google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в среду 24-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Виталия Головатенко | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в среду 24-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Виталия Головатенко

Ноябрь 22nd 2011 -

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Тень креста нависла над Иисусом уже с самого Его рождения. И чем ближе к Иерусалиму, чем ближе к Страстной Седмице, тем эта тень отчетливее ложится на Него. Тень Его будущих страданий. И Он знает, что Ему этого не миновать, что для этого Он, собственно, и пришел. И Он идет навстречу Своей участи и иногда не только как Бог, но и как человек чувствует какое-то нетерпение, какое-то томление: Скорей бы. Уж очень тяжек этот крест для Единого Безгрешного.

И вот, Он, говоря со Своими учениками о том, каким должен быть служитель Христов, внезапно говорит как будто совсем о другом, вдруг эту тень Он почувствовал особенно отчетливо. И Он восклицает: «Я огонь пришел низвести на землю, — или по-славянски «воврещи», — и как желал бы, чтобы он уже возгорелся».

Огонь – стихия, которая не только уничтожает всякую ложную, фальшивую примесь, очищая благородный металл, но и согревает, и зажигает сердце, превращая человека в горящий факел, который своей жизнью светит другим и согревает других. «Крещением должен Я креститься, и как Я томлюсь, пока сие совершится».

Нам бывает сразу трудно понять, о каком, собственно, крещении идет речь. Ведь Иисус уже принял крещение у Своего друга, друга Жениха, Иоанна Предтечи и Крестителя. Здесь Он говорит о другом крещении. Хочу вам напомнить, что крещение по-гречески ту баптизма означает погружение в стихию с головой. И если первое крещение было погружением в водную стихию, то здесь Христос говорит о погружении с головой в пучину крестных страданий. И вот здесь славянское слово «крещение» получает совершенно особое звучание, близкое к тому смыслу, который вложил в него Христос. На кресте произойдет это страдание, это погружение в пучину огненных страстей. И томится Христос: скорей бы, вот именно сейчас.

Еще не скоро Его путь в Иерусалим на Свою последнюю Пасху. И то этот путь Он начнет заранее, и будет идти не прямо, а словно кружным путем, стараясь как можно больше еще обойти городов и весей и как можно больше зажечь сердец.

И вот сейчас Он предупреждает учеников, предупреждает о том, что в нашем испорченном падшем мире все двоится, все двусмысленно. И если Христос, Сын Божий, пришел в этот мир, чтобы принести мир, тишину и гармонию между Богом и человеком; тот долгожданный мир, о котором так плакал и которого так ждал праведный Иов и многие другие.

И Христос действительно дает этот мир, дает этот покой: «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, — восклицает Он, — и Я упокою вас». С другой стороны, и вот сейчас Он об этом говорит: Вы полагаете, что Я пришел дать мир земле? То есть земному человеческому миру. нет, говорил Он, не мир, но разделение. То есть, собственно говоря, войну. И дальше предупреждает о том, что вот эта вражда, это непримиримое разделение будет проходить не между царствами, не между обществами, не между партиями, не между классами, не между кланами, нет. Оно будет проходить по живому.

В одном доме, в одной семье самые близкие друг другу люди будут разделяться. Единственным признаком и критерием этого разделения будет Сам Христос. Ведь пророк Михей, чьи слова цитирует Христос, говорит совсем о другом. Он сетует на последствия всеобщей человеческой развращенности, когда люди перестают быть людьми и в семьях происходит вот такое разделение. Но это разделение не от того, что пришел свет, и люди делятся по признаку предпочтения, кто что предпочитает, кто свет, кто тьму, нет. Пророк Михей говорит о всеобщей развращенности и о том, что люди перестали чувствовать друг друга, перестали жить ради кого-то, а стали жить по волчьим законам для себя лично.

А Христос говорит, что вот это разделение будет связано с Ним, как с краеугольным камнем. Отец с сыном не найдут общего языка. Один из них станет христианином, другой будет гнать Христа и Его последователей. И вот это разделение коснется каждого из людей. Особенно в последнее время, когда все в нашем мире поляризуется, будет предельно ясно, где же полюс зла и где же полюс добра? И эти полюса с особой силой будут притягивать к себе своих адептов.

Да, в то время многие ждали Мессию, и многие надеялись на это избавление, но, к сожалению, большинство видело в грядущем Мессии только политического избавителя от ненавистного римского ига. А Христос пришел дать человеку избавление от зла, от греха, от зависимости от ада.

И конечно же, каждый человек как бы он ни заблуждался относительно Мессии и относительно того, зачем придет Мессия, в глубине своего я так или иначе отдает себе отчет о том, кто он, куда он стремится, и где его сердце, и где его сокровище.

Вот именно поэтому Христос и упрекает народ, Его окружающий. Он говорит: «Лицемеры! Знамение земли и неба распознавать умеете, а знамение времени сего не узнаете». Он имеет в виду, конечно, знамение мессианского времени и главное знамение – Самого Себя.

Вот Он пришел и ждет, как сердца людей откликнутся на приход Сына Божия и Сына Человеческого. Он пророчествует это разделение, потому что понимает – оно неизбежно. Помните, как категоричен был Христос, когда сказал, если кто-нибудь из вас, любя Меня, кого-то любит больше Меня, тот недостоин Меня? И вот если мы свяжем эти Его слова со словами о разделении, нам станет многое понятно, если кто идет ко Мне и не возненавидит прежде то, что так любил раньше, что так связывало его с человеческим миром, к чему он накрепко привязал свое сердце, тот не может быть Моим учеником.

Если мы не освободим первое место, главное место в нашем сердце для Бога, для Сына Его, для Иисуса из Назарета, мы не станем Его достойными учениками и последователями, если по нашему сердцу не пройдет вот это разделение, если мы сами не восстанем против себя в этой борьбе за это главное место.

Да поможет нам Бог в этой непростой борьбе. Да поможет нам Бог понять это, и беспощадно для себя, прежде всего, освободить это первое место для нашего Бога и Спасителя. Аминь.

Оставьте комментарий!