google-site-verification: google21d08411ff346180.html Мученик Владимир Правдолюбов | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Мученик Владимир Правдолюбов

Октябрь 3rd 2012 -

В 1917 году, с приходом новой власти, очень многое изменилось. Владимир Анатольевич впервые был арестован, но вскоре освобожден. В Житомире власть постоянно менялась: то устанавливалась советская власть, то приходили петлюровцы. Граница Украины с Россией была закрыта, поэтому выехать из Житомира, находящегося на территории Украины, было невозможно. Когда к власти приходили петлюровцы, в городе начинались погромы. Владимир Анатольевич несколько раз спасал от погромов тех, кому угрожала опасность. В одном случае несколько семейств укрылись на чердаке Учительской семинарии и благополучно переждали там погромы. В другом случае он вместе со своим другом, учителем семинарии, в одной небольшой комнате укрыл семейство из семи человек. Жилище этих людей было полностью разгромлено, но сами они остались живы. Такие погромы, по свидетельству Владимира Анатольевича, устраивали петлюровцы.

В Житомире Владимир Анатольевич трудился как преподаватель до 1921 года. В 1922 году он переехал в Москву, где продолжил свою педагогическую деятельность. Однако вместе с тем он стал заниматься серьезной научной работой.

В 1923 году Владимир Анатольевич стал доцентом Второго Московского государственного университета, читал лекции в Психотехнической лаборатории и Институте методов школьной работы. Областью его научных исследований были педагогика и психология.

В те годы среди ученых, занимающихся психологией, возникла идея создания нового направления в этой науке — специальной науки о ребенке: его воспитании, образовании и формировании как личности. При Втором Московском университете сформировался целый коллектив известных и талантливых ученых, которые активно разрабатывали это новое направление в психологии. Они публиковали свои работы отдельными изданиями, помещали статьи в известном в то время журнале «Психология, неврология и психиатрия». Вместе с ними работал Владимир Анатольевич, и деятельность его как ученого и педагога в эти годы успешно развивалась. Менее чем за семь лет, с 1922 по 1929 год, он издал три книги: «История письма» (Москва, Государственное издательство «Красная новь», 1924 год), «Работоспособность учащихся» (Издательство «Работник просвещения», Москва, 1926 год) и очень важный для педагогики труд — «Кино и наша молодежь». В центральной газете «Известия» в 1928 году были напечатаны две его статьи — «О юном кинозрителе» и «Учащиеся и кино», а в журнале «На путях к новой школе» в 1926 году были опубликованы статьи о его работе с родителями учащихся.

Особенно интересна его книга «История письма», которая вышла из печати со множеством иллюстраций.

Вместе с тем Владимира Анатольевича приглашали как специалиста в различные учреждения. В Военной академии он принимал участие в работе ее психологической лаборатории, где изучался новый для того времени метод тестирования, получивший теперь самое широкое распространение. В 1923 году он был участником Первого Всероссийского съезда по психоневрологии, на котором прочитал доклад «К вопросу об экспериментально-психологическом исследовании стенографов».

Однако проблемы воспитания молодых людей волновали Владимира Анатольевича не менее, чем наука. И знал он об этих проблемах из своего личного педагогического опыта. Владимир Анатольевич всегда занимался воспитанием детей и подростков — как в Житомире, так и в Москве он постоянно был с молодежью. В 1922 году, когда он приехал в Москву, он сразу же стал преподавателем. В те же годы он организовал приют для беспризорных детей и сирот. В этом приюте Владимир Анатольевич сам вел педагогическую работу и считал необходимым общение детей с природой, с миром искусства, с известными людьми.

Интересны работы Владимира Анатольевича о воздействии на психику ребенка кинофильмов. Уже в то время, в начале двадцатых годов, для него была понятна вся сложность нового явления. Теперь не только специалистам, но, наверное, всем, у кого есть дети, стала понятна вся пагубность воздействия на здоровье ребенка видеофильмов и компьютерных игр, а Владимир Анатольевич уже тогда предупреждал, что вместе с пользой даже простое кино может нанести психике ребенка серьезный вред. Он писал: «Если мы хотим, чтобы кино не принесло вреда нашим детям, не принесло вреда их психическому и физическому здоровью, не искалечило бы их, то мы должны остановить укоренившийся у нас взгляд на кино как на безобидное и невинное для наших детей развлечение. При условии правильной постановки дела кино может дать прекрасные, положительные результаты, и, напротив, оно может дать только отрицательные результаты и принести ряд существенных и серьезных неприятностей ребенку. Если десятилетний ребенок в день отдыха проведет в кино 20-30 минут и тем более час, то это будет значить, что этот день отдыха как таковой для него уже потерян, что в данном случае он лишился своего законного и необходимого отдыха». Если современная психиатрическая наука дает довольно расплывчатые рекомендации по данному вопросу, Владимир Анатольевич говорил конкретно и решительно: «Для детей до восьми лет, а лучше до девятилетнего возраста двери кинотеатров должны быть абсолютно закрыты. Мы должны внимательно следить за ребенком и за его поведением, за его настроением и отношением к кино, предупреждать признаки всевозможных ненормальностей — чрезмерного увлечения кино, податливостью внушению кинообразов, стремлении ко всякого рода «киногрезам». Во всех таких случаях мы должны принимать соответствующие меры: переключать внимание ребенка на другие предметы, направляя его активную деятельность по другому руслу».

Все это Владимир Анатольевич говорил, основываясь на своем личном педагогическом опыте и научных исследованиях. Государственное издательство в Ленинграде в марте 1929 года заключило с Владимиром Анатольевичем договор об издании его книги «Кино и наша молодежь».

Вместе с тем Владимир Анатольевич всегда был близок к Церкви и ее деятелям. Его отец, протоиерей Анатолий Авдеевич Правдолюбов, служил в эти годы в городе Касимове Рязанской области. Там же служили два его брата — протоиерей Сергий и иерей Николай. Сам Владимир Анатольевич лично знал святейшего Патриарха Тихона. Во многом благодаря этому знакомству произошла встреча протоиерея Анатолия Авдеевича и протоиерея Сергия Анатольевича со святейшим Патриархом Тихоном в 1924 году, на которой Святейший Патриарх поддержал «касимовских протоиереев» и подтвердил каноническое с ними общение, а Владимра Анатольевича, также принимавшего участие в этой встрече, деликатно убеждал принять монашеский постриг. Однако как и в юные свои годы, так и сейчас Владимир Анатольевич не чувствовал себя готовым к этому нелегкому подвигу, несмотря на то, что не был еще женат.

Возможно, по причине активной общественной деятельности Владимир Анатольевич до сих пор не мог устроить свою личную жизнь. Только в 1925 году, когда ему было уже 37 лет, он женился. Но брак этот нельзя назвать счастливым: детей у них не было, а в 1932 году, когда Владимир Анатольевич вернулся из заключения и ссылки, жена от него ушла.

Год 1928-й был последним относительно спокойным годом для Владимира Анатольевича. В 1929 году, четвертого июня, Владимира Анатольевича арестовали и заключили в Бутырскую следственную тюрьму. Более двух месяцев он находился под следствием. За это время ему предъявляли самые различные обвинения, доказать которые сами обвинители не могли. Например, на обвинение в восстании в городе Касимове в 1918 году Владимир Анатольевич отвечал тем, что с 1917 по 1922 год не выезжал из Житомира по причине закрытия границы между Украиной и Россией. На обвинение участия в погромах в городе Житомире в 1918 году он возражал, что, напротив, укрывал в те годы очень многих, кому грозили эти погромы, что могут подтвердить участники этих событий. Тем не менее, 8 августа 1929 года Владимира Анатольевича отправили в тюремное заключение на Соловки. Здесь он провел два года, после чего его отправили в ссылку — в город Вельск Северного края.

Когда в 1932 году Владимир Анатольевич вернулся в Москву, оказалось, что он лишен теперь возможности заниматься педагогической и научной деятельностью — ему запрещено было где бы то ни было работать. Более того, он даже жить в Москве теперь не имел права. Тогда Владимир Анатольевич уехал в свой родной город Касимов, который находится от Москвы в трехстах километрах. Здесь он стал преподавателем в местном Индустриальном техникуме.

В 1933 году вместе со своим братом, иереем Николаем Анатольевичем Правдолюбовым, Владимир Анатольевич составил жизнеописание местночтимых подвижников благочестия — блаженной матроны Анемнясевской, царевича Иакова и отшельника Петра. Однако в следующем году ему пришлось уезжать еще далее от Москвы — в город Сергач Нижегородской области. Он и здесь трудился преподавателем.

Интересен рассказ одного очевидца, как уже в Сергаче один из студентов преподнес на Пасху Владимиру Анатольевичу яйцо и сказал: «Христос Воскресе!» Владимир Анатольевич при всей аудитории ответил: «Воистину Воскресе!» В те годы это было мужественным исповеданием веры.

В 1935 году Владимира Анатольевича снова арестовали за составление жизнеописания подвижников благочестия Касимовской земли и за его открытое исповедание веры Христовой. Это был уже путь к мученическому венцу. Два года он томился в тюремном заключении в карагандинских лагерях, а 21 сентября (ст. ст.) 1937 года принял мученическую кончину — Владимир Анатольевич Правдолюбов был расстрелян.

Решением Архиерейского Юбилейного Собора Русской Православной Церкви 13-16 августа 2000 года Владимир Анатольевич Правдолюбов причислен к лику святых как мученик. На канонизацию он был представлен Алма-Атинской епархией.

Источник: газета “Мир Православия” №9 (78), 2004

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.