google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в среду 27-й седмицы по Пятидесятнице Виталия Головатенко | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в среду 27-й седмицы по Пятидесятнице Виталия Головатенко

Декабрь 14th 2011 -

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Неоднократно вставал вопрос о том, кто такой Иисус? Зачем Он пришел в этот мир? Мессия ли Он? Или просто один из многих самозванцев, который тогда действительно было великое множество, и каждый провозглашал себя Мессией; и каждый предлагал путь к освобождению Палестины от оккупации Римской и к восстановлению царства Израильского.

Но не один из лжемессий не поражал и не убеждал так словом и властью, как Иисус. Ни один из них не явил столько чудес, столько силы в милосердии и столько власти в учении. И, конечно же, Иисус из Назарета, сын бедного плотника, принципиально отстранявшийся от этого образа мессии, которого ожидали: мессию-завоевателя, мессию-покорителя, мессию-воителя – вот такой образ умаленного мессии, униженного, страшно раздражал. И, прежде всего, раздражал людей знающих, вернее, считавших себя знающими. И в первую очередь, конечно, столичных, книжников, фарисеев, первосвященников, которые считали себя лучшими из лучших.

И неоднократно они к Нему приступали с требованием явить знамение. Раз Ты Мессия, Ты обязан, вот так они к Нему приступали, обязан явить нам знамение, чтобы мы поверили в то, что Ты Мессия.

Но Христос всякий раз уклонялся от такого самоудостоверения. Потому что Он прекрасно понимал, кто стоит за этими вопросами. Он помнил второе искушение дьявола в пустыне: порази их чудом (фокусом), и они пойдут за Тобой.

И вот считанные дни остаются до Креста, и еще раз к Нему приступают. И уже приступают в храме. Приступают первосвященники, книжники и старейшины, то есть действительно цвет тогдашнего официального иудаизма. И они, придя к Нему такой почтенной делегацией, спрашивают Его, вопрошают: скажи нам, какою властию Ты это делаешь? Или кто дал Тебе власть эту?

Ну что же, осталось в самом деле не так много до Креста и до этой страшной смерти, до самой позорной смерти. И вот это искушение снова пришло к Христу в храме, в дома Отца Его. Снова Его искушает сатана явить Себя миру официально в храме. А ведь по тогдашним представлениям о Мессии Он и действительно должен был явиться в храме во всем блеске и величии Мессии.

С другой стороны, если это действительно были люди грамотные и образованные и наученные в Писании, могли ли они и в самом деле не понимать, не видеть, Кто перед ними. Ведь к тому времени Христос явил множество чудес. И одно из последних, которое потрясло буквально всю Палестину, это воскрешение четверодневного умершего Лазаря.

Многие толкователи Священного Писания, начиная от святых отцов и до наших современников, убеждены, что как раз вот эти-то люди, книжные, грамотные, отлично понимали, что перед ними действительно Мессия. Но вся трагедия их была в том, что они не хотели такого Мессию. Он был им неудобен и даже не нужен. Вот почему после чуда воскрешения Лазаря они вообще задумали убить Его, просто уничтожить физически, потому что Он им мешал.

Они ожидали другого мессию, который их, избранных чад Авраама, возвысит над всеми и посадит справа и слева от себя на мессианском пиру. Но Иисус вовсе не собирался так поступать, действовать по их указке, по их схеме. И вот это-то вызывало раздражение. И Иисус прекрасно знал, что они знают, Кто Он, и что они требуют от Него это удостоверение, заставляя Его действовать по своей схеме, испытывая Его.

И поэтому, а поскольку вокруг народ, и этот народ очень живо реагирует на всякое слово Иисусово, так вот, Иисус, зная настроение их, и лукавство их, и их лицемерие, говорит им: хорошо, Я вам скажу, какой Я властью это делаю. Но сначала ответьте Мне только на один вопрос.

И Он задает им вопрос в сущности о том, кто такой Иоанн? Самозванец или действительно пророк? И ставит их в неловкое положение. Потому что они прекрасно понимают, что Иоанн — тоже пророк, и что они не поверили опять-таки крещению Иоанна только потому, что Иоанн был Предтечей Иисуса из Назарета, то есть истинного Мессии. И если бы они поверили Иоанну, то им ничего бы не оставалось делать, как поверить и Христу, Иисусу из Назарета, Которого Иоанн неоднократно называл Агнцем Божиим, то есть Мессией.

И поэтому они, посовещавшись, отвечают Ему: мы не знаем. Но это неправда – они знают. И Иисус знает, что они знают. И вот поэтому Он им и отвечает также просто: если вы не хотите говорить правду, то и Я вам не скажу, какой Я властью это делаю.

Казалось бы, какое это отношение имеет к нам? Мы же не современники Христа, и мы Его не отвергаем, мы Его уже приняли.

Тем не менее, это может иметь отношение к нам. Если мы в чем бы то ни было перед Богом лицемерим. Если мы делаем вид, что мы чего-то не знаем про себя, что мы чего-то в себе не замечаем, что мы что-то считаем в себе неважным или второстепенным. Или что, да может мой грех, не такой уж и большой грех. Вот когда мы так лукавим или лицемерим перед Богом, и, тем не менее, просим Его о помощи, просим Его помочь нам, очистить нас от нашего греха, Господь и нам не отвечает. И препятствием этого молчания со стороны Бога является наше лукавство, наше лицемерие. Когда мы притворно говорим Богу: но я ведь не знаю, откуда это во мне. Или: но я ведь не знаю, грех это или нет.

И вот поэтому, первое условие для приближения к Богу, для того, чтобы Господь смог поступить с нами по Своей воле, есть искренность. Искренность и нелицемерие в момент нашего приближения к Богу. Когда мы приступаем к Таинствам. К Таинству Покаяния ли, к Таинству Причащения ли – в любом случае, прежде всего мы должны быть искренни. Нам может не хватать слов для выражения того или иного нашего состояния, нам может не хватать знания – это все Господь восполнит. Но если у меня нет искренности, если я не откровенен перед Богом, то Господь ничего не сможет сделать. Потому что это только моя добрая воля. И только от меня зависит, с каким сердцем я приближаюсь к Богу.

Да будут же намерения наши искренни и нелицемерны. Да будем же мы всегда стараться приступать к Богу в чистоте и простоте наших сердец и наших помышлений. Аминь.

Комментарии закрыты.