google-site-verification: google21d08411ff346180.html Семья как школа. Протоиерей Глеб Каледа, профессор | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Семья как школа. Протоиерей Глеб Каледа, профессор

Январь 27th 2012 -

Семья — домашняя церковь является школой любви, школой жизненного опыта, духовного возрастания и познания слова Божия. Она должна быть местом проповеди Евангелия Царства Божия, школой ознакомления с христианскими таинствами и церковным богослужением, школой подготовки к участию в них. Семья, дом — школа и для детей, и для родителей.

Религиозное воспитание

Залогом христианского воспитания детей в семье является напряженная духовная внутренняя жизнь родителей, которую дети чувствуют и в которой они соучаствуют в меру своего возраста и в соответствии с особенностями характера. «Дух веры и благочестия родителей, — писал свт.Феофан Затворник, — должен почитаться могущественным средством к сохранению и воспитанию и укреплению благодатной жизни в детях».

Такая сопричастность к духовной жизни необходима не только для развития христианских знаний и навыков у детей, — она является залогом превращения со временем отношений родители-дети, старшие-младшие в отношения духовных друзей, и тогда родители не только будут делиться с детьми своим духовным опытом, знаниями, но и сами будут обогащаться и возрастать, наблюдая и заимствуя духовный опыт и знания своих детей, — возникнут активные обратные связи.

Нередко приходится изумляться, встречаясь со случаями, когда у очень духовных, религиозно хорошо образованных лиц дети не знают ни Евангелия, ни церковной жизни, ни богослужения: в них лишь чуть теплится вера, а духовная жизнь с ее законами и ритмом — для детей что-то постороннее; как бы специфика образа отца или матери, задернутая чуть просвечивающей занавеской. Мать ходила по церквам, по батюшкам, а пуще по матушкам, строго соблюдала посты, мечтала об аскетизме и воздержании, а дети выросли религиозными дикарями, ничего не знающими и почти ничего не слышавшими о мире, в котором старалась жить их родная мать. Это или своего рода духовный эгоизм («я спасаюсь, а до других мне дела нет»), или ложная религиозная застенчивость. В данном невыдуманном случае другие — это собственные дети. К сожалению, таких примеров можно привести множество. Святой Иоанн Златоуст говорит: «...если ты упражняешься даже в высшем любомудрии, а о других погибающих не радишь, то не будешь иметь никакого дерзновения перед Богом».

Должное отношение верующих родителей к детям можно выразить словами из псалма: «величайте Господа со мною, и превознесем имя Его вместе» (Пс 33:4).

Семья, дети — это малое словесное стадо, которое дается человеку для апостольского служения, для проповеди Христовой. Домашний апостолат всегда был неотъемлемым от жизни Церкви; без него нет и самой домашней церкви. Он крайне необходим в современном секуляризованном мире, но особенно трудно его вести в тех странах, где нет четких граней между верующими и неверующими. Эта опасность грозит теперь и нам.

Можно привести множество примеров домашнего апостолата от апостольских времен до текущего столетия, Так, из десяти детей адвоката Василия и жены его Эмилии (IV в.) трое сыновей стали епископами: Василий Кесарийский (известен как Василий Великий, память 1 января), Григорий Нисский (пам. 10 янв.), Петр Севастийский (пам. 9 янв.); к лику святых причислены также их две дочери: Макрина (пам. 19 июл.) и Феозва (пам. 10 янв.).
Свт. Василий Великий писал: «Понятие о Боге приобрел я с детства, от блаженной матери своей и бабки» (Эмилии и Макрины). «Я воспитан своею бабкою <...> от которой заучил я изречения блаженного Григория1 сохранившиеся от нее по преемству памяти, кои и сама она соблюдала и во мне с малолетства соблюдала, образуя меня учением благочестия» (196 письмо к Неокесарийцам2 Большое влияние на Василия Великого и его братьев оказала старшая сестра Макрина.

Друг юности свт. Василия Великого — свт. Григорий Богослов в надгробном слове ему говорил: "Первый возраст: Василий был повит пеленами и образован в лучшее и чистейшее создание под руководством великого отца <...> Под сим руководством чудный Василий обучался делу и слову, которые в нем возрастают вместе и соответствуют одно другому. И как благодетельно было для Василия, что он дома имел образец добродетели, на который взирая, вскоре стал совершенным3. Родители отца Василия Великого, адвоката Василия, в годы гонений Диоклетиана в течение семи лет скрывались в лесах, мать его — Эмилия — была дочерью мученика. Эта семья во втором и третьем поколении дала миру еще двух святых.
Начальное религиозное воспитание в этой семье шло в основном от женщин, а в более старшем возрасте большое влияние на детей и их друзей оказывал отец; он и запечатлелся в памяти их друга Григория Богослова. Читая письма и слова Василия Великого, его братьев и сестры Макрины, ощущаешь мудрую любовь между членами этой удивительной семьи. После смерти старшего брата Василия свт. Григорий Нисский закончил его творение «Шестоднев». Сестра Феозва сопровождала свт. Григория в ссылку, разделяя с ним все невзгоды жизни в изгнании. Не только любовь к Василию, товарищу школьных лет, но любовь и уважение ко всем членам вырастившей его семьи чувствуется во многих строках свт. Григория Богослова.

«Умерла Эмилия, — писал он, — которая даровала миру свет стольких превосходных чад, и сынов и дочерей, посягших и непосягших, которая была благочадна и многочадна <...> священная награда твоему благочестию — <...> честь твоих чад, с которыми ты имела одно стремление»4.

В этой семье с активным христианским воспитанием не было извечной проблемы «отцов» и «детей».

Другая святая женщина — Нонна (+374, пам. 5 авг.) обратила в христианскую веру своего мужа-язычника, он стал пресвитером, а затем епископом Назианским (+374, пам. 1 янв.) 5 В благочестии был воспитан их сын — великий учитель Церкви Григорий Богослов (пам. 25 янв.). Одно время он с титулом епископа Сасимского был, по существу, викарием своего престарелого отца. Светлой любовью к родителям дышат многие его письма, записки, слова. Два архиерея Церкви — муж и сын — великий плод домашнего апостолата святой Нонны. В день епископской хиротонии своего мужа она была посвящена в диакониссу; после долгого и совместного служения Церкви она лишь на несколько месяцев пережила своего святого супруга.

Многие выдающиеся деятели, включая и представителей епископата Русской Церкви, и многие духовники вышли из женатого и вдового духовенства. В семье они формировались как пастыри, молитвенники и проповедники. Женатыми («белыми») священниками были о. Иоанн Кронштадтский (Сергеев), о.Валентин Амфитеатров, проповеди которого издали его дочери, старец о.Алексий Мечев, после смерти которого Маросейскую общину возглавил его сын Сергий, а также прозорливец и чудотворец о.Иов Адоманский (+l924) из Одессы. Свт. Иннокентий Московский свой основной апостольский подвиг на Дальнем Востоке, на Алеутах и в Америке совершил, будучи женатым священником. Его помощниками были жена, сыновья и зять. Из вдовых священников вышел и св. патриарх Гермоген, и, по-видимому, свт. Макарий — митрополит Московский и всея Руси, под руководством которого были составлены знаменитые Великие или так называемые Макарьевские Четьи Минеи (XVI в.). Вдовцами были: митрополит Петербургский Антоний (Ватковский), первомученик Владимир, митрополит Киевский (Богоявленский), митрополит Ленинградский Григорий (Чуков), выдающийся организатор духовных школ и замечательный иерарх; вдовцом был недавно почивший молитвенник-архиепископ Тихвинский Мелитон, викарий Ленинградской епархии. Из вдовцов был посвящен в архиереи всемирно известный хирург профессор В. Ф. Войно-Ясенецкий архиепископ Лука6. Семейным и многодетным был священник Павел Флоренский, гений которого нашел отражение в его богословских и искусствоведческих трудах, в работах по физике и математике и в решении ряда инженерных задач. Можно привести множество других примеров подобных имен — все они свидетельствуют о величии, святости и спасительности христианского, новозаветного брака.

Домашний апостолат способствовал возрастанию и видных деятелей Церкви, и крупных ученых, и государственных деятелей, и просто добрых христиан. Для воспитания особенно важны эти последние примеры.

К домашнему апостолату призваны все имеющие семью и детей.

Горько бывает слышать от детей верующих интеллигентных супругов слова: «Мои родители не могут дать мне религиозного образования» (имеется в виду его начальные стадии, а не «профессиональная» семинарская подготовка). Любой апостолат — это труд, который, духовно питая воспитуемого, помогает расти и воспитателю. Беседы на религиозные темы заставляют продумывать и осмысливать многие вопросы духовной жизни, систематизировать свои религиозные знания.

Но самое главное — взглянуть на себя, соотнести эти знания со своей собственной жизнью, с проповедуемыми евангельскими заповедями. Ко всем христианам и особенно к родителям относятся слова апостола Петра: «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет 3:15).

Одни могут говорить экспромтом, — другим к беседам с детьми необходимо тщательно готовиться, составляя конспекты и делая выписки. Подбирая материал для бесед, полезно советоваться с более опытными людьми, с духовником, со старшим по возрасту, обмениваться опытом с друзьями.

Важно, чтобы все беседы, все действия и движения религиозной жизни были пронизаны любовью к Богу и людям. Они могут проводиться и по долгу, но никогда не должны быть формальны. Формальное отношение к церковной жизни убивает веру, особенно в детях. Остановимся на некоторых общих вопросах и аспектах воспитания7.

Христос на Тайной вечери молился: «Не молю, да возмеши их от мира, но да соблюдеши их от неприязни»8. К неприятию зла мира, его страстей и соблазнов, а не уходу из него надо готовить детей; в них нужно воспитывать способность противостоять миру в сердце своем, способность сохранять веру среди неверия, чистоту — среди грязи и греха. Для этого нужна активная, живая вера и любовь ко Христу и людям. Отношение христианства к миру, по словам преп. Максима Исповедника, должно быть «ни чувственно, ни бесчувственно, но сочувственно».

Христианин — сын своего народа. Он радуется его радостями и печалится его горем. Искусственная, если не сказать насильственная изоляция детей от мира может привести при встрече с ним к душевному надлому. Однако всегда должна чувствоваться грань: «мы и мир». Стирание в сознании этой грани многих приводила к нравственным падениям и к утрате веры. Умение видеть грань, не переступать ее — необходимое условие пребывания христианина в миру. Монашество появилось не тогда, когда христиане жили среди языческого мира, а тогда, когда мир, приняв на словах и в обрядах христианство, остался нехристианским по своей жизни, — расплылась граница между миром и церковным обществом, ищущие Христа и духовного сосредоточения стали уходить в пустыню. А существовало ли бы христианство, если бы апостолы ушли из мира?

Задача воспитания — вложить в сердца начатки Христовой веры, раскрыть ее как радостную полноту жизни и подготовить детей к тому, чтобы они, придя в возраст, на любом жизненном поприще ощущали себя прежде всего членами Церкви. Мало быть верующим, надо быть воцерковленным: только в Церкви, только участвуя в ее богослужениях и Таинствах, можно подниматься по ступеням духовной лестницы, приближаться к совершенной духовной радости, обрести в какой-то мере в сердце своем здесь, на земле, Царство Божие. По слову Христа, «Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк 17:21). Оно не дается воспитанием, оно — дар Бога взыскующему истину в чистоте сердца, но воспитание способно расчистить пути к его принятию.

Начальные стадии воспитания ложатся в основном на плечи матери. Молитва и духовное бодрствование должны сопутствовать беременности. Целый сонм благочестивых жен — от Анны, матери пророка Самуила, до Анны, матери Пресвятой Девы и до самой Богородицы — может пройти пред взором носящей плод христианки. Кормя грудью, мать осеняет младенца крестным знамением, а потом приучает его самого креститься перед едой. Она же обычно научает ребенка первым молитвам и т. д. Со временем в религиозном воспитании детей, особенно мальчиков, начинает возрастать роль отца. В юности его мировоззрение может оказать на детей большее влияние, чем материнское. Очень многое здесь зависит от предварительной, добрачной религиозной подготовки отца и матери, их духовного уровня и характеров.

С первых дней жизни детей следует осенять крестным знамением, а когда они чуть подрастут — приучать их самих креститься, прикладываться к иконам, тихо стоять при молитве перед едой и не мешать молиться взрослым в любых других случаях. У христианина должен быть навык начинать свой день крестным знамением и молитвой; некоторые священники советуют начинать и кончать свой день целованием нательного креста. В ребенке должно возрастать сознание бытия Божия, Его Всемогущества и Любви, и не только понимание необходимости молитвы как некоего долга, но и живая потребность в ней. Для этого необходимы воспитательные усилия родителей, их пример, их молитвы за ребенка.
Первые молитвы ребенок учится повторять, как только овладевает речью: «Господи, помилуй», или «Господи, помоги нам», а также молитва о членах семьи: «Господи, сохрани папу, маму, бабушку, брата» и т.д.; «Благодарю Тебя, Господи, за добрый день, даруй мне спокойную ночь , и т. п. -затем следует вводить молитву „Отче наш“, которую ребенок через некоторое время начинает перед едой читать вслух для всех. После „Отче наш“ можно переходить к „Царю Небесный“, „Пресвятая Троице“, „К Тебе, Владыко Человеколюбче...“, постоянно увеличивая (но не обременительно) утреннее и вечернее правила. Из вечерних молитв в этом начальном ряду должна стоять молитва „Господи Боже наш, еже согреших во дни...“. Для младенцев смысловой упор в ней следует делать на ее второй части: мирен сон и безмятежен даруй ми, Ангела Твоего хранителя поели...» Обычно детей рано приучают к Богородичным молитвам: «Пресвятая Богородице, спаси нас», «Богородице Дево, радуйся...», к обращениям к своим святым.

Многие наши повседневные молитвы непонятны детям; хорошо бы составлять краткие молитвы, специально предназначенные для детей. Молитвы должны идти от сознания и чувства, поэтому смысл их надо детям разъяснять. Впрочем, дети обладают удивительной способностью понимания сущности молитвы, хотя не умеют даже объяснить значение ее слов. В некоторых семьях дети любят утренние и вечерние правила петь.

Необходимо приучать детей к посещению церкви и должному поведению в храме. Посещение храма должно быть радостным праздником, но не редким событием. Оно не должно быть для ребенка обременительным, поэтому с ним приходится отстаивать только часть службы. Допустим, с Всенощного бдения можно уходить домой после елеопомазания, на Обедню приходить к Литургии верных, постепенно увеличивая время пребывания на богослужении. Полезно рассказывать об иконах, но не обременять младенца информацией. Желательно, чтобы ребенок сам спрашивал об иконах, об элементах храма и богослужении. Но к этому ребенка надо подводить своими рассказами. Восприятие ребенком молитвы и храма во многом зависит от отношения к ним родителей.

Младенцев необходимо чаще причащать, ибо причащаемся мы во укрепление души и тела. Грудных, конечно, приходится до литургии кормить грудью, малолетних допустимо с утра слегка прикармливать, давать пить, а более старших водить причащаться натощак9. Чем раньше появится сознательное причащение без предварительного принятия пищи или воды, тем лучше. С семилетнего возраста еда или какое-либо питие до принятия Святых Даров недопустимо.

Первая исповедь является важным событием в жизни христианина. К ней следует готовить детей загодя и серьезно, предварительно посоветовавшись с духовником, который может дать полезный совет с учетом особенностей знакомой ему семьи.

Категорически нельзя допускать, чтобы первая исповедь проходила как общая или в спешке. Общая исповедь вообще является неканоническим, аномальным явлением в современной церкви, допускающимся только в связи с чрезвычайными обстоятельствами нашей послереволюционной жизни — острой нехваткой духовников. Если она еще как-то терпима для взрослого человека, то для отроков, юношей и девушек ее следует полностью исключить из приходской практики.

Некоторые духовники в день, когда ребенку исполнилось семь лет, последний раз причащают его как младенца. В этом случае до его сознания следует довести, что он перестал быть младенцем и с этого дня должен осознавать собственную ответственность за свои проступки и грехи, что он из младенца превращается в отрока. Впрочем, вопрос о том, причащать ли в семь лет последний раз без исповеди или первый раз с исповедью — не принципиальный. Решать его надо, вероятно, исходя из индивидуального уровня умственного и нравственного развития ребенка. Однако второй вариант предпочтительнее, так как он более каноничен.

Уже у младенцев необходимо воспитывать чувство ответственности за свои поступки и чувство долга. Первое до определенного возраста воспитывается не только беседой и назиданием, но и наказанием, второе — прежде всего примером родителей. В детях, как и
в родителях, должна жить боязнь греха, способность к покаянию, что начинается с простого прости за мелкие младенческие поступки. У детей должно быть чувство стыда за недолжные слова, поступки и чувства. Внедрение в сознание ребенка понятия греха требует большого такта и мудрости родителей, оно затруднено тем, что общество в своей массе потеряло понятие о грехе и чувство стыда и скромности. Но без них невозможно сохранить на жизненном пути душевную и телесную чистоту.

Религиозно-нравственное воспитание значительно облегчается наличием у детей постоянного духовника, причем в детях воспитывается должное к нему отношение, соответствующее его сану и положению.

Еще до школы родителям следует рассказать детям об основных вехах Священной истории, раскрывая при этом достоверность Библии в свете астрономических, геологических и исторических данных: дети должны уметь преодолевать влияние антихристианской пропаганды.

Со школьниками следует проводить систематические занятия по изучению Евангелия и Символа Веры и ознакомлению их, хотя бы в самом общем виде, со смыслом и содержанием церковного богослужения.

Занятия лучше всего вести по тематическим циклам, чтобы каждый из них отличался от предыдущего увеличивающейся глубиною изучения, новыми вопросами и возрастающей активностью детей. Систематизированность предполагает логическую и историческую последовательность ознакомления с предметом и регулярность занятий, для которых должен быть выбран определенный день недели. Без такой жесткой календарной фиксации домашние занятия будут постоянно откладываться и переноситься по множеству уважительных и малоуважительных причин.

Pages: 1 2 3

Комментарии закрыты.