google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь во вторник 24-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Льва Большакова | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь во вторник 24-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Льва Большакова

Ноябрь 21st 2011 -

Сегодня мы читаем из Евангелия от Луки из 12 главы 7 стихов, с 42 по 48. Но чтобы внятнее понять содержание этого отрывка, лучше обратиться к предыдущим строчкам, с которыми в целом составляется одна мысль. И начинаются эти слова Спасителя вот как: «Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи; и вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего с брака, дабы, когда придет и постучит, тотчас отворить ему».

И далее, то, что мы читали сегодня: Сказал Господь: «кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими – раздавать им в свое время меру хлеба? Блажен раб тот, которого господин его, придя, найдет поступающим так. Истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его. если же раб тот скажет в сердце своем: «не скоро придет господин мой», и начнет бить слуг и служанок, есть и пить и напиваться, то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и с час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными. Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бут будет много. А который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше». И вот, важно то, чем завершаются эти слова, которые, впрочем, относятся уже не к этому, а к следующему зачалу: «И от всякого, кому дано много, много и потребуется; и кому много вверено, с того больше взыщут».

Такими словами Господь наставляет Своих учеников, апостолов и иных, которые готовы идти с апостолами или за ними и посвятить жизнь Христу, когда действительно жизнь имеет значение только как труд ради того результата, который примет Господь, а цель этого взвесит уже в иной жизни, в жизни истинной совершенной.

По существу говоря, то, что мы читали сегодня, это должно было бы нас очень серьезно вдохновить и применить к жизни. Потому что если не знать этого будущего рассвета жизни в ее полном смысле, какого-то исполнения совершенным подлинным светом и насыщенностью, а представлять себе жизнь только как некое протяжение и череду от одной трудности и болезни к другой, от одних соблазнов к другим соблазнам, а в конечном счете в ничто, если вот так, как, собственно, житейский опыт нас учит, действительно относиться к жизни, то тогда – беда; и никакой радости в этом времяпрепровождении, где в конечном счете все исчезает, а состоит из череды проблем, то тогда к этой жизни уходящей невозможно было бы относиться ни с благоговением, ни с радостью, ни с благодарностью.

Между тем, жизнь – некий труд, который должен принести плод, и плод этот примет Сам Господь и вознаградит. Конечно, когда говорится «вознаградит», это несколько умаляет, может быть, великую полноту бытия, которую раскрывает Господь для любящих Его, для потрудившихся с Ним. Именно полнота бытия. Не некая награда, которую можно присвоить и на этом закончить, а именно бесконечная полнота бытия, несоизмеримые с этим никакие усилия, измеряемые временем.

Так вот. Этот отрывок, прочитанный теперь, подсказывает нам, что важнейшее или одно из важнейших усилий, какие человек делает на пути к той полноте бытия, которая есть Царство Небесное, если, конечно, ему хочется сознательно идти этим путем, вот одно из этих усилий, необходимых, это послужить другим, сознавая при этом, что мы, служа другим, исполняем волю Божию.

Не сам я произвел те блага, которыми мог бы поделиться с другими. Господь их дал, а мне поручил передать. Вот как необходимо относиться ко всему, что мы способны сделать для кого-нибудь. В особенности, если мы призваны делать это, как наставники, руководители, начальники, попечители, родители, — кто угодно, кому жизнь поручила заботиться о других. Не свое, не свое мы раздаем, а Божие. и в конечном счете Он над нами Господин, и Ему мы служим. Мы у Него на службе. Не они у нас, мы у Него.

Это, говорю, должно было бы сильно утешить, потому что трудно переносить всякие тягостные обстоятельства, иногда безнадежные. Безнадежных людей, такой скудный результат своих трудов, а если осознать, что дело Божие, тружусь для Христа и важно не то, что я приобрету, а важно то, что я дам. А еще важнее, с каким сердцем дам, тогда можно примириться со многими, многими очень тяжелыми обстоятельствами и не ждать себе благодарности и каких-нибудь вознаграждений, а знать, что Господь-то видит, и вот, мы трудимся все с Его участием.

И тогда совсем другой получается как бы поворот жизни. Она действительно становится открытой для Бога. Сердце открыто для Бога, когда оно терпеливо и любовно, когда оно по отношению к тем, с которыми дело имеет, не напряжено нетерпеливостью, раздражением, нелюбовью, что бывает, конечно, только от самости, от скорби за себя.

А вот служение сердцем, простым и открытым, которое потому весело и потому просто и открыто, что оно умеет веселиться Божиим присутствием, умеет радоваться Божьему присутствию. При таком сердце человек послужит и усерднее, и результативнее, и толковее, и без раздражения. Не то, чтобы дело пойдет кое-как потому что из какого-то человекоугодия мне не захочется никого понуждать и никого обижать. Понуждать, может быть, и буду, и человекоугодия не будет, но не будет зла внутреннего, не будет ожесточения. И больше будет заботы о том, как принести Богу плод усердия, и любви, и всякого служения.

И вот тогда, конечно, отзывается жизнь на такое благодатное отношение к ней, и люди отзываются. И говорится: «Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими. Истинно говорю вам, он препояшется и посадит их и, подходя, станет служить им». Это строки, которые в сегодняшнее евангелие не входят, но вот, как в Евангелии иногда совершенно разными словами Господь говорит, в общем, об одном и том же. Он иногда сравнивает усердие, с которым человек должен работать ради Бога, с усердием того раба, который, несмотря на усталость, не должен рассчитывать, что господин послужит ему, а напротив, придет господин и заставит послужить себе самому, а потом уже раб сможет найти себе отдых. А тут наоборот сказано, «блажены рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими. Истинно говорю вам, он препояшется и посадит их и, подходя, станет служить им».

Так что же верно? Верно ли, что господин будет требовать до последнего от нас? или верно, что господин препояшется и послужит нам? И то, и другое верно. И то, и другое верно, причем всегда. Верно, что мы должны никогда не расслабляться. И недаром в том, что мы сегодня читали, говорится, что он неожиданно явится, в тот час, в который мы и не думаем, может появиться он. И действительно, наше усердие должно быть не мерено, а постоянно.

А вместе с тем мы знаем, что когда Он приходит так, как уже в исполнении времен явится для совершенного преображения жизни, то Он так преисполнит совершенной полнотой и радостью каждую личность, которая не боялась Ему потрудиться в течение временной жизни, что это самое сравнение с препоясавшимся и прислуживающим своим рабам господином, даже и оно окажется малым.

Итак, взаимное служение. Человек призван к высшему своему призванию, это к служению Богу, а Господь никогда не оставляет своих. Таким образом, если мы можем искать утешения и хотим искать утешения в словах Евангелия, то всегда их найдем, не потому что умеем найти то, чего хотели бы найти, а потому что Евангелие всегда призывает нас к жизни по существу, к жизни всерьез, к жизни ответственной. Но только жизнь всерьез, жизнь ответственная и по существу дает настоящую радость. Аминь.

Комментарии закрыты.