google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в пятницу 27-й седмицы по Пятидесятнице Георгия Полякова | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в пятницу 27-й седмицы по Пятидесятнице Георгия Полякова

Декабрь 16th 2011 -

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

В окружении огромного стечения народа и религиозных законодателей Писания Христос, благовествуя в храме, произнес дивную и яркую притчу о злых виноградарях, в которой простыми и доступными словами, Он наполняет ее историческими событиями прошлого, философски комментирует настоящее и пророчески предсказывает будущее этого мира и всего человечества. Последние слова этого эсхатологического повествования окончательно взорвали хрупкое терпение негодовавших книжников и первосвященников, что до краев наполнило их озлобленные сердца лютой ненавистью к Проповеднику. И они, как повествует евангелист Лука, решили наложить на Него руки.

Фарисеи поняли, что о них сказана притча и начали искать и мучительно тужиться, прикладывая все свои лукавые способности, как хитрее сформулировать вопрос, в который бы как в смертельные сети уловить так ненавистного им популярного и общеизвестного Проповедника. Чтобы все злодеяния выглядели естественно и наверняка, при этом не кидая тень на себя, как пишет евангелист Матфей, они посылают к Иисусу своих учеников с иродианами. Ханжи и льстецы, мелочные иерархи и равнодушные к религии люди, ревностные приверженцы теократии и беззастенчивые карьеристы соединились между собой, чтобы в своих смертельных объятиях погубить так ненавистного им Христа.

Фарисеи отстаивали чистоту религиозной веры и противились любым попыткам римлян оказать хоть какое-нибудь воздействие на образ жизни иудеев.

Иродиане, о которых упоминает только евангелист Матфей, были политической партией приверженцев Ирода, идумейского князя вследствие римского вмешательства сделавшегося иудейским царем. К религиозной жизни иудейского народа они не имели почти никакого отношения, если не считать их откровенного презрения к закону Моисея. В действительности они были нисколько не лучше провинциальных придворных. Это вообще были люди, нагревшие руки около жалких тиранов, которые старались поддерживать их ради собственных выгод. Усилить фамилию Ирода дружбой с римлянами, добиться этого (…?) соглашения к подавлению всяких национальных еврейских стремлений было главной их задачей. Чтобы достигнуть этого, они спешно поменяли свои семитские имена на греческие, усвоили языческие обычаи, посещали амфитеатры, приняли символы языческого господства. Если столь ревностные фарисеи могли даже на самое короткое время сблизиться с такими людьми как иродиане, одно существование которых было жестоким оскорблением их гордого самолюбия и высокомерия, то это дает нам возможность точнее понять, сколь сильна была фарисейская ненависть к Иисусу Христу.

Две партии, относившиеся друг к другу с непримиримой враждой, теперь примирились в заговоре, чтобы погубить общего врага. Иродиане подошли к Спасителю, стараясь не возбуждать особых подозрений в своих злых помыслах. Но фарисеи, непременно желая вывести Иисуса из себя, не явились к Нему лично, а подослали своих младших учеников, которые должны были приблизиться к Назаретянину с видом невинной простоты людей, желавших научиться.

Намереваясь ввести Христа в заблуждение, как будто между ними и иродианами возник спор и не знают, как его закончить, а потому и предложили предмет раздора на окончательный и высокий суд Великого Пророка. Коварство фарисеев, пишет святитель Иоанн Златоуст, не знало границ. Хотя они льстиво и делали вид, что уважают Его мнение, они подошли к Нему осторожно, почтительно, вежливо: Учитель, — тихо обратились мнимые спорщики с наигранной серьезностью, — мы знаем, что Ты правдиво говоришь и учишь и не смотришь на лицо, но истинно пути Божию учишь, — они как будто хотели пригласить Его без страха и бесстрастно разрешить их мучившие сомнения, и что Его мнение поможет им руководствоваться в нравственном вопросе практической важности. Но за этой змеиной лестью сейчас же показались ядовитые зубы, — позволительно ли нам давать подать кесарю, или нет? Речь шла о ежегодной подати, которую римский император взимал с иудеев с 63 года до Рождества Христова. А уже с 6-го года по Рождестве Христовом вопрос о подати сделался жгучим. По этому поводу в стране произошло волнение, пишет евангелист Лука в Деяниях своих, вождем которого сделался Иуда Галилеянин. Собранные деньги поступали прямо в императорскую казну. Этот налог был крайне непопулярен среди иудеев, так как символизировал их рабство Риму.

Вопрос о подати для фарисеев носил религиозный характер, для иродиан – политический. Обе партии обратились к Иисусу одновременно, чтобы поставить Его перед сложной дилеммой, религиозной и политической одновременно. Расчет противников был тонкий: ответь Иисус: «да», это бы Его резко скомпрометировало в глазах народа, ответь: «нет», это молниеносно дало бы повод к обвинению Его в политической неблагонадежности. Третьего выхода, казалось, не было. Но Иисус в Своем ответе идет именно третьим путем, непредусмотренным Его противниками. Он требует принести Ему динарий. У евреев на монетах обычно не делалось никаких изображений лиц, потому что это считалось идолопоклонством. Асмонеи чеканили свои монеты только с надписями на еврейском и греческом языке изображали сосуд с манной, жезл Аарона и прочее. На римских монетах, которыми уплачивалась подать, были изображения императоров с различными надписями.

Посмотрев на динарий, Христос спросил Своих вопросителей: Чье на нем изображение и чья надпись? Они отвечали: кесаревы. На данной монете очевидно было изображение цезаря Тиберия, правившего Римом с 14 по 37 год по Рождестве Христовом. И следовательно, надпись на ней гласила: Тиберий, Кесарь Август, сын божественного Августа. Эта надпись была продиктована римским культом императора, которому поклонялись как божеству, что было особенно отвратительно в глазах иудеев. А на обратной стороне значилось: Первосвященник. Спаситель просто, ясно и понятно сказал: отдайте кесарево кесарю, а Божие Богу. Он тем самым решил хитроумный вопрос. Это был воистину Божественный ответ. Простота его заключала в себе глубокую мудрость и содержание. Был дан основной христианский принцип, усвояющий целую большую область чрезвычайно сложных и запутанных отношений гражданской жизни. неожиданный ответ крайне удивил и достаточно удовлетворил всех окружающих, несмотря на разницу их убеждений и взглядов.

Римские подати платились римской монетой – динарием. То есть кесарю отдавалось кесарево. Уплата же сборов на храм, на жертвоприношения и другие потребности религиозного культа производились обязательно древнеиудейской монетой – священным сиклем. То есть Божие отдавалось Богу. Подать не была добровольным даром, но законной обязанностью, не жертвой, но политической необходимостью, связанной с римским подданством. Фарисеи слушали и молчали, а окружающие дивились глубине Его мудрости, с какой Он разрешил лукавый и лицемерный вопрос.

Но Господь не ограничился этим. Он прибавил еще более глубокие и многозначительные слова: а Божие Богу.

Эта прибавка слов выходила далеко за пределы предложенного Ему частного вопроса и касается большой и сложной области отношений христианства, гражданской и религиозной власти, устанавливало общее правило этих отношений. Вопросы и проблемы, которые поднимаются в этом сюжете, актуальны и для нашего поколения и для наших дней. Надо различать грань между гражданским и духовным институтом и ясно видеть область их требования.

По отношению к гражданской власти мы обязаны исполнять все ее требования, постановления, законы, и в то же время с высокой степенью ответственности исполнять все заповеди Божии, подчинять свою волю воле Божией, любить (?) любовью Бога и человека.

История Церкви показала, что служение кесарю вовсе не препятствует истинному служению Господу Богу.

Апостол Павел в своем послании к Римской Церкви пишет: отдавайте всякому должное: кому подать – подать, кому оброк – оброк, кому страх – страх, кому честь – честь.

Но, живя в этом мире, мы видим, что и те и другие обязанности неоднородны между собой, как по своему происхождению, так и по содержанию. Господь в Своем ответе ясно их различает. Необходимо и нам различать эти обязанности, чтобы ясно видеть к какой области, гражданской или религиозной, относится то или другое требование. В противном случае, легко запутаться и не найти правильной линии христианского поведения, особенно когда эти сферы наглядно противоречат друг другу. Апостолы на заре христианской эры, исполненные Духа Святаго, невзирая на мученическую кончину и гонение сильных мира сего, избирали Божие и благовестили слово Бога смело, мужественно, дерзновенно. На своем Соборе они постановили для будущих последователей Христа: должно повиноваться больше Богу, нежели человекам.

Сегодняшний евангельский ответ Христа вопрошающим фарисеям приоткрывает великую тайну антропологии самого человека. Ибо сама природа людская устроена Творцом так, что он и духовен и телесен. Он принадлежит одновременно двум мирам, небесному и земному. Вкушая пищу, мы поддерживаем свою плоть, причащаясь – душу. И чтобы Дух Божий царствовал в нас, чтобы вкушать радость Небесного Царства уже в этом мире, надо изо дня в день, как учил старец Серафим Саровский, стяжать Дух Святой, Который через нас изобильно изливается в стихию этого мира, наполняя все гармонией, смыслом, полнотой. От свободной воли, от свободного выбора человека зависит, чтобы Божие творение наполнялось всегда Богом. Аминь.

Оставьте комментарий!