google-site-verification: google21d08411ff346180.html Мученик Михаил Ерегодский (Ерогодский) | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Мученик Михаил Ерегодский (Ерогодский)

Август 30th 2013 -

Память 18/31 августа
Михаил Петрович Ерегодский (Ерогодский) родился 17 сентября 1878 году в семье потомственного церковнослужителя-псаломщика, что, наверное, и повлияло на его желание вслед за отцом, дедом и прадедом посвятить себя служению Богу.

Преосвященным Гавриилом, епископом Великоустюжским, он был допущен к исправлению должности псаломщика вместо своего отца, который был в то время болен. Люди, которые посвящают себя Богу и жизнь свою стараются привести в соответствие с заповедями Господними, светятся изнутри, изменяются внешне, словно в глазах отражается их душа, прикоснувшаяся к вечности. Именно таким в воспоминаниях людей остался Михаил Ерогодский: красивым, лучистым. Под стать Михаилу была и супруга Анна Артемьевна, она восхищала своей красотой.

«Жалованья, получаемого в церкви не хватало, чтобы прокормить большую семью, поэтому родители и их шестеро детей много работали на собственном поле». Из воспоминаний одной из дочерей Михаила Ерогодского, Елизаветы, стало известно, что, чтобы посадить огород, Михаилу Петровичу со старшими сыновьями пришлось раскорчевывать лес, а на полученном поле посадили картофель, рожь. Хозяйство было крепкое, имелась лошадь, корова. А жили в большом двухэтажном доме, основное место в доме занимала библиотека отца. И несмотря на трудности жизни, Михаил Петрович умел, отвлекшись от суеты будней, стать на мгновение просто романтиком: для любимой дочери Елизаветы Михаил Петрович всегда находил маргаритки и дарил девочке подарок леса. После ареста отца как воспоминание о дорогих сердцу мгновениях жизни Елизавета будет искать любимые цветы, но с арестом отца вдруг исчезли из леса маргаритки...

Любил Михаил Петрович общаться и с деревенской детворой, учил ребятишек церковному пению. В селе очень уважали Михаила Петровича, обращались к нему с любой просьбой: написать заявление, прошение, он никому не отказывал...

Приближался 37 год, и жизнь семьи измерялась уже часами. Каждый день приносил новые несчастья. Многодетную семью обложили непомерными налогами, выплатить которые родители были не в силах, и постепенно у них отобрали лошадь, корову. Михаила Петровича дважды отправляли в Кослан на принудительные работы, и каждый раз сроком на один год. А тем временем семью лишили жилья, оставив ей только две небольшие комнатки. Забрали и пашню Ерогодских, чтобы построить здесь больницу. Взамен же предоставили клочок неплодородной земли. Гонениям подверглись и малолетние детишки Михаила Ерогодского, которых не перевели в третий класс, пришлось и им идти на лесозаготовки, кроме старшего брата Вячеслава, которого взяли работать в контору, но поставили условие, чтобы он отказался от отца, тогда юноша ушел из дома. Два других брата, Владимир и Петр, продолжали работать в лесу. Но вскоре старшие дети Михаила Ерогодского и родственники вынуждены были уехать, спасаясь от преследований. Вячеслав уехал в Ленинград, работал там на заводе и погиб в блокаду. Петр жил в Севастополе. Сестра Вера на лесозаготовках сломала ногу, отец сумел отправить дочь в Архангельск, где ей успели вовремя оказать медицинскую помощь, но после выздоровления девушка домой не вернулась, осталась жить у чужих людей. Брат Михаила Ерогодского, Георгий Петрович, стал упрашивать Михаила Петровича уехать вместе с ним, но Ерогодский отказался, сказав, что он не оставит своего родного места, где похоронены его родители. С Михаилом Петровичем и Анной Артемьевной остались только дочери Лиза и Женя.

В тех нечеловеческих условиях, в которых оказалась семья Ерогодских, Михаил Петрович еще находил в себе силы помогать другим. Он был нужен сельчанам, которым запретили ходить в церковь. Расстроенные, потерянные люди не знали, что делать. На помощь им пришел Михаил Петрович, который стал собирать прихожан у себя в доме. Но их выследили, на следующий день после собрания верующих директор школы вызвал дочерей Михаила Ерогодского Евгению и Елизавету и стал допрашивать, кто и по какому поводу приходил к ним в дом. Но девочки ответили: «Мы ничего не знаем, спали на печке и ничего не видели».

Новым потрясением для людей стало разрушение на их глазах церкви. Михаил Ерогодский в это время работал в поле, заготавливал сено, к нему прибежали сельчане и все рассказали. А в это время храм обезглавили, и земля содрогнулась от боли, когда огромный тяжелый колокол упал на нее, не выдержав удара, земля словно раступилась, приняв его в свои недра. Задрожали дома, послышался звон разбитого стекла — так убивали храм. Когда Михаил Петрович прибежал в село, с храма уже отдирали доски, Ерогодский стал уговаривать, умолять, чтобы оставили здание, что оно ни в чем не виновато и может еще послужить людям. Но не слушали его молодые сатрапы, а продолжали убивать церковь, тогда Михаил Петрович обратился к односельчанам за помощью. Удивительно, но церковь, скорее, само здание удалось отстоять. А возле храма запылал огромный костер. Охапками выносили книги, через окна в костер летели иконы. Те девушки, которые были побойчее, выхватывали из костра иконы, еще не успевшие загореться, и уносили их домой.

Страшно, что ничего не было святого для убийц: разрушив храм, отправились на старинное кладбище, не погнушались вытащить чугунную плиту с могилы Петра Александровича – отца Михаила Ерогодского — и вместе с колоколом ее отправили в переплавку, а крест с могилы отца Михаил успел спрятать. Эту надгробную плиту и крест отправила Вологодская епархия, отдавая дань своему служителю за его заслуги перед церковью... Но все же и над этой памятью о дорогом человеке надругались: после смерти жены Михаила Ерогодского, Анны Артемьевны, дети когда-то спасенный крест поставили на могилу матери. На следующий день крест исчез. Дочь Лиза нашла только половину креста, его вторая половина стояла у кого-то на могиле...

Разрушив старый мир, людям стали навязывать другую жизнь, другии идеи, но мешал Михаил Ерогодский. Решено было его убрать. 10 августа 1937 года Михаил Ерогодский с женой по своему обыкновению работали в поле за 17 верст от села, когда прибывший нарочный приказал следовать Михаилу Петровичу за ним в сельсовет. Михаил Ерогодский вернулся в село один, а ночью к малолетним детям Ерогодского пришли с обыском. Женя спала и ничего не слышала, а Лиза стала свидетелем воровства. Папа из сельсовета не вернулся, а утром приехала мать. Узнав, что мужа забрали, женщина не могла поверить, долго плакала, говорила, что он прошел три войны и остался жив, а сейчас его забрали навсегда, и больше мы его не увидим. Что же произошло в тот трагический день? Михаилу Петровичу не разрешили попрощаться с семьей, его и еще несколько человек посадили в телегу и повезли в Кослан. Сельчане узнали об этом и вышли на дорогу попрощаться, многие плакали, кто-то тайком пытался сунуть в руку хлеб, деньги. Дорога, по которой увозили невинно осужденных людей, до сих пор не зарастает, хотя все вокруг давно поросло ивой. Детишки ждали, когда вернется отец, бегали на дорогу и все смотрели — не покажется ли телега... Так можно было всю жизнь ждать отца, но вскоре пришлось семье Михаила Петровича бороться за свое существование. У Ерогодских забрали все имущество, конфисковали дом. Не позволяли даже сердобольным сельчанам оказывать помощь семье врага народа: все, что приносили люди Ерогодским, на следующий день отбиралось. При этом больную женщину с детьми заставляли платить налог. Как могли заботились о семье родственники, успевшие уехать из Важгорта: старший сын Михаила Ерогодского, Вячеслав, отправлял деньги из Ленинграда. Вернулся с войны младший сын Владимир, хотел жить в родном селе, но не смог устроиться на работу: никуда не брали сына врага народа, пришлось покинуть родные, дорогие сердцу места. Владимир забрал с собой младшую сестру Евгению, другая сестра Лиза не захотела оставить родительского дома — ждала отца или хоть какую-то весточку. Прошло тридцать лет. Елизавета вышла замуж, родила детишек. Однажды в дом дочери Михаила Ерогодского зашел незнакомый мужчина и сообщил, что ее отца сразу по приезду в Сыктывкар расстреляли. Позже уже стало известно следующее: «арестовали Михаила Ерогодского 10 августа 1937 года, 29 августа 1937 года тройкой УНКВД его приговорили к высшей мере наказания, а 30 августа 1937 года приговор был приведен в исполнение. На основании ст. 3 Закона РСФСР от 18 октября 1991 года Михаил Петрович Ерогодский был реабилитирован. И только после этого Елизавета Михайловна стала рассказывать о своем отце теперь уже внукам святого Михаила, а до этого времени все держала в своем сердце. Ее дочь — Джемма Владимировна — вспоминала: как-то она приехала в гости к маме и встретила ее очень радостной, как оказалось мама нашла в лесу любимые отцом цветы маргаритки, которые он дарил ей шестьдесят лет назад; исчезнув с арестом Михаила Ерогодского, они вновь появились после его реабилитации. Мама перенесла чудо-цветы из леса и посадила их возле дома. Сохранилось до наших дней и здание бывшей церкви, которое некогда отстоял Михаил Петрович.

Источник: Прокофьев Н. Жизнеописания Новомучеников, в земле Коми просиялших. Ч.2

Оставьте комментарий!