google-site-verification: google21d08411ff346180.html О благочестивой христианской жизни (беседа с нововоцерковленными). Свящ. Георгий Кочетков | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

О благочестивой христианской жизни (беседа с нововоцерковленными). Свящ. Георгий Кочетков

Март 18th 2011 -

О благочестивой христианской жизни (беседа с нововоцерковленными). Свящ. Георгий Кочетков

ПРИВЕТСТВУЮ ВСЕХ нововоцерковленных братьев и сестер!

Ваша “пустыня” заканчивается или закончилась, но оказывается, очень легко потерять то, что имеешь. Предупреждает ли нас об этом Евангелие? Предупреждает. Но многие еще не научились прилагать к себе то, что в нем написано. И в этом одна из основных проблем нашей жизни, и этому надо учиться. Но пока вы будете учиться, надо постараться не потерять то, что имеете.

Первые года три вам в церкви будет жить довольно трудно. Вы, наверное, уже об этом слышали. Вы знаете, как ребенку трудно, когда он только начинает ходить. Он еще слишком связан с кем-то из старших. Он уже может ходить сам, у него крепкие ножки, ему уже не сидится на ручках, но он набивает много шишек. А иногда может так упасть, что сильно разобьется, он может обжечься, может еще что-нибудь натворить. Бывает и так, что из-за ошибок именно в этот период детки и с жизнью прощаются. Не дай Бог, чтобы с кем-то из вас что-то подобное случилось в духовной сфере.

Когда вы всему в церкви научитесь, этих проблем не будет. Но как вам быть в то время, когда вы еще не научились Священному писанию, самостоятельному, так сказать, восприятию Слова Откровения, а также Духа и опыта Богопознания? Вы еще только начали этот путь, и для того, чтобы вам помочь, но именно помочь, а не для того, чтобы кого-то чем-то связать, и не для того, чтобы вам дать излишнее послабление и расширить ваш путь, мы составили для вас небольшой список вопросов о том, как вы собираетесь дальше проводить свою церковную жизнь, имея в виду причастие, исповедь, личную молитву и пост. Мы попросили вас письменно ответить на эти вопросы, чтобы, с одной стороны, не навязывать вам в церковной жизни никаких готовых схем, а с другой — помочь вам избежать каких-то ошибок и крайностей на этом пути.

У нас сейчас нет даже самого простого пособия, чтобы вы могли его прочитать и познать хоть какую-то рекомендуемую вам норму личного благочестия. Ведь каждый теперь, после оглашения, будет строить свою жизнь в какой-то степени самостоятельно. Но в то же время эта жизнь всегда будет и вашей общей жизнью. Иными словами, что-то в ней вас всегда будет объединять, а что-то будет друг от друга всегда отличать, а то и отделять.

Вам не надо делать излишний акцент ни на одном, ни на другом моменте — ни на общем, ни на индивидуальном. А то бывает, что люди хотят, чтобы в христианской церкви все жили будто в общей казарме. Они любят говорить: “Все делайте по благословению духовников и начальствующих в церкви! Ничего в церкви вам нельзя делать без благословения!” Это что же значит — мы ни за что сами не отвечаем и каждую ложку в рот должны нести по благословению? Это никуда не годится. Это хуже, чем жизнь “под Законом”: даже Закон Ветхого Завета этого не требовал. Это очень напоминает какое-то рабство.

Однако плохо и обратное. Бывает, что люди боятся такого рабства, потому что еще не знают как следует “закона свободы”. Они путают личную свободу с собственным произволом. Они говорят: “У меня нет настроения — и я молиться не буду”, “я тяжко согрешил или на кого-то обиделся — так вообще никуда не пойду, не пойду даже на исповедь”, “я могу доверять кому-то, а кому-то не доверять, могу принимать что-то, а могу не принимать”, вообще: “что хочу, то и ворочу”. Вот это и есть произвол, хаос, темный двойник христианской свободы. Причем часто делается все это под прикрытием красивых слов о любви и о той же свободе. “Почему вы меня или его спрашиваете, причащались мы или не причащались? А где же ваша любовь?” И начинаются во всем претензии. Я это называю, немного в шутку, “любовью по требованию”. Не дай Бог вам этого. Ведь даже человеческая, земная, семейная любовь, если она становится “любовью по требованию”, умирает необыкновенно быстро. А что говорить о божественной, небесной любви, которая умрет тут же, как только вы начнете предъявлять претензии к другим: мол, почему вы меня мало любите?

Не думайте, что я говорю это лишь про кого-то: у каждого из вас будут эти искушения. То на первом месте будет жесткая общая дисциплина, форма, буква, уставы, каноны, законы, ибо все должно быть якобы только так, и никак иначе, — все только по благословению и т.п., то на первом месте будет обратное. Последнее, т.е. слишком индивидуализированное, боюсь, будет чаще. Бо?льшая опасность для вас сейчас будет заключаться не в законе и каноне, потому что со времен оглашения у вас есть достаточно хорошая прививка против фундаментализма и законничества, но в хаосе вашей отдельности, поскольку у вас еще может не быть достаточно сильной прививки против собственного произвола, с которым бороться вам будет значительно труднее, ибо знать единую для всех волю Божью, любить ее и исполнять — всегда значительно труднее. Точно так же разным людям быть вместе — а все вы, как и мы, разные — значительно труднее. Ведь чисто по-человечески нам часто хочется утверждать лишь себя, свои особенности, свой характер, свои привычки, взгляды, устремления, свой опыт, свою позицию в жизни. Вот это и будет для вас главной опасностью: подмена любви если не напрямую сюсюканьем, то, во всяком случае, сентиментальностью и чувственностью, а свободы — произволом. Вот поэтому мы и составили для вас вопросы, которые, скорее, относятся к установлению в вашей жизни именно духовных правил и границ, которые общие для всех.

Здесь надо сразу сказать, что это не какие-то шаблоны, в которые надо всех механически втискивать. Поэтому, читая и оценивая ваши ответы на одни и те же наши вопросы, я давал каждому из вас немного разные оценки и советы. Много было общего, но много и личного. Это касалось, в частности, порядка проведения вами поста. Одним я, допустим, не запрещал в Петров пост молочную пищу, кроме среды и пятницы, а другим запрещал, хотя, вообще говоря, по Уставу в пост все это полностью запрещается (поститься без мяса — это как бы само собой). Но все-таки, мне по контексту ваших ответов было видно, кто слабее, а кто сильнее, кто что может и кто чего не может. Я смотрел внимательно на то, что вы пишете, и в зависимости от этого давал вам свои рекомендации.

Так вот, не думайте, что в вопросах церковного и личного благочестия существует для всех один и тот же шаблон. Всегда есть определенные границы дозволенного, поэтому есть и некоторое разнообразие в моих ответах. Но, повторяю, есть и уставная церковная традиция, которую вам тоже нужно научиться любить и уважать. А церковная традиция — это ни в коем случае не пустое дело. Церковь к своей традиции всегда должна относиться и относится очень и очень внимательно. Ведь почему мы с вами сейчас бываем не очень довольны церковной жизнью в целом? Что, только потому, что нас часто не понимают, не поддерживают, а то и выгоняют нас и на нас клевещут? Да мало ли людей находится в таком положении? Что, мы одни такие? Такое не редкость и в нашей церкви, и в нашем обществе, и где угодно. И, наверное, у каждого человека когда-то в жизни был такой период, когда или от родных, или на работе, или от друзей воздвигались на него какие-то гонения, когда у него были неприятности, на него лилась клевета, ему грозило изгнание и прочее, и прочее. Дело не в этом. В конце концов, это обычная человеческая судьба. Тем не менее, мы оцениваем нашу церковную жизнь очень строго. Когда недавно на Вечерне я говорил проповедь о Торжестве Православия, то говорил достаточно суровые вещи. Почему? Да потому, что недостатки, которые мы сегодня нередко имеем в нашей церкви, это часто не суть те недостатки, которые могут встретиться даже у святых, это — разрушение самих церковных норм и традиций. Вот и мы реагируем не на те или иные человеческие недостатки — их миллион у каждого, — мы реагируем на нарушение и разрушение в церкви Традиции и традиций. Поэтому мы вам и говорим: вникайте в эту Традицию и соблюдайте ее, но только не путайте ее с шаблоном.

Что такое наша Традиция? Это — Предание, то самое Священное божественное и следующее за ним церковное Предание, о котором вы уже слышали на втором этапе оглашения. Если забыли, посмотрите, может быть, вам сейчас прочесть эти страницы будет значительно интереснее, чем тогда. Это для вас очень важно — укрепляться в едином потоке духовной жизни, который идет от Духа Святого и от Самого Христа. Источник истинного Предания — это всегда Отец, Слово Христово и Святой Дух, и от него происходит весь этот поток. Вспомните, как Господь говорит о том, что верующий в Него — это человек, у которого “из чрева текут реки воды живой”. Не как в западноевропейских фонтанчиках, а всерьез. Такой человек сам становится источником духа. И на этом апостол настаивает. Он говорит, что вы сами должны стать источниками благодати. Не только потребителями божественных и человеческих сил и средств, а их источниками.

Вам важно понять, что Предание Церкви и есть такая река жизни, путь жизни; вам это важно особенно сейчас, пока у вас еще очень мало знаний, пока у вас, к сожалению, еще нет церковного образования. Придет время, когда, может быть, из вашей среды вырастут те, кто поступит на Богословские курсы, в Богословский колледж или на Педагогические курсы, потом на бакалавриат, т.е. кто получит полное высшее богословское образование. Но, в любом случае, вам об этом можно будет думать не раньше, чем через полгода. А жить надо уже сейчас: сегодня, и завтра, и послезавтра. Поэтому нужно, чтобы вы устояли, чтобы вас как можно меньше вымывало из церковного фундамента. Такое тоже, к сожалению, бывает. Самые большие потери в церкви бывают как раз среди людей, которые живут в церкви первые три года, те самые три года, о которых я вначале уже упоминал. Человек искушается, ответов не видит, а прийти и спросить еще не догадывается или стесняется, боится.

А к кому прийти — к Вам?
Можете прийти и ко мне, пожалуйста. Я принимаю всех желающих каждую субботу с 14 часов до 17, по любому вопросу. Вы также можете написать письмо, можете позвонить, если что-то очень срочное, как можете прийти и к вашим катехизаторам, и к вашим крестным, а еще можете открыть Священное писание и постараться найти в нем то место, которое вам поможет. Очень много у вас возможностей, только вы еще не научились ими пользоваться. Вы пока еще как малые дети: чуть что — они сразу пугаются, начинают плакать. Вы еще какое-то время будете духовно напоминать таких детишек, которые ходить уже научились, но еще очень-очень слабы. Но все равно вам надо же идти вперед. Не случайно в Писании сказано, и святые отцы потом это подтвердили: Пал — встань. Что-то не получилось — так не бойся, вставай, продвигайся дальше. И еще: умей всем прощать. Помните, в молитве “Отче наш” сказано: “Прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим”. А в другом переводе не случайно стоит: “Как и мы простили должникам нашим”. Не просто “прощаем” — а уже “простили”. Если вы не научитесь прощать, не получите прощения и от Господа. Пожалуйста, не забывайте этого, потому что всякого рода подозрения, обиды, как, к сожалению, по инерции и какие-то иные согрешения, будут реальностью вашей жизни еще долго. Но если вы не будете прощать других, своих ближних, вы и сами ничего не сможете, ни-че-го. Я уж не говорю про то, что по этой причине вы не сможете и нормально причащаться. Почему-то все вы про это забыли, практически никто не писал самого главного, когда отвечали мне на вопрос о подготовке к причастию. Как вы будете готовиться? Прежде всего, надо всех простить. Это — самое главное. Человек, который не может всех простить, причащаться не может, ибо покаяние его не полное, а то и не подлинное. Как же мы тогда можем читать молитву “Отче наш”: “Прости нам долги наши, как и мы простили должникам нашим”? Не получится ничего. Если мы не простили — значит, и нам нельзя ничего простить, а если нам не прощено — как же мы сможем с дерзновением приступать к Богу? С каким сердцем? Какую мы будем иметь смелость перед лицом Божьим, откуда эти свобода и смелость возьмутся? Ниоткуда.

Вы сами видите, что все наши вопросы в основном касались исповеди и причастия, точнее, всего того, каковы должны быть ваши молитва и пост, исповедь и причастие. Кажется, что это — самые простые, самые первоначальные, самые понятные вещи. Но вы посмотрите, есть ли у вас хоть одна записка, которой мне не пришлось бы уделить большое время? Есть ли хоть одна, которая была бы сразу вполне удовлетворительной? Нет. Значит, вы к этим вопросам еще не вполне готовы. Значит, ясных и полных ответов на эти вопросы у вас пока нет.

Реагируя на ваши ответы, некоторым я все писал сам. Иногда я уставал это делать и тогда просто на полях ставил вопросы. Теперь вы обменяйтесь между собой записками, встретьтесь группой, если будет у вас на то благое произволение, и посвятите свою следующую встречу обсуждению ответов на эти вопросы. Мы сегодня обсудим какие-то моменты, я что-то вам расскажу, но это не снимет все ваши конкретные проблемы, потому что, повторяю, нельзя все сделать по шаблону, нельзя всех “постричь под одну гребенку”, никак нельзя. То, что можно одному в каких-то случаях, другому — совсем нельзя, и наоборот. Если кому-то что-то четко запрещено, старайтесь это исполнить, но не всегда требуйте того же от другого, от того, кто рядом с вами. Научитесь уважать свободу другого человека, учитывать его силы, его уровень, его возможности: и физические, и духовные, и душевные, и всякие, и еще — личные обстоятельства. Это не просто. Это некое духовное задание для вас.

Наверняка есть кто-то из вас, кто вообще не написал мне о своих проблемах или написал слишком поверхностно, может быть, не очень подумав, потому что были и такие ответы: “не знаю”, “не знаю”, “пока не знаю”. Но это же не ответ, потому что вам надо жить уже сейчас. Если вас спросят, будете ли вы сегодня дышать, а вы скажете, что не знаете, то это будет очень смешно. Поэтому давайте еще раз обо всех вопросах поговорим.

Было у нас всего пять вопросов. Первый касался причастия: “Как часто и где вы собираетесь причащаться?” Скажу вам, что для ответа на этот вопрос в церкви есть специальный канон. Может быть, вы о нем уже слышали, а может быть, и нет. Канон говорит о том, что человек, который больше трех недель без уважительной для церкви причины не причащался, должен быть отлучен и поэтому для исправления своей жизни должен понести епитимью, т.е. выполнить определенное духовное исправляющее его задание. Ему прописывается некая духовная “таблетка” — это и называется епитимьей. Эти “таблетки” иногда бывают очень суровыми. Епитимья может означать отлучение от причастия, отлучение от церкви, хотя и не во всех случаях, ибо иногда человеку дается епитимья, какое-то задание, но он продолжает причащаться и от церкви не отлучается. Так почему же если человек больше трех недель не причащался без уважительной причины, он должен нести епитимью? Потому что он не радеет о спасении и об очищении своей души, о своем духовном росте. Этим и определяется, в основном, ответ на вопрос, как часто вы должны причащаться: без чрезвычайных обстоятельств ваше причастие не должно быть реже раза в три недели. Поэтому тем из вас, кто писал “раз в месяц”, “раз в два месяца”, я ответил: “подумайте”. Это редко. К тому же, если вы примете этот ритм за норму (а вы знаете, что человеческая природа такова, что, как правило, свой план мы, скорее, склонны не выполнять), то вскоре для вас даже это исполнить станет трудно. Значит, ориентируйтесь на более частое причастие. Я не говорю, что все сразу — на еженедельное. Хотелось бы этого, но я понимаю, что не у всех для этого есть силы, не все могут сразу устроить свою жизнь именно таким образом, ведь есть люди очень пассивные, робкие, которые не умеют сразу перестраивать ее по воле Божьей. Они еще как бы не вполне собрались, даже после оглашения. Можно надеяться, что это произойдет постепенно. Поэтому я сейчас вам и не говорю: все причащайтесь каждую неделю. К тому же для некоторых это может стать почти формальностью, чего допустить тоже нельзя. Конечно, святые отцы в древности писали, что надо причащаться по четыре раза в неделю, но об этом я упоминаю вам как о церковноархеологической детали. Итак, причащаться раз в неделю — это нормально, раз в две недели — тоже почти нормально, а раз в три недели — это на грани, ибо можно сорваться. Малейший срыв в этом ритме может сработать уже против вас. Но, в общем-то, и это для вас еще не трагедия.

Далее: где вы будете причащаться? Некоторые писали — слава Богу, немногие, — что будут ходить в храм рядом с домом. Это плоховато. То, что ближе всего, — не всегда самое хорошее. К сожалению, при тех трудностях нашей церковной жизни, о которых вы знаете, здесь надо быть очень внимательным. Обстановка в храме может иметь для вас огромное значение. От того, что вам будет говорить священник на исповеди и на проповеди, пока вы еще не очень умеете с этим, так сказать, разбираться, очень многое зависит. Если вы будете в храме со всем подряд соглашаться — это плохо, чаще всего так нельзя. Но если вы будете все время внутренне искушаться и не принимать все то, что там делают и говорят, — тоже будет плохо. Какая уж тут сердечная молитва? Значит, нужно найти какой-то хороший вариант. Может быть, не беспроблемный, ибо таких не бывает, но хотя бы удовлетворительный. Чтобы вы и не искушались личными воззрениями клира и клироса, проповедями и порядками в приходе и в то же время не соглашались там без разбору со всем подряд, и с хорошим, и с плохим.

Pages: 1 2 3 4 5

Оставьте комментарий!