google-site-verification: google21d08411ff346180.html Каникулы у бабушки караются по закону | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Каникулы у бабушки караются по закону

Октябрь 31st 2011 -

Ряды потерпевших от действий норвежской службы по защите прав детей (барневарн) пополнились еще одной материнской жертвой. На этот раз ею стала гражданка Белоруссии. Местные органы опеки отняли у нее пятилетнего сына и готовят его к усыновлению приемными родителями. Эти действия ведомства женщина объясняет своим желанием отвезти ребенка на летние каникулы к бабушке и дедушке в Белоруссию.

История Татьяны (фамилию она просит до суда не называть) типична: в 2003 году женщина вышла замуж за гражданина Норвегии, родила сына, в 2007-м развелась. Проблемы со службой опеки, по словам женщины, начались, когда в детский сад, куда ходил ее пятилетний сын, пришла новая директор. «Она всегда меня в чем-то подозревала — то я не заплатила по счету, то хочу покончить жизнь самоубийством, то не хочу забирать ребенка из детского сада. В итоге всегда выяснялось, что она не права, что она всегда с завидным упорством и постоянством ошибается. В результате все списывалось на недоразумение», — рассказывает Татьяна.

Но этим дело не ограничилось: пошли жалобы на поведение мальчика, дескать, он ведет себя агрессивно и не может контролировать свое поведение. Трудно понять, как от пятилетнего малыша можно требовать, чтобы он контролировал свое поведение, но специалистам из службы опеки, конечно, виднее. Все попытки матери объяснить, что он копирует манеры других детей и нужно разобраться в причинах такого поведения, ни к чему не приводили. «Когда я просила воспитателей записывать в дневник все его нарушения, чтобы я могла представить себе более полную картину его поведения, понять мотивацию его поступков, мне в этом отказали», — рассказывает Татьяна.

К конфликту подключилась служба опеки, в которую не преминула пожаловаться директор детского сада. Когда Татьяна решила перевести своего сына в другое детское учреждение, служба опеки объяснила, что это довольно трудно — требуется разрешение местной коммуны на дополнительного воспитателя. Через некоторое время женщине предложили место в детском саду за пять километров от ее дома и порекомендовали самой найти водителя с машиной, который стал бы возить ее сына (заметим, что у Татьяны нет водительских прав). Но, работая кассиром в магазине, довольно трудно оплачивать ежедневные услуги водителя. Так что Татьяне пришлось оставить сына дома, где за ним присматривали или дочери женщины от первого брака, или приходящие няни.

Но один лишь факт того, что ребенок не посещает детский сад, в Норвегии считается серьезным поводом для контроля со стороны службы опеки. По местным законам, все дети, которым исполнился год, должны посещать соответствующее воспитательное учреждение, иначе это вызовет подозрения. Не удивительно, что работники барневарн поставили семью Татьяны на контроль и стали регулярно приходить к ней с проверками. Возможно, если бы ребенка удалось быстро устроить в другой детский сад, конфликтная ситуация была бы исчерпана. Но в мае Татьяна сообщила в органы опеки, что собирается съездить с сыном в Белоруссию к своим родителям. Через несколько дней к ней пришла сотрудница ведомства и заявила, что поездка с ребенком — это «плохая идея», потому что ребенка нельзя оставлять у незнакомых ему людей. Татьяна попыталась объяснить, что мальчик уже неоднократно говорил с бабушкой и дедушкой по телефону, к тому же она планировала провести с ним вместе две-три недели, но ее доводы никого не интересовали. За несколько дней до поездки в отсутствие Татьяны к ней в дом пришли работники барневарн и забрали сына. Мальчику и его старшей сестре они объяснили, что отвезут его к маме.

Напуганная мать немедленно кинулась в службу опеки: «Я спросила, где мой ребенок. В ответ Берит (сотрудница ведомства) приказала мне сесть. Я, сильно обеспокоенная тем, что она меня не услышала или не поняла, повторила вопрос, но она снова крикнула: „Сядь!“ Я подчинилась и покорно села, чувствуя себя заложницей сложившейся ситуации». Татьяна просила предоставить ей переводчика, поскольку не очень хорошо знает язык, тем более, когда речь идет о юридических тонкостях. В этом ей было отказано. Женщине лишь предложили сопровождать мальчика к его новому месту жительства, так сказать, проявить добрую волю и не оказывать сопротивление властям. Решив, что такой шаг будет расценен как ее молчаливое согласие на передачу ребенка, женщина отказалась.

«Ощущение, что у меня похитили ребенка без единого аргумента и что это сделали не какие-то бандиты, а работники государственной организации по защите прав детей, повергло меня в шок», — признается Татьяна и продолжает: «Я умоляла Берит вернуть сына. Но она сказала, что это невозможно, так как я просто недостаточно хорошая мать».

Когда мы рассказывали об истории Ирины Бергсет, у которой в Норвегии отняли двоих детей, мы и не предполагали, что ее ситуация отнюдь не исключение и что «кражи детей» органами опеки настолько распространены. Татьяна из Белоруссии стала уже четвертой женщиной, обратившейся в редакцию «Правда.Ру» с аналогичной историей. Конечно, детей отнимают и у норвежцев по тем или иным поводам. Но очевидно, что переселенцы из Восточной Европы оказываются в наиболее уязвимом положении. Как правило, они не очень хорошо знают язык, а главное — не разбираются в местных обычаях и законах. Им кажется, что если они ведут нормальный образ жизни — не пьют, не употребляют наркотики, являются законопослушными гражданами, у них просто не за что отбирать детей.

Источник: pravda.ru

Оставьте комментарий!