google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в пятницу 34-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Георгия Полякова | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в пятницу 34-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Георгия Полякова

Февраль 2nd 2012 -

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Когда Христос выходил из Иерусалимского храма, ученики Его хотели как-то привлечь внимание на грандиозное культовое сооружение, которое считалось чудом света. «Учитель! посмотри, какие камни и какие здания!» — с восхищением произнесли они в своем обращении к Нему.

Да, действительно, храм, который посещал Иисус Христос, был настоящим чудом архитектурного искусства. Даже раввины иудейского народа сложили поговорку: «кто не видел храма, тот не знает, что такое красота». Это был третий храм. Первый, великолепный храм Соломона, был до основания разрушен халдеями, когда иудеи были отведены в Вавилонский плен. Второй храм был построен небольшой кучкой бедных разорившихся иудеев после плена. Но и он был разобран Иродом Великим, и на его месте началось возведение нового, более великого, объемного, громадного храма, под сводами которого молился и проповедовал Христос Спаситель. В мрачной жизни Ирода Великого блеснул яркий свет, который выразился в попытке увенчать славу своего царствования грандиознейшим предприятием – перестройкой Иерусалимского храма.

Были разные причины, побудившие Ирода Великого заняться столь масштабным строительством. Во-первых, как человек подстрекаемый непомерным честолюбием и славолюбием, он стремился придать своей резиденции необыкновенную пышность и блеск постройкой многочисленных прекрасных зданий. Построив для себя беломраморный дворец греческой архитектуры и несколько роскошных крепостей, он твердо решил завершить архитектурное чудо своего царствования построением великолепнейшего культового здания. Тем более, что старый храм Зоровавеля по своему объему был мал, убог и невзрачен в атмосфере бурно развивающейся столицы, которая все более утопала в пышных и красивейших постройках.

Во-вторых, ему, человеку жестокому, развратному, деспотичному, его политические соображения подсказывали, что строительством храма он сможет привлечь внимание к своей персоне, а также ослабить ненависть, которую питали к нему народные массы. Это и оскорбление их религиозных чувств, избиение раввинов, уничтожение синедриона, а также пресыщенность города языческими играми и театрами.

Так как участие языческих рабочих в строительстве храма осквернит чувства правоверных иудеев, он подготовил для работы более тысячи священников и десять тысяч иудейских ремесленников. Священники, облачившись в свои одежды, приступили к разборке старого храма и через 8 лет тяжелого труда все было окончено. Полтора года потребовалось на постройку нового святилища и еще 8 лет на сооружение новых дворов и портиков.

К 14-ому году до Рождества Христова новое здание было настолько готово, что в нем можно было совершать богослужение. Хотя дополнительные и отдельные работы еще продолжались много лет, но уже ко времени Спасителя воздвигнутое здание поражало своим великолепием и буйной фантазией востока.

Прежде всего восхищали ворота, обложенные золотом и серебром, а так же коринфской дорогой бронзой. Грациозные башни были искусно вымощены цветным мрамором. Великолепные колонны были богато орнаментированы и украшены арабесками и скульптурами. Двери, ведущие в святилище, были позолочены и покрыты вавилонскими пурпурными коврами, шитыми золотым цветом. А над мощными дверями пышно повисала золотая лоза с кистями в рост человека. Стены украшали разнообразные роскошные мозаики. Святая святых сравнивалась раввинами с лежащим львом. Расположение дворов и святилища строго регламентировалось указанием Закона Моисея. Во дворе располагалось медное море для омовения жертв. Недалеко от огромного жертвенника располагались мраморные столы для мяса жертвенных животных. В святилище стоял хлеб для предложения хлебов. Кадильный жертвенник и семисвечный светильник были выполнены из литого золота.

В центре святое святых, где некогда стоял ковчег завета, находился камень, на который первосвященник полагал свою кадильницу в день очищения. Он назывался камнем основания и считался пупом земли. Раввины не без оснований говорили: «Храм этот – обиталище Невидимого». Для учеников Христа храм этот был национальной святыней и местом особого почитания.

Остановившись, чтобы в последний раз бросить свой взгляд на красоту храма и желая удивить этим своего Учителя, ученики сказали: «Учитель! посмотри, какие камни и какие здания!» Но Иисус внутренне скорбел. Он не разделял восторга Своих учеников. Никогда, ни единым словом Он не высказал одобрения по поводу драгоценных материалов, из которых был построен храм, ни по поводу тех сокровищ и приношений, которые стекались в него. Он ежедневно учил в нем, когда находился в Иерусалиме. А в его приделах Он произнес самые торжественные и дышащие глубокой любовью речи, так что даже враждебный к Нему синедрион осознавал и говорил, что «никогда человек не говорил так, как Этот Человек». Стены этого храма оглашались поразительными притчами. Здесь же вызывали краску стыда у тех, кто привел к Нему на суд бедную грешницу, взятую в прелюбодеянии. Именно в этом храме Он произнес знаменитую беседу, начинающуюся словами: «Я – свет миру». А торжественный обряд черпания воды в золотой умывальник из пруда Силоамского вызвал Его на сравнение Себя с живой водой.

Многое в земной жизни Иисуса связано с Иерусалимским храмом. Но никогда внешний блеск и сказочная роскошь не увлекала Его. Ни золото, ни мрамор, ни резьба, ни скульптуры не трогали Его так, как внутренний мир богомольцев. Вот почему в ответ на восторженное удивление Своих учеников Он произнес кратко и сурово: Видите ли сие? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне – все будет разрушено.

Это был грозный окончательный приговор, исполнившийся с ужасающей точностью. 10 августа 70 года храм со всем своим блеском, делавшим его в глазах раввинов радостью всей земли, разрушен был до основания. Он превращен был в пепел пламенем, который иногда угасал от крови его защитников. Стены храма были сравнены с землей, и плуг в собственном смысле слова прошел по развалинам славного здания. В 66 году началась Иудейская война против римского гнета. Тогда римский император Нерон, встревоженный этими событиями, для подавления опасного возмущения отправил одного из лучших своих полководцев Веспасиана. Карательная экспедиция начала усмирять Галилею и другие города. Ужасные битвы и побоища сделали Генисаретское озеро багровым от крови, — пишет участник этих событий и историк Иосиф Флавий.

Покорив Галилею, Веспасиан повел наступление на Иудею. В первой же битве были избиты тысячи ее граждан. Иордан и Мертвое море были переполнены трупами убитых. В 69 году Веспасиан был избран императором и немедленно отправился в Рим, оставив в Палестине своего сына Тита для довершения завоевания Иудеи.

Между тем в Иерусалиме происходили страшные беспорядки. Город был раздираем борьбой различных партий. Народ столбенел от ужаса и богохульства. Трупы валялись не погребенными прямо на улицах. Целые кварталы сгорали дотла. Продовольствие было уничтожено. А между тем город был переполнен богомольцами по случаю праздника Пасхи, когда в 70 году Тит начал осаду города Иерусалима.

Иудеи яростно и храбро защищали свой город. Но его судьба была предрешена. Город пал и настал страшный голод. Оставшиеся дома разрушали и грабили разбойники. Завоеватели подвергали граждан пыткам, чтобы те отдали свои спрятанные сокровища. Даже суровый Тит при виде разрушенной до неузнаваемости красоты дивного города не мог удержаться от слез. По мрачному полу храма текли потоки крови. Последние оставшиеся в живых первосвященники, собравшиеся на верхней площадке храма с воплем отчаяния бросили к небу, возвращая Иегове, ключи от храма, которых они оказались недостойными, и сами ринулись в пламя.

Так исполнилось пророчество Христа о храме и городе. Так совершился суд Божий над беззаконием, жестокостью, ложью и страшным Богоубийством, которое совершил иудейский народ. Это была плата за нарушение заключенного завета между Богом и избранным народом. Когда Тит вошел в город и увидел горы мертвых тел, то поднял к небу руки в священном ужасе и клялся, что не своей силой он победил, но что он был лишь орудием Небесного гнева.

Ни император Нерон, ни полководец Веспасиан были главной причиной разрушения Иерусалимского храма и города. Главной причиной гибели его жителей был грех безбожия и разврата. Невольно вспоминаются слова апостола Павла к Римской Церкви: Мы держимся верою, а неверных Бог отломит, как мертвую ветвь. Зри благость и строгость Божию, а иначе ты будешь отсечен. Аминь.

Оставьте комментарий!