google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в субботу 5-й седмицы по Пятидесятнице.протоиерея Александра Глебова | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в субботу 5-й седмицы по Пятидесятнице.протоиерея Александра Глебова

Июль 15th 2011 -

Проповедь в субботу 5-й седмицы по Пятидесятнице.протоиерея Александра Глебова

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

«Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии», — говорит апостол Павел в Послании к Римлянам, отрывок из которого мы сегодня слышали. Апостол утверждает, что через воплощение Сына Божия, через Его искупительную жертву и Воскресение род человеческий был усыновлен Богу.

Действительно, ведь Христос был Сыном Божиим и Сыном Человеческим, и в Его человечестве вся человеческая природа, все люди были усыновлены Богом. Он называет людей, нас с вами, Своими братьями. Но ведь братья – это дети одного Отца. И если Он – Сын Божий, а мы – Его братья, значит, и мы – дети Отца небесного. Откуда, собственно, и проистекает наше дерзновение, когда мы обращаемся к Богу, Творцу вселенной со словами: Отец наш.

Степень нашего усыновления и близость человека к Богу апостол выражает следующими словами: «Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии».

Еврейское слово «авва» означает не просто отец, и не сам факт отцовства, потому что, как известно, отцы-то бывают разные. Авва – это заботящийся и любящий отец, который является самым близким человеком для своих детей. Святитель Иоанн Златоуст, истолковывая этот текст, пишет: «Апостол, желая показать, что мы – сыны по рождению, употребил еврейское слово. Не сказал только «отче», но «авва, отче» Ибо так преимущественно называют отца подлинные его дети».

Совершенно естественно, что дети являются наследниками своего отца. Но если в этом мире дети вступают в правонаследство после смерти своих родителей, то наследие Божие человек получает после своей собственной смерти.

А что это за наследство, которое человек по замыслу Божию должен обрести в вечности? Обратимся вновь к Посланию апостола Павла: «Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться. Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас».

Так значит, вот какое наследие уготовил нам Господь. Человек призван унаследовать славу, но славу не человеческую, не земную, а славу Божественную. А что это означает: Божественная слава? Наверное, дать ей какое-либо рациональное объяснение невозможно, и описать ее невозможно. Даже те апостолы, которые в своей земной жизни сподобились видеть славу Божию на горе Фавор в момент Преображения Спасителя, а Христос именно для того и преобразился, чтобы в канун Своих страданий показать ученикам Свою Божественную славу. О чем, собственно, свидетельствует и тропарь, и кондак этого праздника: «Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху». И кондак: «На горе преобразился еси, якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже наш».

Так вот даже апостолы, эти земные свидетели, живые свидетели небесной славы Христа. Свидетели не только Его жизни, не только учения, страданий, смерти и Воскресения, но и свидетели Его небесной вечной славы, которая может быть открыта человеку только после его смерти, даже они, эти богопросвещенные люди, очень скупо описывают славу Божию. Они лишь говорят, что лицо Христа сияло как солнце, одежды были белыми как снег, а сами они испытывали такое непередаваемое, ни с чем несравнимое состояние блаженства, что любыми способами пытались его продлить.

Они предложили Христу и Его собеседникам, пророкам Моисею и Илии, расположиться в трех палатках, которые они для них сделают, чтобы они могли еще долгое время беседовать, а сами апостолы наслаждаться этим необычным состоянием сопричастности Божественной славе.

Правда есть одно «но». Для того чтобы быть сопричастником славы Христа, надо соблюсти одно непременное и тяжелое для нас условие, надо вместе с Христом разделить и Его страдания: «сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться», — говорит апостол.

То есть если человек хочет следовать за Христом, если человек хочет исполнять Христовы заповеди, то такой человек должен разделить всю жизнь Христа, как жизнь земную, так и жизнь вечную.

Если в вечности, в метафизическом мире мы хотим быть причастниками Воскресения Христа, Его победы над диаволом, Его бессмертия и Его славы, то нам придется разделить и обстоятельства Его земной жизни.

А как мы знаем из евангельской истории, земная жизнь Христа была очень непростой. Христос прожил тяжелую земную жизнь, по-человечески тяжелую. И для того, чтобы разделить с Ним плоды Его победы и плоды Его славы, надо поучаствовать с Ним и в достижении этой победы. Хотя бы для того, чтобы почувствовать, на себе почувствовать, какой ценой далось наше искупление Богу.

Да и потом не бывает героев без побед, без преодоления испытаний, не может быть легкой славы. Другими словами, мы не можем быть выборочно причастниками Христа, причастниками какого-то одного Его жизненного эпизода. Если мы причащаемся, то причащаемся всему Христу, всей Его жизни: и Христу учащему, и Христу исцеляющему, и Христу страдающему, и Христу умирающему, и Христу воскресшему и прославленному.

Знаете, когда люди любят друг друга, когда они хотят создать семью и создают семью, то должно возникнуть некое двуединство. То есть сохраняется индивидуальность каждого человека, но они уже живут одной жизнью. У них общие радости, и у них общие скорби, и боль одного из супругов — это боль и его половины, и радость у них одна на двоих, и слава, и уничижение – все общее.

Вот, собственно, о чем-то схожем и говорит сегодня апостол Павел, когда говорит о нашем единстве со Христом в Его страданиях и в Его славе.

И кстати, в Священном Писании мы встречаем, опять-таки у того же апостола Павла, вот эту аналогию взаимоотношения между Христом и Церковью.

А что такое Церковь? Церковь-то состоит из людей. Так вот, отношения между Христом и людьми Церкви, о которых сегодня апостол Павел говорит, как о водимых Духом Божиим, эти отношения сравнивается с отношениями между женихом и невестой. Потому что действительно, наверное, никакие иные родственные связи и узы не дают такой взаимной любви, такого единства жизни, интересов, такого постоянного желания быть вместе, боязни друг друга потерять, как это бывает у жениха и невесты.

Такова реальность для человека жизни со Христом. Еще будучи здесь на земле, Господь как бы поставил некое условие для всех тех, кто хочет следовать за Ним. Он сказал: Если кто хочет быть Моим учеником, пускай отвернется от себя, то есть отвержется себя, возьмет крест свой и за Мной идет. Это значит, что путь к славе Христа – это всегда крестный путь.

Если мы возьмет примеры из жизни людей, которые откликнулись на призыв Христа, последовали за Ним и которые стали сонаследниками Его славы, то, читая житие таких угодников Божиих, мы увидим, что ни для кого из них жизнь не являлась легкой прогулкой. В основе своей это лишения, испытания, страдания, то есть подражание Христу в жизни, в деле, в слове, в смерти, а в итоге и соучастие в Божественной славе Христа, к обладанию которой Он призывает каждого из нас, и стать сонаследником которой есть возможность у каждого человека. Аминь.Проповедь протоиерея Александра Глебова

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

«Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии», — говорит апостол Павел в Послании к Римлянам, отрывок из которого мы сегодня слышали. Апостол утверждает, что через воплощение Сына Божия, через Его искупительную жертву и Воскресение род человеческий был усыновлен Богу.

Действительно, ведь Христос был Сыном Божиим и Сыном Человеческим, и в Его человечестве вся человеческая природа, все люди были усыновлены Богом. Он называет людей, нас с вами, Своими братьями. Но ведь братья – это дети одного Отца. И если Он – Сын Божий, а мы – Его братья, значит, и мы – дети Отца небесного. Откуда, собственно, и проистекает наше дерзновение, когда мы обращаемся к Богу, Творцу вселенной со словами: Отец наш.

Степень нашего усыновления и близость человека к Богу апостол выражает следующими словами: «Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии».

Еврейское слово «авва» означает не просто отец, и не сам факт отцовства, потому что, как известно, отцы-то бывают разные. Авва – это заботящийся и любящий отец, который является самым близким человеком для своих детей. Святитель Иоанн Златоуст, истолковывая этот текст, пишет: «Апостол, желая показать, что мы – сыны по рождению, употребил еврейское слово. Не сказал только «отче», но «авва, отче» Ибо так преимущественно называют отца подлинные его дети».

Совершенно естественно, что дети являются наследниками своего отца. Но если в этом мире дети вступают в правонаследство после смерти своих родителей, то наследие Божие человек получает после своей собственной смерти.

А что это за наследство, которое человек по замыслу Божию должен обрести в вечности? Обратимся вновь к Посланию апостола Павла: «Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии. А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться. Ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас».

Так значит, вот какое наследие уготовил нам Господь. Человек призван унаследовать славу, но славу не человеческую, не земную, а славу Божественную. А что это означает: Божественная слава? Наверное, дать ей какое-либо рациональное объяснение невозможно, и описать ее невозможно. Даже те апостолы, которые в своей земной жизни сподобились видеть славу Божию на горе Фавор в момент Преображения Спасителя, а Христос именно для того и преобразился, чтобы в канун Своих страданий показать ученикам Свою Божественную славу. О чем, собственно, свидетельствует и тропарь, и кондак этого праздника: «Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху». И кондак: «На горе преобразился еси, якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже наш».

Так вот даже апостолы, эти земные свидетели, живые свидетели небесной славы Христа. Свидетели не только Его жизни, не только учения, страданий, смерти и Воскресения, но и свидетели Его небесной вечной славы, которая может быть открыта человеку только после его смерти, даже они, эти богопросвещенные люди, очень скупо описывают славу Божию. Они лишь говорят, что лицо Христа сияло как солнце, одежды были белыми как снег, а сами они испытывали такое непередаваемое, ни с чем несравнимое состояние блаженства, что любыми способами пытались его продлить.

Они предложили Христу и Его собеседникам, пророкам Моисею и Илии, расположиться в трех палатках, которые они для них сделают, чтобы они могли еще долгое время беседовать, а сами апостолы наслаждаться этим необычным состоянием сопричастности Божественной славе.

Правда есть одно «но». Для того чтобы быть сопричастником славы Христа, надо соблюсти одно непременное и тяжелое для нас условие, надо вместе с Христом разделить и Его страдания: «сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться», — говорит апостол.

То есть если человек хочет следовать за Христом, если человек хочет исполнять Христовы заповеди, то такой человек должен разделить всю жизнь Христа, как жизнь земную, так и жизнь вечную.

Если в вечности, в метафизическом мире мы хотим быть причастниками Воскресения Христа, Его победы над диаволом, Его бессмертия и Его славы, то нам придется разделить и обстоятельства Его земной жизни.

А как мы знаем из евангельской истории, земная жизнь Христа была очень непростой. Христос прожил тяжелую земную жизнь, по-человечески тяжелую. И для того, чтобы разделить с Ним плоды Его победы и плоды Его славы, надо поучаствовать с Ним и в достижении этой победы. Хотя бы для того, чтобы почувствовать, на себе почувствовать, какой ценой далось наше искупление Богу.

Да и потом не бывает героев без побед, без преодоления испытаний, не может быть легкой славы. Другими словами, мы не можем быть выборочно причастниками Христа, причастниками какого-то одного Его жизненного эпизода. Если мы причащаемся, то причащаемся всему Христу, всей Его жизни: и Христу учащему, и Христу исцеляющему, и Христу страдающему, и Христу умирающему, и Христу воскресшему и прославленному.

Знаете, когда люди любят друг друга, когда они хотят создать семью и создают семью, то должно возникнуть некое двуединство. То есть сохраняется индивидуальность каждого человека, но они уже живут одной жизнью. У них общие радости, и у них общие скорби, и боль одного из супругов — это боль и его половины, и радость у них одна на двоих, и слава, и уничижение – все общее.

Вот, собственно, о чем-то схожем и говорит сегодня апостол Павел, когда говорит о нашем единстве со Христом в Его страданиях и в Его славе.

И кстати, в Священном Писании мы встречаем, опять-таки у того же апостола Павла, вот эту аналогию взаимоотношения между Христом и Церковью.

А что такое Церковь? Церковь-то состоит из людей. Так вот, отношения между Христом и людьми Церкви, о которых сегодня апостол Павел говорит, как о водимых Духом Божиим, эти отношения сравнивается с отношениями между женихом и невестой. Потому что действительно, наверное, никакие иные родственные связи и узы не дают такой взаимной любви, такого единства жизни, интересов, такого постоянного желания быть вместе, боязни друг друга потерять, как это бывает у жениха и невесты.

Такова реальность для человека жизни со Христом. Еще будучи здесь на земле, Господь как бы поставил некое условие для всех тех, кто хочет следовать за Ним. Он сказал: Если кто хочет быть Моим учеником, пускай отвернется от себя, то есть отвержется себя, возьмет крест свой и за Мной идет. Это значит, что путь к славе Христа – это всегда крестный путь.

Если мы возьмет примеры из жизни людей, которые откликнулись на призыв Христа, последовали за Ним и которые стали сонаследниками Его славы, то, читая житие таких угодников Божиих, мы увидим, что ни для кого из них жизнь не являлась легкой прогулкой. В основе своей это лишения, испытания, страдания, то есть подражание Христу в жизни, в деле, в слове, в смерти, а в итоге и соучастие в Божественной славе Христа, к обладанию которой Он призывает каждого из нас, и стать сонаследником которой есть возможность у каждого человека. Аминь.

Комментарии закрыты.