google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в четверг 2-й подготовительной Седмицы протоиерея Вячеслава Резникова | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в четверг 2-й подготовительной Седмицы протоиерея Вячеслава Резникова

Февраль 15th 2012 -

О молитве за других
(Мк. 15, 1-18)
(1 Ин. 4, 20 — 5, 21)

Апостол Иоанн Богослов пишет: «Кто говорит: „я люблю Бога“, а брата своего ненавидит, тот лжец; ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего».

Одной из важных сторон деятельной любви к человеку является молитва за него. Господь заповедал любить даже врагов, и молиться за них. А тут вдруг узнаем, что даже не за всякого брата можно молиться! Апостол пишет: «Если кто видит брата своего согрешающим грехом не к смерти, то пусть молится, и Бог даст ему жизнь, то есть согрешающему грехом не к смерти. Есть грех к смерти: не о том говорю, чтобы он молился».

Но что же такое — «грех к смерти»? Разве может быть такой грех, которого Господь не простил бы искренне кающемуся? Очевидно, «грех к смерти», это грех нераскаянный, в котором человек упорно пребывает, не считая его грехом, а порой даже считая своей добродетелью, а может быть и своим долгом. Как можно молиться за такого?

Представим себе несколько житейских ситуаций. Допустим, я где-то работаю. Есть начальник, есть мои сослуживцы. И вдруг я узнаю, что одного из них выгоняют с работы. Я иду просить за него. А начальник мне говорит: «ты сам не знаешь, за кого просишь: он и меня последними словами обозвал, и дело делать отказывается, и вообще уже нашел себе другое место».

Вот другая ситуация. Человека увольняют, потому что он не хочет выполнять одну из своих обязанностей. Тогда я прихожу и прошу: «не выгоняй его. Я возьму на себя, сверх своих обязанностей, еще и то, что он не хочет делать». Тут есть шанс на успех. Но прежде надо рассчитать: а потяну ли я эту нагрузку?

А вот и третья ситуация. Человек сделал оплошность, даже большую. Но он раскаивается в ней. Не надеясь на себя, он просит меня: «Мне стыдно показаться начальнику на глаза. Попроси за меня. Я обещаю, что никогда больше не буду так поступать». Тут уже с дерзновением идем просить, и, скорее всего, будет успех.

Примерно так же и с нашими молитвами за разных людей. Не надо бы самовольно браться молиться за того, кто тебя об этом не просит. Чтобы ходатайствовать вторым образом, надо бы прежде вспомнить Апостола Павла, который, переживая отпадение от Бога своих соплеменников, говорил: «Я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим. 9, 3). Самая же нормальная ситуация для нас, простых людей, — третья.

Ну а как нужно молиться?.. Однажды некто спросил великого старца Иоанна, жившего в шестом веке: «Если кто скажет мне: помолись о мне, — что мне делать? Должен ли я всегда поминать его»? Старец на это ответил: «Когда кто скажет: помолись о мне, скажи в сердце своем: „Бог да помилует нас“, и этого достаточно. А поминать его всегда — дело не твое, но совершенных, могущих молиться друг о друге». Это — дело тех, кто действительно любит того, за кого молится, и любит настолько, что готов, как Апостол Павел, быть отлученным за него от Христа.

И когда наше дерзновение находится в соответствии с нашими духовными силами, то «Он слушает нас». «А когда мы знаем, что Он слушает нас во всем, чего бы мы ни просили, — знаем и то, что получаем просимое от Него». И это — если даже просто вздохнем: «Бог да помилует нас». Именно нас, обоих, а не только его, как будто он более меня нуждается в молитвах.

Комментарии закрыты.