google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в субботу 20-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Александра Глебова | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в субботу 20-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Александра Глебова

Октябрь 28th 2011 -

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Евангельская история свидетельствует нам о том, что земная жизнь Господа Иисуса Христа, Его слова, Его дела вызывали неоднозначную реакцию у людей. Тут было место и любви, и восторгу, и непониманию, и удивлению, и жгучей ненависти.

Иудейское общество было разделено в своем отношении ко Христу. Кто-то видел в Нем пророка, великого человека, чудотворца. Кто-то говорил, что Он – обманщик и богохульник. И последние аргументировали свою точку зрения тем, что поступки Христа нередко выпадали за рамки устоявшихся норм поведения благочестивого иудея.

Вот неделю тому назад мы как раз говорили об одном из таких эпизодов, когда Христос пришел в дом к мытарю Левию, или Матфею. Делил с ним трапезу, то есть осквернился, сделал то, что непозволительно для благочестивого человека, как бы бросил вызов всему иудейскому обществу.

Чем тут же умело воспользовались враги Христа, книжники и фарисеи. Они говорили апостолам, ну какой же ваш Учитель праведник, когда Он ест и пьет с грешниками? Значит, Он просто обманщик, а чудеса Свои творит силою бесовского князя, Веельзевула, приблизительно так говорили они.

И сегодняшнее евангелие – опять вызов. Христос нарушает закон о субботнем покое. Напомню, что суббота была заповедным днем Господним. Каждый правоверный иудей должен был неукоснительно соблюдать этот день. С одной стороны, это был день молитвенного собрания, чтения слова Божия. А с другой стороны, это был день покоя. Ведь само слово суббота, по-еврейски шаббат переводится, как покой. То есть человек в этот день не должен был работать.

В сегодняшнем евангелии Христос дважды входит в конфликт с фарисеями по вопросу несоблюдения Им субботнего покоя, нарушения закона. Первый, это когда Христос проходит с учениками через засеянные поля, а дело было в субботу, и апостолы, желая утолить голод, стали срывать колосья, очищать зерна от шелухи и есть их.

И вот видимо в движении апостольских рук во время процесса очищения зерен фарисеи усмотрели какую-то трудовую деятельность, а значит, и нарушение субботнего покоя.

Во втором эпизоде, который произошел также в субботу в синагоге, Христос исцеляет сухорукого человека. Но исцеление предваряет вопросом, адресованным фарисеям: «Спрошу Я вас, что должно делать в субботу? добро, или зло? спасти душу, или погубить? Они молчали. И, посмотрев на всех их, сказал тому человеку: протяни руку твою. Он так и сделал; и стала рука его здорова, как другая. Они же пришли в бешенство, и говорили между собою? Что бы им сделать с Иисусом».

Беда фарисеев заключалась в том, что они подходили к исполнению закона формально, внешне, считая, что через скрупулезное его исполнение они обретают благоволение в очах Божиих и, что для них также было очень важно, авторитет и уважение в глазах своего народа, своих соплеменников.

Но ведь закон-то Моисеев это не цель, закон это средство. Средство для приближения человека к Богу. Апостол Павел назвал закон «детоводителем ко Христу». Детоводитель это взрослый человек, который ведет ребенка за руку, чтобы он не потерялся и не сбился с дороги. Но цель человека это не детоводитель, а Христос, Бог, к Которому человек должен прийти с помощью вот этого детоводителя-закона.

Более того, фарисеи берутся сами истолковывать закон. Ведь Моисей ничего не говорил из того, на что они ссылаются. Но они так толкуют слова Моисея, чтобы найти способ осудить Христа и Его учеников. То есть в данном случае Закон Божий становится основанием для осуждения. Хотя закон как Ветхого, так и Нового Заветов, осуждая грех, совсем не обязательно осуждает человека, совершившего этот грех.

Все это, конечно, очень напоминает зачастую и наше отношение к Священному Писанию и к церковным установлениям. Вот я, как приходской священник, нередко общаюсь с определенной категорией прихожан, которые вычитывают все правила, внешне стараются исполнять все церковные предписания, но, как откроют рот, — сразу понимаешь, что грош всем этим исполнениям и правил и предписаний. Потому что оборачиваются они очень часто в орудия осуждения.

Вот такое формальное, внешнее, фарисейское исполнение закона не приближает человека к Богу. Ведь апостол Павел сказал, что мы исполняем закон Христов в том случае, если будем носить тяготы друг друга: «Друг друга тяготы носите и таким образом исполните закон Христов», — говорит он.

Исполнение Христова закона заключается не в том, чтобы возлагать самим на себя и друг на друга бремена неудобоносимые, а чтобы мы помогали друг другу. Конечно, доброе, сострадательное участие в жизни другого человека для многих кажется куда сложнее, чем, скажем, потратить час времени и вычитать в канонике все, что положено. Особенно если человек на пенсии, и делать-то ему, в общем, нечего. Но зато такой человек чувствует себя самодостаточным, он все исполняет, а потому имеет полное моральное право помыть кости соседям, которые этого не исполняют.

Вот такая позиция не может привести человека к преображению его духовной жизни. Ведь сердцевина евангельской проповеди направлена не на форму, а на содержание. Ведь Сам Христос не писал и не составлял ни молитвенных правил, ни канонических правил, ни церковных уставов.

Он нас научил только одной молитве: Отче наш. А также сказал, что составляет для Бога подлинную ценность. Это то единственное, что приближает человека к Богу, и то единственное, что будет являться критерием Суда Божия.

И этим единственным является то качество человека, которое определяется одним словом. Очень часто употребляемым, очень легко произносимым, но очень тяжело исполняемым. Это слово любовь. Любовь, не как удовольствие, любовь не как получение чего-то хорошего и приятного для себя от объекта любви, а любовь, как отдача себя, как жертва.

Ведь именно о законе любви Христос сказал, что в нем весь закон и пророки. То есть все внешние предписания нам и даны с той целью, чтобы привести человека к этому состоянию, чтобы взрыхлить почву души нашей, дабы в ней могло возрасти это семя любви. Любви в христианском понимании, как готовности подставить плечо и нести с другим человеком его крест. И нести его столько, сколько это будет необходимо. Аминь.

Комментарии закрыты.