google-site-verification: google21d08411ff346180.html Слово наканунѣ Новаго года.Архіеп. Димитрій (Муретовъ) († 1883 г.) | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Слово наканунѣ Новаго года.Архіеп. Димитрій (Муретовъ) († 1883 г.)

Январь 14th 2012 -

Сіе глаголю, братіе, яко время прекращено есть прочее: преходитъ бо образъ міра сего (1 Кор. 7, 29. 31).

Это апостольское слово особенно благовременно вспомнить въ настоящій день, ибо это — послѣдній день года. Завтра, если Господь дастъ намъ увидѣть это завтра, мы вступимъ уже въ новое лѣто жизни. Стоя, такимъ образомъ, на предѣлѣ стараго и новаго года, невольно обращаешься мыслію къ прошедшему и будущему.

Что-жъ говоритъ намъ прошедшее? Сіе глаголетъ, яко время прекращено есть прочее. Вотъ, жизнь наша, и безъ того краткая, сократилась еще годомъ; еще на шагъ мы ближе ко гробу, который и безъ того недалекъ отъ насъ. Многіе изъ тѣхъ, которые вмѣстѣ съ нами встрѣчали прошедшій годъ, раздѣляли съ нами свои надежды и ожиданія лучшаго, строили свои планы и предположенія, преселились уже въ вѣчность, гдѣ нѣтъ перемѣны дней и лѣтъ, гдѣ кончаются всѣ надежды и чаянія, гдѣ каждый получаетъ все, чего могъ ожидать и надѣяться по дѣламъ своимъ. Нѣкоторые и изъ насъ въ теченіе наступающаго года преселятся туда же, и это не подлежитъ никакому сомнѣнію. Ибо всѣмъ намъ единою лежитъ умрети, потомъ же судъ; всѣмъ намъ подобаетъ явитися предъ судищемъ Христовымъ, да пріиметъ кійждо, яже съ тѣломъ содѣла, или блага, или зла. И на сей-то судъ, безъ всякаго сомнѣнія, явятся нѣкоторые изъ насъ въ наступающее же лѣто, которое будетъ для нихъ — послѣднимъ. И на семъ-то судѣ отъ насъ потребуютъ отчета въ употребленіи не только лѣтъ, а и минутъ нашей жизни; ибо каждая минута жизни есть даръ Божій, который подается намъ для добраго употребленія, есть данный Богомъ талантъ, за который Онъ взыщетъ отъ насъ отчета. Кто-жъ можетъ съ благою надеждою явиться на судѣ Христовомъ? Тотъ, кто самъ надъ собою производитъ здѣсь строгій и нелицепріятный судъ: аще бо быхомъ себе разсуждали, говоритъ Апостолъ: не быхомъ осуждени были. Когда же лучше произвести надъ собою этотъ судъ, подвести, такъ сказать, итогъ своей жизни и дѣлъ, какъ не въ концѣ года, когда стоимъ предъ закрытыми дверьми будущаго, не зная, что ожидаетъ насъ за ними? Итакъ, если на что можетъ быть наилучшимъ образомъ употребленъ остатокъ настоящаго дня, то именно на это самоиспытаніе, на это обозрѣніе своей жизни и дѣлъ всего оканчивающагося года. Пусть каждый спроситъ самого себя: въ чемъ и какъ провелъ онъ время минувшаго года? Много ли изъ этого времени посвящено Господу Богу и Владыкѣ живота нашего, на дѣла благочестія, богомыслія и молитвы? Много ли употреблено на дѣла благія и полезныя, сообразно званію и состоянію каждаго въ обществѣ? Не больше ли утрачено въ праздности и бездѣйствіи, въ дѣлахъ пустыхъ и безплодныхъ? Не болѣе ли еще погублено въ душевредныхъ забавахъ, въ нечистыхъ и грѣховныхъ удовольствіяхъ, въ дѣлахъ злыхъ и беззаконныхъ? Пусть спроситъ еще: какъ употреблялъ онъ дары благости Божіей, которыми ущедрялъ насъ Господь въ мимошедшее лѣто: — во спасеніе ли души своей, или въ угожденіе плоти? — въ орудіе ли къ чести и славѣ Божіей и ко благу своихъ ближнихъ, или къ удовлетворенію прихотямъ и страстямъ своимъ? Много ли взаимъ далъ Богу чрезъ руки бѣдныхъ и нуждающихся братій своихъ, или все употреблялъ только на то, чтобъ самому ѣсть, пить и веселиться, или же все слагалъ только въ свои сокровища и бдительно хранилъ ихъ, какъ наемный сторожъ? Какъ исполнялъ каждый свои обязанности, которыя возлагаетъ на насъ наше званіе въ обществѣ: — изъ-за временныхъ ли только выгодъ и почестей, яко наемникъ, или по требованію совѣсти и Слова Божія, какъ истинный рабъ Христовъ, трудясь предъ лицемъ всевѣдущаго Судіи и имѣя въ виду одно вѣчное воздаяніе на небѣ? Мужественно ли стоялъ въ исполненіи своего долга, въ сохраненіи святыхъ и животворныхъ заповѣдей Божіихъ, противу всѣхъ соблазновъ и искушеній, или же постыдно преклонялся предъ всякимъ обольщеніемъ лести, предъ легкимъ звономъ корысти и предъ угрозою силы? Пусть низойдетъ, потомъ, со свѣтильникомъ закона Божія и во глубину души и сердца своего, которой никто не видитъ, кромѣ всевидящаго ока Божія. Пусть испытаетъ себя: что особенно занимало и наполняло его душу? Что направляло и двигало его душевныя силы въ ту или другую сторону? Какіе помыслы и замыслы занимали умъ его? Какими образами любовалось его воображеніе? Какими чувствами волновалось его сердце? Что съ большимъ удовольствіемъ любила возсозидать въ душѣ его память? Такова ли вся эта внутренняя жизнь души нашей, чтобы можно было непостыдно предстать съ нею предъ лице всевѣдущаго Судіи міра? Такое самоиспытаніе будетъ наилучшимъ приготовленіемъ ко вступленію въ новое лѣто жизни. Оно покажетъ намъ: чего намъ должно уклоняться и бѣгать и къ чему стремиться и чего искать, что оставить и что продолжать или начать вновь, что исправить и что улучшить и усовершить въ своей жизни на будущее время, чтобы смерть не застала насъ неготовыми къ суду Божію и не повергла насъ въ непрестающую скорбь и страданіе на всю вѣчность.

Нельзя отлагать этого крайне-важнаго и необходимаго дѣла на далѣе, нельзя довѣрять будущему. Ибо чтó говоритъ намъ еще минувшій годъ? Сіе глаголетъ: преходитъ образъ міра сего. Подлинно преходитъ, какъ тѣнь, этотъ обманчивый образъ міра. Чѣмъ представляется намъ теперь весь прожитый нами годъ? Яко день вчерашній или стража нощная, — менѣе, чѣмъ однимъ мгновеніемъ. Чѣмъ представляется все, въ чемъ провели мы это время? Какимъ-то неяснымъ сномъ, въ которомъ услаждали какія-то мечтанія, устрашали какіе-то призраки и отъ котораго осталось одно смутное и грустное воспоминаніе. Что принесли намъ всѣ удовольствія, которыхъ искало, къ которымъ стремилось наше сердце? Одну пустоту въ душѣ и недовольство собою. Гдѣ тѣ радости, которыми утѣшалось наше сердце? Улетѣли онѣ и оставили намъ одно грустное, тяжелое воспоминаніе. Гдѣ то блаженство, котораго такъ много обѣщали намъ наслажденія чувственныя? Увы, это была мечта, которая исчезла, какъ сновидѣніе, и оставила за собою изнеможеніе тѣла, томленіе духа, сокрушеніе сердца, угрызеніе совѣсти. Гдѣ это счастіе, котораго искали мы въ мірѣ, которое такъ обольстительно манило насъ къ себѣ? Ахъ, это былъ пустой призракъ, который не насытилъ жажды души нашей, не наполнилъ сердца такъ, чтобы не оставалось желать ничего болѣе, не принесъ духу нашему вожделѣннаго спокойствія и мира, не усладилъ совѣсти тѣмъ животворнымъ утѣшеніемъ, которымъ услаждаетъ невинность и добродѣтель. Съ новымъ годомъ мы ожидаемъ новой пищи для нашихъ чувствъ; но развѣ послѣ каждаго года не будетъ оставаться пустота въ сердцѣ? Мы надѣемся замѣнить исчезнувшія удовольствія новыми, утраченныя блага — другими; но, что обмануло разъ, обманетъ и въ другой разъ, будетъ обманывать и всегда; что оказалось пустымъ и ничтожнымъ въ прошедшемъ, тѣмъ же самымъ. окажется и въ будущемъ: преходитъ бо образъ міра сего.

Преходитъ образъ міра, а съ нимъ преходятъ и дни и годы нашей жизни; время сокращается и смерть уже при дверехъ. Что же, если она постигнетъ насъ въ суетѣ и грѣхахъ? Что будетъ тогда съ нами? Какъ явиться намъ предъ лицемъ Господа и Владыки живота нашего? Съ чѣмъ предстанемъ предъ Спасителемъ и Судіею нашимъ? Посему-то и необходимо намъ, братіе мои, заключить истекшій годъ жизни нашей строгимъ испытаніемъ своей жизни, безпощаднымъ осужденіемъ всего, что сдѣлали и что помыслили злое и лукавое предъ Богомъ, всесердечнымъ и сокрушеннымъ покаяніемъ предъ всевѣдущимъ Судіею и Господомъ, всеусерднымъ желаніемъ и намѣреніемъ проводить будущее время жизни, которое Господь дастъ намъ прожить, въ строгомъ исполненіи заповѣдей Божіихъ. Блюдите, како опасно ходите, такъ увѣщеваетъ насъ Апостолъ: искупующе время, яко дніе лукави суть. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Произнесено въ Житомирскомъ каѳедральномъ соборѣ 1878 г.

Полное собраніе проповѣдей Димитрія, Архіепископа Херсонскаго и Одесскаго. Томъ первый: Слова и Бесѣды на праздники Господскіе. — М.: Типо-Лит. Д. А. Бончъ-Бруевича, 1889. — С. 1-5.

Источникъ: «Русскiй Порталъ»

Оставьте комментарий!