google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в среду 18-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Виталия Головатенко | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в среду 18-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Виталия Головатенко

Октябрь 11th 2011 -

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Довольно часто в течение всего жизненного пути Иисуса и Его служения фарисеи обращались к Нему с вопросами. Почему Он не поступает так, как они по традиции? Почему Он не уважает предания, особенно человеческие предания? Почему Он иногда даже пренебрегает этими преданиями ради чего-то другого? И Христос почти всегда старался достучаться в эти окаменевшие сердца и объяснить, почему Он так поступает.

И некоторые Его все-таки слышали и становились Его учениками. Некоторые же, наоборот, только еще больше ожесточались и озлоблялись, отстаивая свое привычное, человеческое.

И вот очередной вопрос о посте. Мы знаем, что Христос никогда не отменял поста. Но вот Он отвечает: всему свое время. Сейчас пока Жених вместе со Своими друзьями, сыновьями чертога брачного, у них очень много дел, им нужно слишком много успеть. Пост, конечно, очень важен, но когда человек в пути, в труде, в делании, пост упраздняется. Это знает и наша православно-христианская традиция.

И Христос, как всегда, присовокупляет притчу. Живой пример, чтобы, скорее, не фарисеям только, но и народу, который всегда сопровождал Иисуса, всегда теснил его, всегда с Ним были люди рядом, тоже было понятно, почему именно так Он отвечает фарисеям. В чем же притча? «Никто не приставляет заплаты к ветхой одежде, отодрав от новой одежды. А иначе и новое раздерет и к старой не подойдет заплата от новой».

В самом деле, к изношенной ткани, к ветхой изношенной ткани вряд ли уместна заплата из новой ткани. Причем надо ведь учитывать еще исторический контекст, так сказать, бытовой. Тогда использовали только натуральные, конечно, материалы. И вот эта вот ветхая ткань была мягкой, эластичной, гибкой, а новая, особенно отбеленная, была очень жесткой тканью. И если представить себе, что к ветхой, уже мягкой такой потертой ткани попытаться даже пришить новую твердую жесткую ткань, разумеется, это будет ненадолго.

Конечно, Христос, говоря о бытовом, о земном, имеет в виду высокое, небесное. И конечно, Он принес новое учение, но это новое учение выходило из недр еще Ветхого Завета Яхве с народом израильским, того древнего союза, которое тоже было основано на любви, доверии и свободе.

Но шло время, и многие заповеди и положения из закона Моисеева обросли человеческим. Так что трудно было даже порой в них узнать то истинное, то содержательное, что действительно помогало найти дорогу к Богу и к собственному спасению. И очень часто эти человеческие постановления были даже препятствием. Они препятствовали пойти в Царство Небесное. И вот против этого-то Христос восставал, против нашей привязанности к старому привычному, которое мешает нам принять новое.

Вот и мы очень часто, обратившись, казалось бы, встав на путь истинный, увидев дорогу к Отцу, которую нам показывает Христос, показал в нашем обращении, в нашем просвещении, как часто мы силимся взять с собой в дорогу тяжкий груз своего человеческого: наши привычки, наши предрассудки, наши суеверия, наши представления, как мы силимся протиснуть их вместе с собой в эти непомерно узкие врата, ведущие в Царство Небесное, как они нам мешают на этом пути, как жаль бывает нам с ними расстаться.

Но расстаться придется. Не сможем мы протиснуться сквозь этот узкий проход, если оставим на себе все эти пышные одежды нашей гордости, нашей самости, нашего предубеждения, наших предрассудков и суеверий и прочего всего человеческого. Мы должны с этим расстаться, иначе мы не войдем туда. Иначе мы только поищем, как бы войти, а войти не сможем.

Будем же беспощаднее к себе. Будем стараться вырывать с корнем то недолжное, ненужное и мешающее нам на нашем пути, что, бывает, глубоко вошло в нашу плоть и кровь, но что противоречит заповедям Христовым и самой главной из них – любви. Аминь

Комментарии закрыты.