google-site-verification: google21d08411ff346180.html Завѣты Крещенія. Свщмч. Іоаннъ Восторговъ | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Завѣты Крещенія. Свщмч. Іоаннъ Восторговъ

Январь 16th 2012 -

1. Наше крещеніе.

Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся.

Эта пѣснь церковная, напоминающая намъ о томъ, что мы въ Христа крещены, особенно сегодня много и властно говоритъ нашей совѣсти. Крещеніе Господне напоминаетъ намъ о томъ, что и мы нѣкогда погружались въ воду крещенія, и надъ нами разверзались небеса, и на насъ сходилъ Духъ Святый, посланный Отцомъ Небеснымъ, по обѣтованію и по искупительнымъ заслугамъ Сына Божія.

И въ тотъ мигъ крещенія нашего во имя Святой Троицы о каждомъ изъ насъ какъ бы изречено было Отцомъ Небеснымъ: «Сей есть Сынъ Мой возлюбленный; въ Немъ Мое благоволеніе». Да, мы чрезъ крещеніе — дѣти и сыны Богу, усыновленные Ему, по Его великой милости. Оттого и говоримъ Ему въ молитвѣ съ дерзновеніемъ: Отче нашъ, Иже еси на небесѣхъ. Оттого и слышимъ отрадное слово евангелиста: «Тѣмъ, которые приняли Его, Іисуса Христа, вѣрующимъ во имя Его, Онъ далъ власть быть сынами Божіими» (Іоан. 1, 12).

Великій это и несказанный даръ! Но каждый даръ, каждое право налагаетъ на насъ вмѣстѣ съ тѣмъ и обязанности. И чѣмъ выше право, тѣмъ больше налагаемый имъ долгъ.

Какой же долгъ, какія обязанности налагаетъ на насъ святое крещеніе?

Въ отвѣтъ на этотъ вопросъ иногда слышимъ: «Мы крещены малыми и непонимающими младенцами; какіе же могутъ быть обязанности, возлагаемыя на невѣдущихъ младенцевъ? Развѣ мы отвѣчаемъ за свое дѣтство? Развѣ мы обязаны исполнять тотъ долгъ, который не мы сами на себя приняли, который взяли за насъ другіе и безъ нашего вѣдома?» Такія смущающія рѣчи мы слышимъ нерѣдко. Но, братіе, такъ разсуждать можетъ только лукавство. Вѣдь мы не только крещены и мѵропомазаны въ дѣтствѣ, но мы и въ зрѣломъ возрастѣ наполнены словомъ Божіимъ и молитвою, мы приступаемъ и къ другимъ таинствамъ, мы вѣдь въ покаяніи получаемъ прощеніе грѣховъ, въ причащеніи соединяемся со Христомъ, мы освящаемъ семейный союзъ таинствомъ брака, мы освящаемъ каждое дѣло молитвою и благословеніемъ Божіимъ. Но мы не знаемъ, что входъ къ этимъ таинствамъ открываетъ намъ и даетъ только крещеніе. Не значитъ ли это, что мы всею жизнью свидѣтельствуемъ, что мы признаемъ свое крещеніе? А если мы, такимъ образомъ, его признаемъ, то мы не смѣемъ говорить о томъ, будто крещеніе, совершенное надъ нами въ дѣтствѣ, не можетъ возлагать на насъ долга христіанскаго. Въ противномъ случаѣ зачѣмъ же и называться христіанами? Зачѣмъ посѣщать храмъ? Зачѣмъ тогда, по праву искупленныхъ кровью Христа, обращаться къ Богу съ молитвою? Вѣдь и въ обычномъ житейскомъ быту можетъ быть такой случай: положимъ, я взялъ по просьбѣ твоихъ родителей, но безъ твоего вѣдома, для тебя въ долгъ сумму денегъ; сумму эту сохранилъ и, вручая тебѣ, заявилъ ясно и опредѣленно, что сумма эта не твоя, а взятая для тебя въ долгъ. Положимъ, далѣе, что ты, хорошо зная объ этомъ, сталъ данную тебѣ сумму денегъ тратить и на нее жить. Говоря по совѣсти: развѣ ты при этихъ условіяхъ можешь говорить, что долгъ для тебя не обязателенъ? Развѣ можешь ты ссылаться на то, что долгъ въ свое время взятъ былъ безъ твоего вѣдома? Развѣ правъ ты будешь, если станешь утверждать, что ты могъ свободно тратить чужія деньги, но не обязанъ ихъ выплатить? Не будетъ ли это изворотливымъ лукавствомъ? Не правъ ли будетъ владѣлецъ денегъ, если скажетъ тебѣ: «Ты зналъ, что деньги взяты въ долгъ, ты бы могъ возвратить обратно переданныя тебѣ деньги, а разъ ты ихъ сталъ тратить, то тѣмъ самымъ ты показалъ, что ты долгъ сдѣлалъ и за него обязанъ уплатить въ свое время».

Не то же ли самое и въ данномъ вопросѣ? Пусть приведенное сравненіе грубо, пусть оно — слишкомъ житейское, но, какъ сравненіе, оно вполнѣ подходитъ къ предмету нашей рѣчи. Ты былъ младенцемъ. Какъ новорожденный и не освященный, ты былъ во власти діавола, ты не былъ причастникомъ искупленія, ты былъ внѣ Церкви Христа, ибо безъ крещенія невозможно спасеніе и усыновленіе Богу. Не могли не пожалѣть о тебѣ твои вѣрующіе родители, не могло не тревожиться ихъ сердце. А что, если младенецъ умретъ? А что, если родители умрутъ и некому будетъ позаботиться о ребенкѣ и пріобщить его къ царству Божію чрезъ крещеніе? И Церковь Христова, руководясь духомъ заботливости и милости, по примѣру древней Церкви, какъ было и велось непрерывно со времени святыхъ апостоловъ, разрѣшаетъ крестить младенцевъ. Ибо если ждать, когда ты будешь сознательно относиться къ вѣрѣ, то, пожалуй, и не дождешься времени крещенія. Вѣдь сознательность отрока, юноши, мужа и старика различны; вѣдь область вѣры, наконецъ, никогда не можетъ быть усвоена сознаніемъ и умомъ человѣка. Крещеніе — это духовное рожденіе. Но вѣдь отъ человѣка никто не спрашиваетъ и не требуетъ, чтобъ онъ сначала былъ сознательнымъ, а потомъ бы родился отъ своей матери... Ты поэтому былъ крещенъ; за тебя и за твою вѣру поручились родители; этого мало: по закону церковному, около тебя, крещаемаго, стояли воспріемники, за тебя и отъ твоего имени они исповѣдали вѣру во Христа, предъ Церковью они обѣщали, что ты будешь возрастать и воспитываться въ вѣрѣ Христовой. Ты росъ; ты съ первыхъ шаговъ пробудившагося сознанія слышалъ и зналъ, что ты крещенъ; ты пользовался всѣми тѣми правами, которыя даетъ крещеніе: ты былъ членомъ Церкви, ты пользовался ея молитвами и таинствами. Итакъ, опять спрашиваемъ: можешь ли ты, говоря по чистой совѣсти, увѣрять и утверждать, что крещеніе не возлагаетъ на тебя никакихъ обязанностей? Конечно, это будетъ только лукавымъ оправданіемъ грѣха и порока, желаніемъ во что бы то ни стало извинить свою недостойную жизнь. Но если въ отношеніяхъ къ людямъ можно лукавыми изворотами совѣсти закрыться отъ отвѣтственности, притвориться непомнящимъ и незнающимъ, то развѣ возможно такъ поступать по отношенію къ Богу и собственной совѣсти? Не значитъ ли это повторять нераскаянность прародителей, сваливавшихъ вину то другъ на друга, то на змія?

Ни Бога, ни совѣсти обмануть нельзя. Посему да умолкнетъ голосъ искушенія, да умолкнетъ соблазнительный помыслъ. Мы крещены; мы получили въ крещеніи величайшіе и несказанные дары. Съ ними получили мы и величайшія права и величайшія обязанности.

Каковы же эти обязанности?

На этотъ вопросъ образно отвѣчаетъ пѣснь церковная: Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся!

Съ Божьей помощью, въ слѣдующіе воскресные дни мы займемся ея изъясненіемъ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Поученія по поводу праздника Крещенія Господня.

Прот. І. І. Восторговъ. Полное собраніе сочиненій. Т. III (въ двухъ вып.): Проповѣди и поучительныя статьи на религіозно-нравстренныя темы. 1906—1908 гг. — М.: Типографія «Русская Печатня» Б. В. Назаревскаго, 1915. — С 447-450.

Источникъ: «Русскiй Порталъ»

Оставьте комментарий!