google-site-verification: google21d08411ff346180.html Толкование на Символ Веры. Четвертый член Символа Веры | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Толкование на Символ Веры. Четвертый член Символа Веры

Январь 28th 2010 -

Толкование на Символ Веры. Четвертый член Символа Веры.  В.Н.Лосский.

Распятого же за ны при Понтийстем Пилате, и страдавша, и погребенна.

Дело спасения, совершенное Господом ншим Иисусом Христом, целостно и неделимо. Воплощение, Смерть на Кресте, Воскресение — только последовательные этапы одного дела спасения.

Член Символа веры, говорящий о Страстях, отмечает, что событие это произошло «при Понтийстем Пилате». Этим подчеркнута историчность Страстей Господних. Тогда как предполагаемые подвиги языческих богов и героев отодвигаются в далекое и баснословное прошлое, спасительное дело Христа свершилось в определенный исторический момент и произошло в конкретной исторической среде. Отметим повторение выражения «за ны», уже известного нам из члена Символа, относящегося к Воплощению: искупительная смерть Иисуса Христа есть источник прощения и примирения не только для человечества в его совокупности, но и для каждого верующего в отдельности. Между Христом и каждым христианином существует личная связь, и к каждому из нас обращен зов: «если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16, 24; Мр. 8, 34; Лк. 9, 23). Смерть на Кресте неотделима от Воскресения, но следует особо беречься всякого ошибочного толкования, которое лишало бы Страсти Господни присущей им славы, и если Воскресение Господне явило Его победу, то Его смерть на Кресте неумолимо ознаменовала поражение силы зла. Слова распятого Иисуса — «или, или, лима савахвани» — это слова мессианского псалма, выражающего не только страдание праведника, но и его упование на Бога (Пс. 22). И они должны восприниматься в связи с песнью Раба Иеговы (Ис. 52, 13-53) и в связи с последним словом умирающего Иисуса — «Совершилось» (Ин. 19, 30). Эта присущая Страстям слава повсеместно подчеркнута Преданием: на Востоке Крест всегда «животворящий», а в западной литургике Страсти (Пассия) обычно именуются «славными» или «блаженными». Это понимание правильно отражает православная иконография, которой чуждо всякое болезненное созерцание Распятия. Даже в момент крайнего «кенозиса» (уничижения) Церковь помнит, что «на древе висит»... землю повесивый" (Служба святых Страстей, 15-й антифон). Однако из этого не следует делать вывод, будто Церковь не останавливается мысленно на великих и действительных страданиях Иисуса распятого. Напротив, потрясенная скорбью и любовью, она вопиет: «Кийждо уд святыя Твоея плоти бесчестие нас ради претерпе: терние — глава; лице — оплевания; челюсти — заушения; уста — во оцте растворенную желчь вкусом; ушеса — хуления злочестивая; плещи — биения, и рука — трость. Всего телесе протяжения на кресте: членове — гвоздия; и ребра — копие. Пострадавый за ны, и от страстей свободивый нас, снизшедый к нам человеколюбием, и вознесый нас всесильне Спасе, помилуй нас» (2-я стихира «На хвалитех» утра Великого Пятка). Крестная смерть принесла падшему человечеству искупление и примирение с Богом — это один из основных догматов христианского вероучения. Ложно или, по меньшей мере, чрезмерно ущербно толкование этого догмата, при котором искупление становится категорией этико-юридической. Именно эта тенденция, начиная со Средних веков, наложила отпечаток на западное богословие в ущерб убедительному реализму древней христианской мысли. Этико-юридическая перспектива подчеркивает нанесенное Богу первородным грехом оскорбление, которое требует возмездия, чтобы укротить Божественный гнев. Смерть воплотившегося Сына Божия и есть такая умилостивляющая жертва. Православная мысль, основанная на Священном Писании, равно как и на литургическом и древнем святоотеческом Предании, иначе понимает искупление: первородный грех был горьким плодом свободы, данной человеку его Создателем. Бог хотел, чтобы Ему поклонялись и Его любили существа свободные, потому что одна только свобода придает смысл любви. Без возможности самоопределения, а значит и отказа, любовь человека к Богу была бы только отражением любви Бога к Самому Себе, подобно отблеску света в зеркале. Выбрав зло, человек изменил своему призванию и оказался в рабстве супостата. Но Бог не дал человеку безвольно плыть по течению своих страстей. Некоторые Отцы — святые Ириней Лионский и Феофил Антиохийский — объясняют Божественную снисходительность незрелостью первых людей. Хотя человек и согрешил свободно, на нем не было полной ответственности за грех. Дело примирения совершилось в Иисусе Христе, истинном Боге и истинном Человеке. Предав Себя вольной смерти. Он непоправимо сокрушил ее власть, поскольку смерть не смогла победить Богочеловека. Так поет об этом латинский гимн Victimae Paxali: «Между смертью и жизнью завязалась необычная борьба. Создатель жизни, умерев, живет и царствует». Человек без греха. Первенец нового человечества, освобожденного от рабства диаволу, Христос предстоит Отцу, как чистая жертва, как непорочный Агнец. Жертвенный аспект смерти Иисуса Христа тесно связан с Ветхим Заветом, который завершен и превзойден. Жертвоприношения древнего Закона совершались, чтобы снискать Божественное умилостивление, чтобы Бог благоволил очистить грехи. Они были предвестниками и прообразами совершенной жертвы Христа, Того, как говорит литургия святого Иоанна Златоуста, Кто «служебныя сея и бескровныя Жертвы священнодействие предал еси нам». Жертва Христа — не только последняя, она единственная истинная жертва, о чем сказано в Послании к Евреям: «Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес. Который не имеет нужды ежедневно, как те первосвященники, приносить жертвы сперва за свои грехи, потом за грехи народа, ибо Он совершил это однажды, принесши в жертву Себя Самого. Ибо закон поставляет первосвященниками человеков, имеющих немощи; а слово клятвенное, после закона, поставило Сына, навеки совершенного» (Евр. 7. 26-28). После Своей смерти Господь был погребен, и Его Тело оставалось во гробе до третьего дня. Тропарь Восточного пасхального богослужения говорит об этом моменте с большой богословской точностью: «Во гробе плотски, во аде же душею яко Бог, в рай же с разбойником, и на Престоле был еси, Христе, со Отцем и Духом, вся исполняяй Неописанный». Во время Своего земного служения Господь наш не раз говорил о своем погребении: «Род лукавый и прелюбодейный ищет знамения; и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка» (Мф. 12. 39; Лк. 11. 29; Мр. 8, 12), и еще: «разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его» (Ин. 2. 19). Сойдя в ад Освободителем, сокрушив своею смертью смерть, вошедшую в мир через грех, Христос стал Новым Адамом, Первенцем того нового рода, который благодаря своей связи с Христом-победителем может вновь обрести соединение с Богом.

святитель Николай Сербский

Распятого Же За Ны При Понтийстем Пилате, и Страдавша, и Погребенна Пламя вечной Божественной любви горит в очаге Божиего родительства с той же силой, что и в очаге Божиего сыновства. Ветер времени не достигает его. Причудливые перемены не касаются этого пламени, не разносят, не раздувают и не уменьшают его. Любовь Божественная дарует полноту жизни, чистоту радости и силу безграничную. С таким чудесным пламенем в руках и в сердце и во всем существе Своем сошел Царь Небесный чудесным образом, чтобы исполнить чудесную миссию среди людей. И изрек блаженные слова: Огонь пришел Я низвести на землю, и как Я томлюсь, пока сие совершится (ср.: Лк. 12, 49). Даже если одна только искра этого святого огня упала в сердце ваше, довольно ее будет, чтобы осветить вам долгий путь к вечному Очагу. Не угасите его, но сокройте и сберегите, словно драгоценнейшее наследие, о образованные, носящие в себе образ Божий. Сын Божий, Единородный, Возлюбленный, преклонил небеса и сошел на землю нас ради человек и нашего ради спасения. Не перешел Он с престола на престол, но сошел с престола на холодный камень. Много пострадал Он ради нас. Когда только произносим эти слова: «много пострадал», уже достаточно, чтобы испытать стыд за себя и радость от любви Его. Но, чтобы истина была полной, должно сказать больше. Мессия рода человеческого вынес клевету, злобу, заговор, оплевания, заушения, издевательства, бичевание. И этим еще не все сказано: осуждение с разбойниками, распятие на кресте, крестные муки, мучительную смерть, погребение. Не отверг Он переполненную чашу страданий, не снял с главы Своей терновый венец, тяжкого креста не сложил с рамен Своих. Так повенчал Он веру православную со страданием и любовь с жертвой. А знаете ли вы, образованные, почему святые отцы вписали в наше Верую имя Понтия Пилата, богоубийцы? Да не усомнитесь, так изволил Дух Божий Святый, вдохновлявший и умудрявший святых отцов. А Дух Божий Святый изволил так, чтобы верные точно и навеки знали, в какого Христа они веруют. Ибо являлись и будут являться в мир лжехристы, лжемессии, чтобы соблазнять и смущать. Потому Дух Святый, человеколюбивый, всепровидящий, хотел навеки оградить крылами Своими верных Христу от всякого соблазна и всякого смущения. Потому Он устами святых отцов никейских точно указал, о каком Христе идет речь, о каком Мессии и Спасителе мира. Речь идет, образованные, единственно и исключительно о Христе, распятом при Понтийстем Пилате, наместнике римского кесаря того времени. Этот Христос — единственный истинный Христос, единственный неложный Мессия, единственный человеколюбивый Спаситель. Все остальные представлявшиеся и те, что станут представляться этим великим именем, до конца времен, до дня Судного, — лжехристы. А еще имя Пилата упоминается ради того, чтобы подчеркнуть и подтвердить личность Спасителя мира как историческую, а не выдуманную личность. При упоминании имени Понтия Пилата определяется время и место явления Господа нашего Иисуса Христа в мире. Ибо даже по свидетельствам языческих римских историков-христоборцев точно известно, когда и где Понтий Пилат был римским наместником. Известна ли вам слабость человеческая? По этой слабости многие, слишком многие склонны забывать своего благодетеля, но не забывают злодея. По этой слабости многие доныне — а будет их много и в будущем — сомневаются в историчности Христа, но никто не усомнился в историческом существовании человека, по имени Понтий Пилат, человека, который во времена правления римского кесаря Тиверия был его наместником в городе Иерусалиме. Следовательно, включив в Символ веры имя Понтия Пилата, святые отцы никейские хотели подчеркнуть историчность личности Христа, Который в определенное время и в определенном месте явился в мир и жил среди людей. Еще имя Пилата внесено в Верую, чтобы обличить преступления безбожников. Римские законы, которые считаются самыми совершенными, были написаны язычниками. Однако невинный Человек был осужден на смерть во времена действия этих хваленых законов одним из исполнителей их, Понтием Пилатом. В применении к Праведнику из праведников эти «совершенные законы» язычников оказались совершенным ничтожеством. Это еще одна очевидная причина, по которой Сам Господь Небесный должен был сойти на землю, чтобы спасти мир от всепоглощающего мрака язычества. Поэтому упоминание имени Пилата в Символе веры звучит как вечное осуждение не только исполнителей языческих законов, но и самих этих законов. …И страдавша, и погребенна, — написали святые отцы. Вы можете спросить: для чего нужны были эти слова, если уже сказано — распятаго же? Если человек распят и прикован ко кресту гвоздями, как можно сомневаться в его страдании? И когда он умрет на кресте, разве не принято обычаем погребать умершего? Словесные не сомневаются в этом. Словесным это понятно и ясно, но бессловесных грызут сомнения. Они думают, что, если они унизят Христа, сами возвысятся и, осуждая Судию своего, избегут осуждения. Были среди бессловесных такие, кто утверждал, что Господь на кресте не испытывал страданий. Говорили, что Христос был только видимым человеком и, как призрак, не мог ощущать ни страданий, ни мук. Как будто не слышали они мольбу Сына Божия в Гефсимании: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия (Мф. 26, 39)! Как будто окаменевшие, сердца их не дрогнули от Его вопля на кресте: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? (Мф. 27, 46). О неправедные, неужели не веруете в страдание величайшего Страдальца? Неужели отрицаете муку, от которой земля затряслась и солнце померкло? Неужели сердца ваши окаменели для веры в страдание, от которого камни расселись? Се, камни будут свидетельствовать против вас в день Возмездия, в Страшный день. Блаженны два мужа — Иосиф и Никодим. Они позаботились о мертвом теле Господнем. С трепетом сняли Его со креста, бережно повили Его в пелены и совершили погребение. А евреи пришли ко гробу и запечатали его. И выпросили у Пилата стражу, чтобы никто не украл умершего Христа. Так все было, и словесные веруют так. Но были бессловесные, разносившие сказку о том, что тело Господне не было погребено, а лишь прикрыто. Из этой сказки бесчестные писатели выдумали другие сказки, лживые и неправедные. Всю эту ложь и неправду против Спасителя мира провидел Дух Святый, Который вдохновлял и просвещал святых отцов никейских. Поэтому Он побудил их за словом распятаго поставить слова: и страдавша, и погребенна. Чтобы вы, образованные, и потомки ваши знали, крепко знали истину о Господе Спасителе своем и чтобы, вооруженные истиной, могли опровергнуть ложь. Такими словами изложили святые отцы никейские нашу веру в Господа Спасителя нашего, Искупителя и Преобразителя рода человеческого, пострадавшего ради любви к грешникам. Эта вера открыта и дарована всем. Но не могут ее принять неблагодарные и самолюбивые, самодовольные и бессердечные. Как принять ее тем, кто зас!ыпал прахом земным образ Божий в душе своей и заживо гробом соделался? Воистину, не войти гробам в вечное Царство Божие; тленное предано будет огню неугасимому. Это вера благодарных душ. Живут они в долине боли и горечи и творят добро, не ожидая воздаяния. Познали они тернистую ниву мира сего и всеми силами стараются, чтобы из их следов не вырастало терние. Они молчат в ответ на колкие слова: «Кругом одно лишь терние, а вы хотите розами остаться!» — и втайне оплакивают братьев своих, ревностно насаждающих терние каждым шагом своим. Одно только терние дорого сердцам благодарным — то, по которому ступала легкая нога Сына Божия и на котором розы расцветали. Благодарные сердца, взирая на эти розы, услаждаются их благоуханием, единственно прекрасным и животворящим благоуханием среди смрада тлена и смерти. Благодарные души смотрят и видят много терния на пути, по которому шел Спаситель. Они видят терние горечи, обильно политый слезами сад Пресвятой Богородицы, в котором из каждой слезы расцвели прекрасные белые розы. Видят они и многие другие сады праведников и мучеников за истину, в которых терновник расцвел чудесными цветами. Вдыхают они благоухание и знают, что цветы эти от Господа и благоухают они Его благоуханием, святым и животворящим. И чувство благодарности к небесному Садовнику переполняет их сердца. И всеми силами своими трудятся они, чтобы превратить свою жизнь и жизнь ближних своих в цветы, привитые Христом распятым. Это ваша вера, христоносцы, вера предков ваших, благодарных Господу до смерти. Пусть станет она верой детей ваших, из рода в род, до конца, до дня Суда Христова, в который цветы расцветут, а терние бесплодное будет в огонь ввержено. Это вера непостыдная, православная, спасительная. Воистину, вера образованных людей, образ Божий в себе носящих. В день Воздаяния лица их просияют, словно солнца, и уподобятся Господу. И благословенными названы будут.

Оставьте комментарий!