google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в понедельник 21-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Александра Глебова | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в понедельник 21-й седмицы по Пятидесятнице протоиерея Александра Глебова

Октябрь 30th 2011 -

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Предложенный нам сегодня отрывок из 9 главы Евангелия от Луки содержит в себе наверное всем хорошо известный рассказ об исповедании апостола Петра. Господь спрашивает у Своих учеников, за кого почитают Его люди. Ученики отвечают, что по поводу Его личности у людей есть разные точки зрения. Кто-то считает их Учителя Иоанном Крестителем, кто-то Илией или каким-то другим ветхозаветным пророком. Тогда Спаситель спрашивает уже у самих учеников: а вы за кого Меня почитаете? И апостол Петр как бы от лица всех отвечает: за Христа Божия. Господь строго запрещает говорить кому-либо, что Он – Христос, и предупреждает учеников, что скоро Ему предстоит много пострадать, быть убитому и в третий день воскреснуть.

Вот такой вот рассказ; и рассказ этот не простой. Он поднимает для нас сложный вопрос. Вот смотрите, евреи веками ждут Христа, ждут Мессию. Христос приходит и никак не заявляет о Себе, как о Мессии. Сам Себя Господь Христом никогда не называл. Он называл Себя Сыном Человеческим. А когда апостол Петр в этот единственный раз во всей евангельской истории исповедует Его Христом, то есть тем, кто Он и есть, то Господь строго запрещает апостолам распространяться об этом; как будто Он скрывает Свое мессианское достоинство от людей.

Не правда ли странно? И как это странное положение можно объяснить?

Конечно, мы должны понимать, что Евангелия писались не для того, чтобы сохранить историю жизни Иисуса Христа, а для того, чтобы помочь христианам первого столетия. Церковь распространялась, и распространялась в первую очередь среди язычников, которые в отличие от многих палестинских евреев Христа никогда не видели и не слышали. Поэтому им было очень важно узнать, что говорил Господь по тем или иным аспектам жизни. Для этой цели и были записаны воспоминания учеников Христовых, апостолов, которые мы и называем Евангелием.

И первые читатели Евангелия были в том же положении, что и мы. Они знали, что Христос воскрес из мертвых, что через пришествие в мир Спасителя в их жизнь вошла сила Божия, вошла Божественная благодать. И естественно у них не было сомнения по поводу того, что Он был Христом, Мессией, обетованным Богом Спасителем. Поэтому очень быстро этот титул Мессия, или по-гречески Христос, стал неотъемлемым от имени Господа: Иисус Христос – говорим мы, и здесь Христос звучит почти как фамилия. Но для древних иудеев, да и не только для древних, а и для современных, Христос – это в первую очередь политический лидер.

Но ведь Спаситель-то никогда не проявлял подобных амбиций. Наоборот, Он всегда дистанцировался от политической борьбы. Никогда не призывал к вооруженному восстанию против римлян. Более того, говорил, что кесарю надо давать кесарево. И поэтому очень сложно было во Христе увидеть черты того мессии, каким он был в представлении израильского народа. А ведь сами апостолы, несмотря на свою близость ко Христу, неоднократно проявляли это полное непонимание Его намерений, чему есть много свидетельство в Евангелии.

И то, что апостол Петр исповедовал своего Учителя Христом в сегодняшнем эпизоде, – это исключение. Это отнюдь не гениальная догадка апостола Петра, а это Божественное откровение ему. И кстати, в версии этого эпизода с исповеданием Петра у евангелиста Матфея, Господь в ответ на это исповедание так и говорит: Блажен ты, Симон сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой сущий на небесах. То есть только Бог мог открыть апостолу Петру и другим ученикам, что Иисус и есть Христос.

Потому что сами они, будучи плотью от плоти еврейского народа, никак не могли соотнести образ Мессии как блестящего национального лидера, как героя, как вождя, освободителя, с таким скромным обликом их Учителя, Который лишен был каких-либо претензий на власть.

Но в то же время, многие события из жизни Христа утратили бы смысл, если бы Господь не претендовал на мессианство. Ну вот например, Крещение, Преображение, Вход Господень в Иерусалим и многие другие события в Его жизни были бы непонятными и ненужными, если бы в них не исполнялись ветхозаветные пророчества о грядущем Мессии. Это так называемые мессианские места Нового Завета, смысл которых не в самом событии, не в том, что Христос крестился – зачем Ему было креститься? Ему это было не надо, — не в том, что преобразился или въехал на ослике в Иерусалим, а в том, что Он исполнил то, что согласно пророчествам должен был совершить Мессия.

Естественно, иудеи, воспитанные на Ветхом Завете, это прекрасно знали. Да и вообще многое из того, что Господь делал и говорил во дни Своего земного бытия, точно соответствовало ожиданиям того, что должен говорить и делать Мессия в Свое пришествие.

Получается некий парадокс. С одной стороны, Спаситель запрещает апостолу Петру говорить, что Он – Христос. Как, кстати, Он запрещает говорить об этом и слепому Вартимею, который также исповедовал Его Сыном Давидовым, что на языке того времени было равнозначно титулу Мессия. Но в то же время Господь во многих эпизодах Своей жизни дает ясно понять, что именно на Нем сбылись ветхозаветные пророчества о Мессии.

И вывод здесь может быть только один. Дело в том, что когда Господь и Его современники говорили о Мессии, то они имели в виду разные понятия и разные служения. Для иудеев Мессия должен быть земным царем, политическим лидером, а для Спасителя быть Мессией означало послушание воле Божией и принесение Себя в жертву за грехи людей. С точки зрения иудеев мессия – это тот, кто будет убивать язычников и грешников. А Христос Сам был ими убит. И Господь вовсе не имел намерения быть таким мессией, каким его представляли Себе иудеи. Он от этой мысли отказался еще в начале Своего общественного служения в момент искушения от дьявола в пустыне.

Вот поэтому Он и облек Свое служение в такую форму, которая скрывала Его мессианство от тех, кто не мог понять Его, кто отказывался принять такого Мессию. Но Он Свою подлинную Сущность к тем, кто действительно любил Его и стремился к Нему. Как Он открыл это апостолу Петру. Аминь.

Оставьте комментарий!