google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в понедельник 17-й седмицы по Пятидесятнице, протоиерея Александра Глебова | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в понедельник 17-й седмицы по Пятидесятнице, протоиерея Александра Глебова

Октябрь 2nd 2011 -

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

Сегодня евангелист Лука очень кратко, буквально в четырех стихах повествует о двух событиях евангельской истории – о крещении Господа Иисуса Христа во Иордане и о заключении в темницу Иоанна Крестителя Иродом Антипой, сыном печально известного иудейского царя Ирода Великого. Евангелист Лука писал свое Евангелие уже после того, как были написаны Евангелия от Марка, от Матфея, и, видимо, не счел нужным повторять то, что было подробно описано у двух евангелистов, писавших ранее. А события крещения Господня и заключения и казни Иоанна Крестителя как раз подробно описываются у евангелистов Матфея и Марка.


Буквально месяц тому назад темой моей проповеди в эфире радио «Град Петров» было крещение Господне в изложении евангелиста Марка. Я тогда говорил, что для иудеев- современников Христа все, происшедшее во Иордане, свидетельствовало о мессианском достоинстве крещаемого – и Дух Святой в виде голубя, и облако, и голос Бога-Отца, Который говорил пророческими цитатами Ветхого завета о грядущем Мессии, — все это должно было указать на исполнение ветхозаветных пророчеств в Иисусе из Назарета. Все, что произошло во Иордане, свидетельствовало, что Он и есть обетованный Богом и ожидаемый иудеями Мессия и иного ждать уже не надо. Пророчество исполнилось – Христос пришел.

Но если посмотреть на Крещение уже не с ветхозаветной, иудейской, а с нашей, новозаветной, позиции – то что оно значит? Главное, что произошло на Иордане, это то, что Бог явился людям на уровне их человеческой природы. Многие умы пытались, пытаются и будут пытаться представить себе бесконечное Божество. И как человек не может представить себе бесконечность, кроме определенного математического знака или символа, вот так же невозможно себе представить бесконечность Божию. И вот на Иордане бесконечный Бог является в образе простого человека. «Бога не видел никто никогда. Единородный Сын, Сущий в недре Отчем, Он явил». Так говорит Слово Божие. Действительно, невозможно представить себе Бога. А если невозможно представить, то невозможно и любить. Ведь мы любим конкретно кого-то, а не что-то абстрактное. И для того, чтобы полюбить Бога, человек должен был увидеть Его – и увидел в Личности Иисуса Христа. И впервые это явление Христа как Бога произошло на Иордане в момент крещения, о чем свидетельствовал голос с неба и сошествие Святого Духа в виде голубя. И поэтому это событие мы называем Богоявлением.

Но это явление Бога не только во Христе, это явление Триединого Бога, Которого не знал Ветхий завет. Есть там, конечно, некоторые прикровенные свидетельства, указывающие на Божественное Триединство – например, в псалмах: «Дух Твой благий наставит мя на землю праву», или говорится о Сыне Божием как о Премудрости Божией. Но так, как это было на Иордане, никогда до этого не являлся Господь в Своей тайне Триединства. В Новом завете это откровение повторяется еще два раза – в момент Преображения и в день Пятидесятницы, который мы называем днем Святой Троицы, когда Дух Святой сошел на апостолов в виде языков пламени. Все эти три события есть явления той тайны, которую никто никогда уяснить не сможет. И Церковь никогда не пыталась проникнуть в суть того, что превышает человеческое сознание, а пыталась оградить это откровение от человеческого искажения. Ибо, как только человек пытается проникнуть туда, куда его разум проникнуть не может, он начинает все строить по своему человеческому образу и подобию. И как заметил один философ, может быть, не совсем благочестиво, но верно по сути – он сказал, что Бог создал человека по Своему образу, и человек отплатил Ему тем же. То есть стал представлять себе Бога по своему человеческому образу, понимая Его так, как это ему кажется. Для нас Триединство Божие – это великая тайна, это то, что идет сверху вниз. А любой процесс познания идет сверху вниз – ведь человек изучает муравья, а не муравей человека. А какое может быть соотношение между Богом и человеком? Здесь несоизмеримое расстояние. И поэтому для нас, людей Нового завета, главное, что произошло на Иордане, — это явление Живоначальной Троицы. И даже не явление, потому что Бога-Отца никто не видел, был слышен Его голос – как сказал Господь апостолу Филиппу: «Видевший Меня видел и Отца Моего». Представлять себе Духа Святого в образе голубя – это тоже не совсем правильно. Поэтому это, наверное, не явление Троицы, а свидетельство о том, что Бог есть Троица. Свидетельство о великой тайне, в которую нам не дано проникнуть и которую нам невозможно понять. И на основании Божественного откровения мы веруем, что это именно так, а потому подкрепляем и утверждаем свою веру в окончании всякой молитвы, где воздаем в равной степени славословие Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице Единосущной и Нераздельной. Аминь.

Комментарии закрыты.