google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в среду 23-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Вячеслава Резникова | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в среду 23-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Вячеслава Резникова

Ноябрь 15th 2011 -

О десятине и о милостыне.

Обличая фарисеев, Господь сказал: «Горе вам, фарисеям, что даете десятину с мяты, руты и всяких овощей». А вчера мы слышали: «Подавайте лучше милостыню из того, что у вас есть».

Закон о десятине был установлен в ветхозаветные времена. Бог через Моисея повелел, чтобы одиннадцать колен Израилевых, между которыми была разделена земля обетованная, давали бы «десятину из всего» — двенадцатому колену, колену Левия, «за то, что они исправляют службы в скинии собрания» (Чис.18,21).

Но Господь не противопоставляет милостыню десятине. Понятие милостыни и шире, и глубже, как и все, чему учил Господь, по сравнению с Ветхим заветом. Вот на упорный вопрос: «что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную»? — Господь не десятину предлагает платить: «если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах» (Мф.19,16,21). Вот Закхей мытарь восклицает: «Господи! половину имения я отдам нищим и, если кого чем обидел, воздам вчетверо» (Лк. 19, 8)! Или вот — бедная вдова тайно кладет в сокровищницу две лепты, и пред Богом оказалось, что она положила «больше всех» (Мк. 12, 43-44). Да и стакан воды, поданный ради Христа, тоже Ему дорог.

Милостыня — все то, что в духе свободы и любви. И десятина может быть как милостыня, если она по свободному произволению, от чистого сердца. Авраам сам, по своей воле, дал Мелхиседеку, «священнику Бога Всевышнего», «десятую часть из всего» (Быт.14,18-20). Иаков обещал на пути в Месопотамию: «Из всего, что Ты, Боже, даруешь мне, я дам Тебе десятую часть» (Быт.28,22). Не за то укорял Господь фарисеев, что давали десятину, но за то, что при этом нерадели «о суде и о любви Божией».

Все, что в духе свободы, — трудно. Проще — когда назначили цену, и — отдал. Тут, кстати, и погордиться можно, и одновременно пороптать. А когда о цене молчат, начинается борьба помыслов: мало дать — стыдно, много — жалко. Вот и думай, и решай.

Наша церковь сохранила дух Христовой свободы. И хотя мы видим, что в свечном ящике на все установлены определенные цены, но мы понимаем, что так быть не должно. Ревнующие о благочестии священники постепенно стараются вводить в своих храмах свободное пожертвование за все, даже за свечи. Но и везде, в любом храме: если не можешь заплатить установленную цену за что-либо, скажи об этом, и никто тебе не откажет. Апостол заповедует, чтобы мы «ни в чем не поступали с братом своим противозаконно и корыстолюбиво».

Но как недопустимо говорить дающему: «мало», столь же недопустимо говорить: «много». Один Бог знает, что для кого много, а что мало. Главное, чтобы давать смиренно, понимая, что ничем не сможешь оплатить благодати Святого Духа. Но и не давать, или давать мало, — тоже надо смиренно, и не смотреть при этом завистливым оком на плоды чужой щедрой милостыни.

Оставьте комментарий!