX в. было распространено традиционное мнение, что ею являются евреи. Но в XX веке ряд ученых стал придерживаться мнения, что целевая аудитория Диалога — греки. Вероятный адресат сочинения — некий Марк Помпей, упомянутый в 141 главе.

Композиционно сочинение можно поделить на три части:

  • В первой части (гл. 11 — 31) рассматривается вопрос о роли Моисеева Закона.
  • Во второй части (гл. 32 — 110) идет речь о значении и природе Иисуса Христа .
  • В третьей части (гл. 111 −142) Иустин дискутирует о спасении язычников.

Спорные, подложные и утраченные сочинения

Сохранились многие другие сочинения, приписываемые Иустину, атрибуция которых подвергается серьёзной критике. Среди них: «Увещательное слово к эллинам», «Речь к эллинам», «О единовластительстве» («О монархии»), «О воскресении», «Послание к Диогнету».

Сохранилось несколько сочинений, однозначно не принадлежащих Иустину: «Вопросы христиан к язычникам»[57], «Вопросы язычников к христианам», «Вопросы и ответы к православным», «Опровержение некоторых аристотелевских мнений», «Изложение правого исповедания», «Послание к Зене и Серену».

Ряд сочинений утерян: «Синтагма против всех ересей», «Против Маркиона», «К эллинам», «Обличение», «Лирник», «О Божественном единодержавии».

Учение о Боге: Триадология

На вопрос Трифона иудея, что есть Бог, Иустин отвечает: «То, что всегда пребывает одним и тем же и есть причина бытия прочих существ, подлинно есть Бог». Говоря о Боге, Иустин ссылается на Платона и дает следующее определение: Бог «есть существо тождественное себе, высшее всякой сущности, неизреченное, неизъяснимое, единое, прекрасное и благое, внезапно проявляющееся в благородных душах по причине их сродства и желания видеть Его».

Иустин подчеркивает трансцендентность Бога, характеризуя Его в популярных терминах позднеантичной философии как «нерожденного» (ἀγέννητος), «неизреченного» (ἄρρητος), «неизменного» (ἄτρεπτος) и «вечного» (ἀίδιος). У трансцендентного Бога «нет определенного имени, ибо если бы Он назывался каким-нибудь именем, то имел бы кого-либо старше себя, который дал Ему имя». Он никому не является и никогда прямо не беседует, только через посредство Сына или ангелов. В то же время Иустин подчеркивает и имманентность Бога, указывая, что Бог «ясно видит и слышит, не глазами или ушами, но неизглаголанною силою, так что Он все видит и все знает, и никто из нас не скрыт от Него»[.

В отличие от греческих философов, Иустин говорит о личном Боге. Бог является не только творцом Бытия, принципом духовных и нравственных сил и законодательной власти, но Он есть личность, вступающая в определенные отношения с людьми, заботясь о них, причём о каждом человеке в отдельности, а не только о целом мире. Для этого Он управляет спасением человечества в истории, устанавливая различные жертвы, субботы и закон. Бог способен слышать молитвы. К личностному Богу можно применять такие эпитеты как «милостив», «человеколюбив». Можно говорить об Его сострадании или гневе.

«Акты Иустина», сохранившиеся в трёх редакциях на греческом языке, свидетельствуют о раннем почитании Иустина Философа как мученика. По мнению исследователей, «Акты Иустина» являются копиями судебного допроса с добавлением вводной и заключительной части.

Тем не менее, имя Иустина Философа не встречается в латинских календарях. Лишь в середине IX века Флор Лионский впервые указал в мартирологе имя Иустина под 12 апреля. Вероятно, дата была выбрана на том основании, что в мартирологе Иеронима под 12 апреля указана память мучеников Карпа, Папилы и Агафоника, пострадавших схожим путём (путём обезглавливания) и при схожих обстоятельствах во время преследования христиан при императоре Деции. Позже Иустин упоминается в мартирологе Адона Виеннского, в мартирологе Узуарда и в мартирологе Цезаря Барония. Почитание Иустина получило широкое распространение при Пие IX, который 11 июня 1874 года утвердил решение Конгрегации обрядов о наделении Иустина Философа статусом «duplex minus» и об установлении на 14 апреля дня его памяти. Но, так как этот день перегружен в связи с пасхальным циклом, Иустин впоследствии стал поминаться 1 июня, в соответствии с греческими календарями.

В византийских синаксарях, начиная с IX века, под датой 1 июня указывалась память двух святых с именем Иустин: первый — вместе с учениками Харитоном, Харито, Эвелпистом, Иераксом, Пеоном, Либерианом; второй — Иустин Философ. Это, вероятно, связано с тем, что Евсевий Кесарийский и Иероним Стридонский описывают кончину Иустина иначе, чем «Акты Иустина», что дало византийским агиографам повод предположить двух мучеников с одинаковым именем. По мнению болландистов, дата 1 июня была выбрана лишь на том основании, что в этот день не было службы другим святым. Празднование 1 июня памяти двух Иустинов прочно вошло в практику греческого православия. Так в «Новом Синаксаристе» Никодима Святогорца приводится два рассказа о мученичестве Иустина: в одном упоминаются ученики, а в другом — нет. Только в XX веке митрополит Софроний (Евстратиадис) указал на то, что в синаксарях подразумевается один человек. Сейчас Элладская Православная Церковь празднует 1 июня память только одного Иустина.

В славянской агиографии также сложилась традиция празднования памяти двух Иустинов. Так сведения об Иустине с учениками и Иустине Философе содержатся в стишном Прологе (XIV в.), в Великих Макарьевских Четьи-Минеях (XVI в.), в Житиях Святых Димитрия Ростовского и в современном церковном календаре Русской Православной Церкви.

В дошедших до нас источниках сведения о месте погребения Иустина Философа отсутствуют. Папа Урбан VIII (1623—1644) подарил монастырю Санта-Мария-делла-Кончеционе мощи Иустина, происхождение которых неизвестно. В 1992 г. мощи были перенесены в Церковь св. Иустина в квартале Алессандрино в Риме.

Согласно греческому иконописному подлиннику иеромонаха Дионисия Фурноаграфиота (ок. 1730—1733 гг.) Иустин Философ описывается как «молодой, с круглой бородой, говорящий: Иже во Отце и Сыне и Божественном Духе, Бог Святый». В другом разделе этого подлинника Иустин описан как «старец с длинной бородой».

В русских иконописных подлинниках сводной редакции (XVIII век) говорится, что Иустин «подобием рус, власы с ушей кратки, брада аки Козмина, около шеи плат белый, в руках книга, риза лазорева, испод светлокрасная». Здесь же описывается другой Иустин (сказывается традиция отмечания памяти двух Иустинов): «подобием темнорус, власы кратки и просты, брада аки Богоотца Иоакима, риза багряная, испод дикая, в руке крест».

В начале XX века академик В. Д. Фартусов в пособии для иконописцев говорит об Иустине следующее: «типа самарян, но из язычников; 61 года, у него небольшая борода, волосы рассыпаны по плечам; одежда — длинная туника и длинный плащ, закинутый за плечо. В руках хартия с его изречением „Добре ведый, яко часто народным неразсудным судом неповинные осуждаются, яко повинные, и чистые, аки сквернители, обезславляемые бывают, и праведники аки грешники вменяются“». Фартусов предлагает и другой вариант надписи на хартии: «Есть Существо выше всех существ, непостижимое, Неисповедимое, едино Доброе и Красное, Егоже знания желание благородным душам из начала от Того же Самого есть всаждено: любит бо То от оных познано и видено быти». Так же он допускает изображение на хартии слов, обращенных старцем к Иустину: «Ум человеческий, не наставленный от Духа Святаго, и верою непросвещенный, Бога никакоже имать ведати и разумети».

Изображения Иустина Философа на минеях, храмовых росписях и иконах

Изображения Иустина Философа получили наибольшее распространение в связи с включением его в минейные циклы. Наиболее ранним памятником календарного типа, содержащим изображение Иустина, является Синайский гексаптих (конец XI — начало XII века) из монастыря вмц. Екатерины на Синае. В полный рост Иустин изображен в Минологии Димитрия Солунского (1327—1340 гг., Фессалоники) и в «Афонской книге образцов» (греко-грузинская рукопись, кон. XV в.).

Один из первых примеров русской иконописи представлен на годовой минее первой половины XVI в. (музей икон в Рекклингхаузене). Здесь Иустин изображен с темными короткими волосами и округлой небольшой бородой. Одет в сине-зеленый хитон и красный плащ. В правой руке держит крест, левая прижата к груди. Иустин также изображен на майских иконах на комплектах годовых миней XVI века (ВГИАХМЗ); на комплектах годовых миней конца XVI века (КОГИАМЗ); на годовых минеях XVIII века работы И. Ф. Липина (КОГИАМЗ); на иконе на май и июнь XVII века (старообрядческая реставрация первой четверти XIX века; хранится в ГРМ); на гравированных святцах работы Г. П. Тепчегорского (1714 и 1722 гг. издания) и И. К. Любецкого (1730 г.).

1. Хотя «Синаксарь» святого Никодима упоминает философа отдельно от мучеников, было обстоятельно доказано, что речь идет об одном и том же человеке. Помимо его трудов «Апология» и «Диалог с Трифоном» мы используем здесь также достоверные «Акты» его мученичества, собранные одним очевидцем.
2. Современный Наблус.
3. Согласно одним источникам, эта встреча произошла в Ефесе, согласно другим – в Греции.
4. Иустин Философ, святой. Апология. II, 13 (цит. по: Иустин, философ и мученик, святой. Творения. М., 1995).
5. Другими апологетами были Татиан, ученик Иустина, Аристид (память 13 сентября), Афинагор (память 16 июля), Феофил Антиохийский (память 6 декабря), Мелитон Сардийский (память 1 апреля) и автор «Послания к Диогнету».
6. Иустин Философ, святой. Апология. II, 4.
7.Там же. II, 7.
8. Там же. II, 13.


Pages: 1 2

Комментарии закрыты.