google-site-verification: google21d08411ff346180.html Кассиан Грек, преподобный, Угличский чудотворец | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Кассиан Грек, Угличский чудотворец

Июнь 2nd 2011 -

 Преподобный Кассиан Грек, Угличский чудотворец

Память:  2/15 октября — день преставления, и 21 мая/3 июня — день тезоименитства.

Преподобный Кассиан Грек, Угличский чудотворец, в миру Константин, был по­томком греческих князей Мангупских (Манукских).

Обернулась леля осиной шаткой,
Притаился леший, побурел бурелом.
Княжича по снегу ведут к лошадке
Красные сапожки, ребячий шелом.

Сядешь да поедешь, мой храбрый мальчик,
Первая дорога вокруг двора.
Я не знаю, княжич, что будет дальше
Колокольный Углич, река Угра.
Ника Батхен, «Княжич»

Мангупский князь и двуглавый орёл

Всё началось на свадьбе

В ноябре 1472 года, в день святого Иоанна Златоуста великий князь всея Руси Иван III женился на Софье Палеолог — ромейке княжьего рода из горной греческой страны Морея. Девушка приходилась племянницей последнему византийскому императору Константину XI Палеологу Драгашу.

Жених был вдовцом, растил сына-наследника. К 1472 году Иван III уже присоединил к Москве Ярославское княжество и большую часть Дмитровского – оно досталось от брата, умершего бездетным. А жениться младшим братьям Иван III старался не дозволять. Войска великого князя ходили на Казань. Его воевода собирал дань с угорских племён в северном Зауралье. Осадив после битвы на Шелони Великий Новгород, Иван III добился от новгородцев части Двинской земли и согласия отступиться от вольности.

Невесту великого князя в детстве звали Зоей. Вторжение турок-османов грозило порабощением, и её отец – деспот Мореи Фома Палеолог принял решение бежать на остров Корфу, под защиту венецианцев. («Деспотом» в Византии назывался назначенный из столицы правитель провинции – «деспотата».) Оставив на Корфу жену с детьми, Фома отправился в Рим искать помощи. Он вёз папе православную святыню – забальзамированную голову апостола Андрея Первозванного. Католики с благоговением разместили реликвию в соборе Святого Петра, в Риме она была спасена от турок. Фома Палеолог обрёл надёжное пристанище, принял католичество, однако никакой военной помощи у итальянцев не нашёл. В третий год проживания на Корфу умерла его жена – Катерина Заккария. А спустя ещё три года, незадолго до кончины, деспот Фома вызвал детей – Зою с сестрой и братьями в Рим.

Там она приняла имя «София» — равно достойное и благозвучное для греков и итальянцев. Её опекуном стал окатоличившийся грек из Трапезунда — кардинал Виссарион Никейский. Палеологи держали в Риме небольшой двор. София была обручена с итальянским князем Караччоло, но брак тот не состоялся.

В 1469 году папа Павел II сосватал её за овдовевшего Ивана III. Имелся у папы такой расчёт. В последние годы существования Ромейской империи, случилось недолгое сближение восточной и западной церквей. Во Флорентийской унии, от 1439 года, многие православные иерархи признали первенство папского престола. Позже, правда, не найдя понимания у клира и у мирян, они принялись отзывать свои подписи. Но богословские споры продолжались даже в осаждённом турками Константинополе. Отправляя Софию в Москву, папа Павел II надеялся, что после великокняжеской свадьбы Русь тоже примет унию с католиками и признает первенство и верховенство Рима.

Встреча

Князь Андрей Большой – удельный князь Угличского Семиградья и князь Константин Мангупский познакомились на свадьбе московского государя и византийской деспины. Один — брат Ивана III. «Большим» его прозвали в отличие от «Меньшего» брата – Андрея (Ставшего удельным князем Вологодским). Другой – родич Зои-Софии, участник её свадебного поезда.

Андрей недавно из похода – прикрывал Серпухов от вторжения хана Ахмата, которому Иван III отказался платить дань. Князь-витязь, князь-строитель. При нём оборонился Углич каменными стенами. Встали кирпичные княжьи палаты. А напротив них — новая церковь во имя царя Константина и матери его Елены – святой покровительницы княгини, Елены Мезецкой. В планах скрипторий. И возможно, уже приглашён старый книгописец – монах Паисий. Позже преподобный Паисий станет обоим князьям наставником и другом, а через Волгу, напротив Углича построит Покровский монастырь.

Константин старше Андрея на двадцать лет. Его семья правила в Крыму православным княжеством Феодоро. В феодоритской горной крепости Мангуп, или же, — по иным источникам, — в греческом городе Трапезунде (на юге Чёрного моря, сейчас там турецкий берег) князь провёл детство. Отроком его отослали в Константинополь. Мы не знаем, бывал ли наш герой мужем и отцом. Предание говорит, что он оборонял гибнущий Константинополь. Выжил. Войдя в город, турки мало препятствовали бегству ромеев. Князь Константин сумел перебраться через Средиземное море в Морею, и до приезда в Москву, его жизнь связалась с семьёй деспота Фомы. Вместе в Зоей, с её сестрой и братьями князь Мангупский переехал в Рим.

Мы не знаем, какое участие он принимал в латинских обрядах. Погибший император Константин XI унию принял. Православные Крыма унию отвергли. Их митрополиты — Готский и Херсонский, в числе первых отозвали подписи.
Простые жители Константинополя не признавали унию с католиками. Не могла уния защитить город, лишь несла смуту в ряды защитников. Враг под стенами, а раздавались призывы: «Лучше турецкая чалма, чем папская тиара».
Неоднозначность договорённостей между католиками и православными позволяла беженцам — ромеям вести себя в Риме гибко. А при въезде на Русь — в приграничном Пскове — всё наносное латинство было отвергнуто! Зоя-София отстояла службу, где все видели, что крестится великокняжеская невеста по православному, что прикладывается к иконам. Даже сопровождавшему её папскому легату Аччи пришлось по велению деспины поцеловать иконы и поклониться Богоматери.

В Пскове Мангупский князь обрёл волю от нелестных соглашений Константинополя с Папским Престолом. Оставался месяц пути до Москвы — по рекам, по волокам, через гулкие листопадные леса.

Выросший на Волжских берегах Угличский князь оказался близок князю Мангупскому по духу, но очень несхож характером.

Константин умел сочетать твёрдость и дипломатичность. Андрея прозвали «Горяй» за пылкий нрав, за ярость и ясность в противостоянии, за прямолинейность. Не чета старшему брату — мастеру незримо скопить силы, выждать роковую оплошность, подтолкнуть врага на опасный шаг. По воле Ивана III Андрей Большой оборонял русские земли от Орды, участвовал в походе на Великий Новгород, долго не замирявшийся на условиях Москвы. Вопреки его воле князь Андрей отстаивал старинную вольность удельных княжеств. Не для усобиц. Ради доброго княжения.

Краеведы нередко пишут, что вырос Андрей Васильевич таким достойным витязем, стал щедрым, доблестным и христолюбивым князем оттого, что был любимым сыном у матери – Марии Ярославны. В тяжкое время ей достался! Думаю, дело и в том, что рос Андрей в Угличе, отроком был поставлен туда на княжение. Стольный Углич, древний и богатый, растил себе под стать доброго князя.

Двуглавый орёл

На свадьбе московского государя подружились угличский правитель Андрей, слава княжения которого приближалась к зениту и мангупский князь Константин, чья Родина терпела поражение от турок.

В 1453 году пал Константинополь. Стяги с ромейским двуглавым орлом поднялись в Трапезунде. В 1460-м османские войска захватили Морею. В 1461-м был порабощён Трапезунд. Древний двуглавый орёл на гербе крымского княжества Феодоро увенчался ромейскими коронами.

Там жили пока свободно. Невольной и последней столицей ромеев стала крепость Мангуп. Кардинал Виссарион Никейский (воспитатель Зои-Софии) звал всех христиан в общий Крестовый поход против турок. Звал безуспешно. Великий князь Иван III союзничал против Орды с крымским ханом — татарином Менгли-Гиреем. На Руси прижилось немало ромеев, оставались служить генуэзцы. Между Феодоро и Москвой ходили посольства и купцы. Вот где искать подмоги!

Через два года после свадьбы Ивана III, его сына – Ивана Молодого сватали к феодоритской княжне. Не успели сговориться. Когда прибыли из Москвы послы обговорить приданое, турки уже осаждали Мангуп.

После гибели крепости последним вольным ромейским правителем остался князь Константин. С наследным двуглавым орлом на гербе.

Не имперским по начертанию. Символику ромейского имперского орла привезла в Москву Зоя-София. В те года как раз менялась геральдика Московского царства, а византийская птица приживалась на Руси легко. Свои двуглавые орлы, — разве что без корон, — издревле восседали в народных орнаментах, обращали клювы за границы зримого мира. Брак Ивана III с Зоей-Софией посодействовал доброму принятию нового двуглавого орла, державного.
Русские и прежде роднились с Византией – Ромейской державой. Иван III, князь Магнупский и Зоя-София приходились друг другу дальними родственниками и свойственниками. Женитьба Ивана III сделала их родство ближе, а в будущем помогла обозначить преемственность Ромейской империи и Московского царства.

Боярин архиепископа Ростовского

Князь Константин не возвратился в Рим. А после гибели княжества Феодоро от турок ему досталось искать служение на Руси. Сам он желал пойти под руку Андрея Большого. Вот только Иван III видел всех осевших на Руси гостей из свадебного поезда Софии своими боярами и не терпел отхода своих бояр из Москвы. Иван III желал одарить князя Мангупского землями с селениями и городами – «в кормление», да тот отказался.

Дипломатичный ромей сумел отпроситься служить в Ростов, боярином к архиепископу. Такой уход со двора не прогневал Ивана III. А поскольку границы княжеств и епархий не совпадали, а Углич в те времена относился к Ростовской епархии, то там князь Константин получил возможность гостить у князя Андрея и невозбранно помогать другу.

Предание говорит, что Константин стал восприемником от купели обоих сыновей Андрея – Ивана и Дмитрия. Крестил мальчиков старец Паисий, в те годы уже – игумен Покровского монастыря.

В 1482 году, на санях, по льдинам замерших рек князь Константин уехал в свите архиепископа Иоасафа в Ферапонтов монастырь. На север, за Вологду. Этой же зимой его постригли в монахи под именем Кассиана. В XV веке было принято давать монашеские имена на ту же букву, что начиналось мирское. Так и было выбрано имя для князя Мангупского – Кассиан.

Постриг

Вот как передаёт слова житий о пострижении князя Константина Мангупского учемский краевед рубежа XIX-XX веков, священник о. Пётр Васильевский:

«В Ферапонтовом монастыре князю дали особую келию и поручили заботиться о нём священно-иноку Филарету, исполненному страха Божия и любви. Здесь князь Константин обрёл покой души своей и проводил время в молитвах, чтении слова Божия, поста и воздержании. Однажды после всенощного бдения князь Константин очень утомлённым возвратился в свою келию и прилёг отдохнуть. Едва забывшись, он увидел некое видение – не как то бывает прочим спящим людям, но получил некоторое устрашающее Божие откровение. В ужасе воспрянув, он начал громко звать! «Филарете, Филарете!». Когда же тот ответил ему: «Се аз, что хощеши?» князь Константин от страха ничего не мог сказать. Филарет, видя, что случилось с ним что-то необычное, пошёл известить о том архиепископа Иосифа и игумена. Архиепископ призвал к себе князя и, сотворив молитву, начал спокойно расспрашивать его о случившимся с ним. Тогда князь Константин, придя, наконец, в сознание, рассказал им следующее: «Видел я церковь большую каменную и множество предстоящих в ней монахов. По середине церкви возвышенный престол и на нём преподобного Мартиниана, бывшего игумена сего Ферапонтова монастыря, в руках своих имеющего огненный жезл. Обратившись ко мне, преподобный Мартиниан сказал: постригися! Я же отвечал ему: не постригуся. И опять говорит мне: ещё сего не сотворивши, бить тя имам жезлом сим за преслушание. Долго я дерзновенно отрекался и, наконец, святой старец поднял руку свою на меня с жезлом огненным. И когда он ниспустил жезл, чтобы ударить меня, я сильно испугался и закричал ему: о, преподобный отче, помилуй меня, уже аз к тому не прекословлю. И окончилось видение. Ныне не может душа моя успокоиться и молю вас: постригите меня в святой монашеский образ». Князь долго, с рыданием, просил архиепископа и игумена, припадал к ногам их и произносил умилительные слова. Все удивлялись такому необычному его призванию. Архиепископ и игумен, не отлагая, постригли князя в ангельский образ, при чем дали имя ему Кассиан».

Pages: 1 2 3 4

Комментарии закрыты.