google-site-verification: google21d08411ff346180.html Неделя 4-я Великого поста. Проповедь митрополита Сурожского Антония | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Неделя 4-я Великого поста. Проповедь митрополита Сурожского Антония

Апрель 2nd 2011 -

Неделя 4-я Великого поста. Проповедь митрополита Сурожского Антония

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Преподобный Иоанн Лествичник, память которого мы сегодня празднуем, говорит в одно из своих писаний: Мы не будем судимы, братия, мы не будем осуждены на то, что не творили чудес, или не возглашали пророчеств. Но мы осудимся за то, что не оплакивали своих грехов всю нашу жизнь».

Что же такое грех, если он должен родить нас в такое сокрушение сердечное, чтобы эта сердечная боль не омрачала, но вдохновляла всю нашу жизнь? Мы часто думаем, что грех – это нарушение нравственного закона, нарушение долга, неправый поступок. Но в грехе есть нечто гораздо более основное, что поистине должно вызывать у нас печаль, и более, чем печаль – глубокую острую боль.

Грех – это неверность. Грех – это измена. Измена, и неверность, и не лояльность к Богу. Потому что грех означает, что когда бы Бог ни обращался к нам, слова Его были маловажны, несущественны для нас. Хотя говорил Он к нам из всей Своей Божественной любви, чтобы явить нам, как много мы для него значим, как высоко Он ценит нас, если отдал всю Свою жизнь и всю Свою смерть для того, чтобы спасти нас, и чтобы мы поверили в Божественную любовь.

Поэтому, когда мы грешим, это означает, что мы отворачиваемся от Того, Кто полюбил нас на жизнь и на смерть, и, как следствие, что Его жизнь и Его смерть слишком незначительны для нас, чтобы мы отозвались на них с любовью, отозвались верностью и преданностью.

И вот в результате такого отношения мы беспрерывно нарушаем те законы жизни, которые ведут к жизни вечной, которые сделали бы нас подлинно, совершенно человечными, как Христос был подлинным человеком в полноте гармонии между Богом и нами.

Но все конкретные грехи, которые мы совершаем постоянно: небрежность друг ко другу, безразличие друг ко другу, то, как легко мы судим и осуждаем, и отворачиваемся от нужды других, как мы небрежны к любви, предложенной и отдающейся нам или к материальной и духовной нужде вокруг нас, – все это от холодности наших сердец. И не напрасно говорит Христос в сегодняшнем евангелии: такой дух изгоняется только молитвой и постом.

Пост означает, что нужно отвернуться от всего, что соблазнительно прельщает нас и отвлекает прочь от любви, от лояльности и верности и разрушает нашу цельность. А молитва – это общение с Живым Богом, Который есть Любовь, и в Ком одном только мы можем найти силы и крепость любить. Понятно поэтому, что когда человек, приводивший своего припадочного ребенка к ученикам, обратился ко Христу и сказал: они не могли исцелить его, Христос ответил: приведи его ко Мне. Если только нас не приведут ко Христу – все остальные усилия будут тщетны.

И у нас может возникнуть вопрос, неужели мы так далеки от Бога, что должны оплакивать это разобщение в течение всей жизни? Но кто из нас посмел бы сказать, что сердце его каждое мгновение жизни горит любовью и глубоким чувством пребывания с Богом, чувством близости Божией, общения с Ним?

По отношению к Богу мы должны бы быть наподобие влюбленного, который(?) во всякое мгновение, ночью и днем, наяву и во сне, ликует и трепещет любовью, которая переполняет его до краев, которая есть радость и ликование, мир и покой, крепость и дерзновение. Такая любовь, когда мы можем глядеть вокруг себя и видеть каждого в новом свете, видеть Божественный образ, сияющий в каждом, кого мы встретим, и ликовать о нем.

Если же мы спросим себя, как далеки мы от Бога, и даже не сумеем понять, каково это расстояние, потому что у нас так мало опыта близости с Ним, то поставим перед собой вопрос: какое расстояние отделяет меня от людей, меня окружающих? Сколько во мне есть верности, самоотдачи, сколько радости о ближнем, и напротив, сколько во мне осуждения, безразличия, небрежности, забывчивости? И тогда мы сможем сказать, если это качествует во мне, значит, Бог для меня – не средоточие всего, Бог для меня – не Господь, владычествующий в моем сердце и уме и всем моем существе и жизни.

Если мы подумаем о том, как мы колеблемся между зовом Божиим и хотениями нашего человечества, как мы прельщаемся злом, мы можем снова сказать, как я далек, как я далека.

И если только мы не найдем этой гармонии с Богом, мы будем оставаться разделенными и сломленными внутри самих себя. Пока мы не нашли этой гармонии в Боге, мы будем разделены и друг от друга.

Вот почему святой Иоанн Лествичник зовет нас обратить абсолютное внимание на то, как мы относимся к Богу. Потому что от этого зависит все остальное. Бог – как ключ гармонии, благодаря которому можно расшифровать и спеть мелодию. Бог, — говорит другой писатель, — как тонкая нить, связующая вместе цветы, которые иначе распадутся. Как цветы, даже добродетели, даже красота, даже правда распадаются на куски, если нет этой дивной любви, ликования и радости, которые даются нам только в общении с Богом. Потому что Он есть Любовь, Он есть Жизнь, Он есть Правда, Он – радость, и свет, и ликование.

Обратимся поэтому к тому покаянию, о котором говорит святой Иоанн Лествичник. Не к пустому оплакиванию прошлого, не к праздному бесплодному сожалению о том, что мы не таковы, какими хотели бы быть. Но к покаянию, которое есть крик к Богу: Приди, Господи, и приди скоро. И если мы будем кричать от всего сердца, от всего ума, от всей нужды нашей, придет Господь. И в общении с Живым Богом мы обретем себя, и все станет красотой, мы вступили в Царство Божие. Аминь.

Комментарии закрыты.