google-site-verification: google21d08411ff346180.html Заслуженный артист Украины Эмиль Силин обратился с открытым письмом к королеве Великобритании и Президенту Украины | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Заслуженный артист Украины Эмиль Силин обратился с открытым письмом к королеве Великобритании и Президенту Украины

Июнь 18th 2010 -

Заслуженный артист Украины Эмиль Силин обратился с открытым письмом к королеве Великобритании и Президенту Украины.

В Северной Ирландии троих украинских детей в судебном порядке отобрали у поссорившихся родителей — граждан нашей страны, и более полугода насильно удерживают в интернате закрытого типа. Ребят лишили свободы, не позволяют общаться ни с родными, ни с внешним миром, ни между собой, а главное — категорически запретили возвращаться на родину…

“Жена Дмитрия заявила, что хочет жить в Белфасте и детей в Украину не отпустит”

Эта драматическая история связана с известным мастером отечественной сцены заслуженным артистом Украины Эмилем Силиным. Он был ведущим солистом Одесского театра музыкальной комедии, дублером знаменитого Михаила Водяного. Популярность и заслуги актера — велики, но сегодня речь не о том.

Когда 77-летний артист рассказывает, как иностранное государство, по сути, уничтожает его семью, на глазах у мужчины проступают слезы, а руки дрожат. Со своими внуками Эмиль Силин не виделся уже несколько лет…

В 2005-м его сын, преуспевающий ученый Дмитрий Силин, подписал международный контракт и уехал работать в Северную Ирландию. Туда же отправилась и его семья: жена и трое детей. К моменту окончания контракта супруга раздумала возвращаться в Украину и стала выискивать мотивы, по которым сумела бы остаться на Западе.

— Дима занимается научно-иследовательской деятельностью, — рассказывает “ФАКТАМ” Эмиль Силин. — Он в совершенстве владеет несколькими иностранными языками, достаточно хорошо известен в научных кругах, причем не только отечественных, а и стран дальнего зарубежья.

— Более 15 лет Дмитрий с женой состоят в гражданском браке, — дополняет Валерий, старший из братьев-Силиных. — Жили они в мире и согласии, имеют троих совместных деток: дочерей — Катю и Аню, а также сына Игоря. Все они зарегистрированы на фамилию отца, внесены в его паспорт. Словом, все официально, а брак “без штампа” — обоюдное решение двоих. Дима обожает детей, а они — его. Отец для них — пример для подражания, непререкаемый авторитет. Не могу сказать, чтобы невестка была плохой матерью, хотя могла шлепнуть ребенка или дать подзатыльник. Лично я не считаю это большим грехом, в семье случается всякое. Главное, чтобы уважали и понимали друг друга, были вместе.

Именно этого принципа всегда придерживался мой младший брат, даже когда приходилось надолго уезжать за рубеж. Например, работая несколько лет на Тайване, он брал с собой семью. Аналогично и с нынешним контрактом, по приглашению университета в Белфасте.

— Для Европы гражданский брак имеет ту же юридическую силу, как и официально зарегистрированный, — констатирует народный депутат Украины Виталий Барвиненко, принявший участие в судьбе семьи Силиных. — Поэтому визы получили все члены семейства: Дмитрий — рабочую, как специалист, жена — в качестве приглашенного ассистента, дети — сопровождающие, зависимые от кормильца. После окончания срока, предусмотренного контрактом, Дмитрий решил вернуться в Одессу. В родном городе ему предложили возглавить кафедру вуза. Дети тоже давно рвались домой. Однако супруга Дмитрия наотрез отказалась возвращаться, заявила, что хочет жить в Белфасте и детей в Украину не отпустит. После чего начала готовить себе “европейскую перспективу”, не брезгуя в выборе средств.

“Ирландский суд запретил Кате, Ане и Игорю учиться в… украинской государственной школе”

Вариантов, правда, оказалось всего два: первый — брак (подлинный либо фиктивный) с гражданином Евросоюза, второй — обращение в суд в качестве жертвы семейного насилия. После отказа мужа оплатить ее фиктивный брак выбор был исчерпан. Женщина решила любой ценой забрать себе дочерей и сына и потом получать на них социальную помощь (в странах Евросоюза именно дети — реальный источник выплат для матерей-одиночек). Для этого она обратилась в Виндзорский женский центр, который защищает жен от мужей-деспотов, и обвинила Дмитрия в… рукоприкладстве. Там подсказали: если факты жестокости со стороны супруга будут доказаны в суде, ей сразу же выдадут вид на жительство.

— Придерживаясь избранного сценария, заявительница начала общаться дома на английском языке, — продолжает народный депутат. — Тем самым провоцировала скандалы, которые четко фиксировала в блокноте. Наконец, написала записку — дескать, не может более жить в постоянном стрессе. Этот “документ” должен был служить в суде доказательством тяжелых взаимоотношений в семье.

По мнению Валерия Силина, в качестве весомого аргумента супруга его брата выдвинула следующий: Украина — варварское государство, бесперспективное для детей, где не работают законы, потому возвращаться туда нельзя.

Женщина отправилась жить в приют для жертв домашнего насилия, забрав с собой сына и дочек, несмотря на их протест. Тем не менее жестокость главы семьи подтвердить не удалось. Это категорически отрицали дети, настаивавшие исключительно на проживании с отцом. Даже самой “потерпевшей” пришлось признать, что за всю их совместную жизнь “изверг” ее никогда не ударил.

Однако Верховный суд Северной Ирландии (куда входят апелляционный, коронный и высокий суды) посчитал нежелание Дмитрия Силина содержать супругу… моральным насилием. Доводы о том, что деньги ей требовались для оформления фиктивного брака, попросту проигнорировали.

Следующим шагом женщины стало обращение в суд через “Траст здоровья и социальной опеки” Белфаста (организации, тесно сотрудничающей с женским центром) о принудительном поселении ее вместе с детьми в приют. Для этого требовались весомые доказательства плохого отношения отца к дочерям и сыну. Здесь вновь на помощь пришел Виндзорский центр, организовавший аудит жилья Силиных. Социальные работники несколько раз делали замечания Дмитрию о том, что квартира находится (с их точки зрения) в ненадлежащем состоянии. В результате одессита признали плохим отцом и в приказном порядке определили детей в приют. Поскольку Аня, Катя и Игорь наотрез отказались идти туда после школы, социальные службы предложили Дмитрию сотрудничество: уговорить сына и дочерей побыть три дня с матерью, пока суд примет другое решение. Три дня растянулись на пять недель.

— Невестка, чтобы убедить детей в необходимости остаться в Европе, несколько раз их поколотила, — продолжает Валерий. — Удивительно, но жалобы моих племянников на материнские побои никакого впечатления на судью не произвели.

Дети категорически не приемлют мать. Почему? Мне сложно судить. Могу предположить, что старшая Катюша обиделась на мать, когда та захотела объявить дочь склонной к… суицидам и попыталась упечь в психиатрическую лечебницу (так жена брата пыталась “зацепиться” на Западе). Девочка — абсолютно адекватный ребенок, хорошо учится. Впрочем, как ее младшие сестра и брат: все трое знают китайский, который выучили на Тайване, прекрасно владеют английским языком.

— При участии консула Украины в Эдинбурге дети были определены в Международную украинскую школу, созданную отечественным Министерством образования специально для интернет-обучения наших маленьких соотечественников за рубежом, — дополняет народный депутат Виталий Барвиненко. — Но судья Стивенс немотивированно запретил украинским детям учиться в… украинской государственной школе. Ирландский адвокат, представляющий интересы детей, заявил Дмитрию Силину: “Если социальные службы поймают ваших дочерей и сына на посещении украинской школы по интернету, полиция конфискует все домашние компьютеры”. При этом никого не интересует, что это учебное заведение основано постановлением нашего правительства, а Департамент просвещения Северной Ирландии признал высокое качество преподавания здесь.

Завуч Международной украинской школы (располагающейся в Киеве на Кловском спуске) Татьяна Адамская подтвердила, что из Великобритании пришло официальное письмо о том, что “…по заявлению матери детям запрещено обучаться в украинской школе”.

Мать решила, что в детском доме ее дочерям будет лучше

— Мы фактически лишены возможности получать информацию о происходящем в Северной Ирландии из первых рук, — сетует Эмиль Силин. — Знаем, что решением суда сыну категорически запрещено раскрывать какие-либо детали этого дела. Более того, ему нельзя общаться на эту тему с послом и консулами нашей страны, а также с украинскими адвокатами и журналистами. Дмитрия предупредили, что в противном случае его могут арестовать. Короче говоря, мой сын и мои внуки стали узниками этого обитаемого острова. Не знаю, доведется ли мне увидеть их еще раз.

Мужчина не может сдержать слез. В феврале нынешнего года скончалась его супруга Лидия Анатольевна, так и не дождавшись своих любимых внуков. Дмитрий готов был выслать деньги на операцию для тяжелобольной матери, но суд Белфаста арестовал его банковские счета.

— В октябре 2009 года суд передал племянников “Трасту здоровья и социальной опеки”, — рассказывает Валерий. — Их принудили посещать ирландское учебное заведение.

По данным Виталия Барвиненко, всем детям категорически запретили общаться на украинском либо русском языках. Исключительно на английском! Нельзя затрагивать три темы: школа, отношения с матерью и Украина… Дальше — больше. Стало известно, что 14 декабря сестричек — 13-летнюю Катю и 12-летнюю Аню — определили в разные детдома, где они находятся и сейчас. Там, по имеющимся достоверным сведениям, зафиксированы факты издевательства над детьми и попытки привлечь их к употреблению алкоголя и наркотиков. Однако заботливую мать это совсем не волнует. На последнем заседании суда траст потребовал определить Катю и Аню на постоянное пребывание в детдома до достижения 15-летия. Адвокат, понятно, выразил протест. Когда же судья поинтересовался мнением матери детей, она ответила приблизительно следующее: “Наверное, там им будет лучше. Тогда они смогут оценить, что с мамой комфортнее…”

Но и это не все. Одним из промежуточных судебных решений детям запрещено общаться с отцом (чтобы не подвергаться психологическому влиянию) и даже между собой! У сестер отняли мобильные телефоны, не подпускают к электронной почте. Можно, правда, видеться с матерью, но девочки от этого категорически отказываются. Мама, в свою очередь, отвергла идею вместе отпраздновать Новый год, решив, что дочери пагубно повлияют на младшего брата, который живет с ней.

Дмитрий может вернуться на родину, но один. Покинув Северную Ирландию, он фактически потеряет детей…

По словам Валерия, брат неоднократно пытался получить электронные протоколы судебных решений, но ему было отказано. Как, впрочем, и в привлечении к процессу украинского и даже лондонского(!) адвоката. Мол, в суде может выступать специалист, аккредитованный исключительно на территории Северной Ирландии. Ни о каком отводе (недоверии) судье, обжаловании его решений и речи быть не может. Также как и о подаче встречного иска.

Такова специфика британского правосудия: судья имеет право выносить практически любые постановления, которые согласуются с его пониманием. Он даже потребовал изъять паспорт Дмитрия — чтобы поставить в документе штамп о том, что дети находятся под опекой ирландской Фемиды, и пресечь возможные попытки вывоза детей в Украину.

Эмиль и Валерий Силины, проконсультировавшись с правоведами, считают, что своими действиями суд Северной Ирландии нарушает права человека и международные договоренности, ратифицированные Великобританией. Ведь судья запретил общаться с детьми даже украинскому консулу! Учитывая тот факт, что вся семья — взрослые и несовершеннолетние — граждане Украины, это дело должно подпадать под юрисдикцию украинского суда.

— Увы, в настоящее время никакого участия в процессе Украина не принимает, — с грустью констатирует Валерий. — Наши обращения, депутатский запрос в Министерство иностранных дел и к Уполномоченному по правам человека Нине Карпачевой остались без ответа. Будем ждать окончательного решения ирландского суда. Только тогда позволительно обратиться за помощью в Палату лордов, затем (в случае необходимости) — к королеве. Если понадобится, дойдем до Международного суда в Страсбурге.

По сведениям Валерия, сейчас жена брата работает в “Трасте здоровья и социальной опеки”. В том самом, который обвинил Дмитрия в ненадлежащем исполнении родительских обязанностей и ходатайствовал о помещении дочерей в детдом. Органы социальной опеки предоставили “пострадавшей от домашнего насилия” трехкомнатную квартиру. Более того, женщина получает алименты на… всех троих(!) детей, несмотря на то, что девочки находятся в приюте. Так постановил суд.

Отчаявшись получить справедливый вердикт в Северной Ирландии, Эмиль Силин обратился за помощью к Президенту Украины Виктору Януковичу: “Господин Президент, только ваше вмешательство может остановить превращение моих незаконно отобранных и насильно удерживаемых несовершеннолетних внуков в сирот, ютящихся на чужбине… Там же находится и мой сын, всех их даже не отпустили на похороны матери и бабушки и все еще не пускают на ее могилу…”

Аналогичные послания направлены парламентариям Северной Ирландии и в Букингемский дворец — королеве Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии Елизавете Второй. Ведь именно она является главой судебной системы этой державы.

— Мы фактически лишены возможности получать информацию о происходящем в Северной Ирландии из первых рук, — сетует Эмиль Силин. — Знаем, что решением суда сыну категорически запрещено раскрывать какие-либо детали этого дела. Более того, ему нельзя общаться на эту тему с послом и консулами нашей страны, а также с украинскими адвокатами и журналистами. Дмитрия предупредили, что в противном случае его могут арестовать. Короче говоря, мой сын и мои внуки стали узниками этого обитаемого острова. Не знаю, доведется ли мне увидеть их еще раз. Мужчина не может сдержать слез. В феврале нынешнего года скончалась его супруга Лидия Анатольевна, так и не дождавшись своих любимых внуков. Дмитрий готов был выслать деньги на операцию для тяжелобольной матери, но суд Белфаста арестовал его банковские счета. — В октябре 2009 года суд передал племянников “Трасту здоровья и социальной опеки”, — рассказывает Валерий. — Их принудили посещать ирландское учебное заведение. По данным Виталия Барвиненко, всем детям категорически запретили общаться на украинском либо русском языках. Исключительно на английском! Нельзя затрагивать три темы: школа, отношения с матерью и Украина… Дальше — больше. Стало известно, что 14 декабря сестричек — 13-летнюю Катю и 12-летнюю Аню — определили в разные детдома, где они находятся и сейчас. Там, по имеющимся достоверным сведениям, зафиксированы факты издевательства над детьми и попытки привлечь их к употреблению алкоголя и наркотиков. Однако заботливую мать это совсем не волнует. На последнем заседании суда траст потребовал определить Катю и Аню на постоянное пребывание в детдома до достижения 15-летия. Адвокат, понятно, выразил протест. Когда же судья поинтересовался мнением матери детей, она ответила приблизительно следующее: “Наверное, там им будет лучше. Тогда они смогут оценить, что с мамой комфортнее…” Но и это не все. Одним из промежуточных судебных решений детям запрещено общаться с отцом (чтобы не подвергаться психологическому влиянию) и даже между собой! У сестер отняли мобильные телефоны, не подпускают к электронной почте. Можно, правда, видеться с матерью, но девочки от этого категорически отказываются. Мама, в свою очередь, отвергла идею вместе отпраздновать Новый год, решив, что дочери пагубно повлияют на младшего брата, который живет с ней. Дмитрий может вернуться на родину, но один. Покинув Северную Ирландию, он фактически потеряет детей… По словам Валерия, брат неоднократно пытался получить электронные протоколы судебных решений, но ему было отказано. Как, впрочем, и в привлечении к процессу украинского и даже лондонского(!) адвоката. Мол, в суде может выступать специалист, аккредитованный исключительно на территории Северной Ирландии. Ни о каком отводе (недоверии) судье, обжаловании его решений и речи быть не может. Также как и о подаче встречного иска. Такова специфика британского правосудия: судья имеет право выносить практически любые постановления, которые согласуются с его пониманием. Он даже потребовал изъять паспорт Дмитрия — чтобы поставить в документе штамп о том, что дети находятся под опекой ирландской Фемиды, и пресечь возможные попытки вывоза детей в Украину. Эмиль и Валерий Силины, проконсультировавшись с правоведами, считают, что своими действиями суд Северной Ирландии нарушает права человека и международные договоренности, ратифицированные Великобританией. Ведь судья запретил общаться с детьми даже украинскому консулу! Учитывая тот факт, что вся семья — взрослые и несовершеннолетние — граждане Украины, это дело должно подпадать под юрисдикцию украинского суда. — Увы, в настоящее время никакого участия в процессе Украина не принимает, — с грустью констатирует Валерий. — Наши обращения, депутатский запрос в Министерство иностранных дел и к Уполномоченному по правам человека Нине Карпачевой остались без ответа. Будем ждать окончательного решения ирландского суда. Только тогда позволительно обратиться за помощью в Палату лордов, затем (в случае необходимости) — к королеве. Если понадобится, дойдем до Международного суда в Страсбурге.

Вот так калечит судьбы детей и их родителей ювенальная юстиция. О каких правах детей может идти речь — как справедливо отметил глава антифашистского комитета Финляндии это просто система фашистских концлагерей для детей и геноцид родителей.

http://www.facts.kiev.ua/archive/2010-04-16/105632/index.html

Источник:http://sovest.dnepro.org/2010/1660.html

Оставьте комментарий!

Учетная политика оптовой торговли продуктами питания http://grani-food.ru