google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь в четверг 1-й седмицы по Пятидесятнице архимандрита Ианнуария Ивлиева | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь в четверг 1-й седмицы по Пятидесятнице архимандрита Ианнуария Ивлиева

Июнь 15th 2011 -

Проповедь в четверг 1-й седмицы по Пятидесятнице. архимандрита Ианнуария Ивлиева

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

В начале Своей Нагорной проповеди Спаситель рассуждает о человеческой праведности, то есть об исполнении человеком воли Божией. Учителя иудейского народа учили людей праведности, и сами стремились к праведности. Руководством к этому им служил Закон Моисея с его заповедями.

Но вот беда.

Во-первых, Закон выражает волю Божию очень кратко, не учитывая конкретные жизненные ситуации. А посему требовал многочисленных толкований, которые разрастясь с годами, порой так далеко уходили от простого первоначального смысла той или иной заповеди, что фактически становились чем-то прямо чем-то противоположным этому первоначальному смыслу.

Во-вторых, и это еще худшая беда. Буква любого, даже самого хорошего закона, ограничивает дурные поступки человека, но не способна ограничивать желание человека: как говорится, сердцу не прикажешь.

Однако, воля Божия, которую несовершенно выражает Закон Моисея, состоит не в том, чтобы приказывать человеку: делай то, не делай этого. Воля Божия состоит в том, чтобы человек собственным свободным волеизъявлением соглашался с Богом.

Книжники и фарисеи стремились быть праведными по букве Закона. Что ж, за это им по справедливости оказывались почет и уважение в народе, но истинная и совершенная праведность состоит не в простом следовании букве, но в сердечном согласии с духом Закона.

Об этом и говорит Христос в Своих словах: «Говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное».

Закон Моисея, как всем нам хорошо известно, в своих заповедях направлен на защиту неприкосновенности личности: не убий; на защиту прав собственности: не укради и на защиту прав семьи, на сохранение брака: не прелюбодействуй.

В прочитанном отрывке из Нагорной проповеди Спасителя речь идет именно о последнем: не прелюбодействуй. И здесь требуется некоторое пояснение. Для уха современного русского человека несколько непривычно используемая в нашем переводе Священного Писания слово «прелюбодеяние». Иногда возникает вопрос, чем прелюбодеяние отличается от любодеяния.

Любодеяние – слово по своему значению очень близкое к слову «блуд». То есть любодеяние — это любой плотской контакт вне брака.

А вот прелюбодеяние – это не просто плотской контакт. Но слово это имеет вполне специфический смысл. Заповедь Моисея «не прелюбодействуй» запрещает иудейскому мужчине разрушать брак другого или просто вторгаться в брак другого иудея.

Согласно иудейскому брачному праву речь идет именно о нарушении брака другого. Внебрачная связь женатого человека с незамужней или не иудейкой, хотя и осуждалась благочестивыми иудеями, тем не менее, не считалась нарушением брачного законодательства. Иначе говоря, Своею заповедью Бог охраняет связь определенного мужчины с определенной женщиной, которые в браке стали единой плотью, согласно слову Божию из истории творения первых людей: «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей, и два будут одна плоть».

Итак, воля Божия, выраженная при сотворении людей, была направлена на нерасторжимость уз, связывающих в браке двух людей, мужчину и женщину. Разумеется, грехопадение и последовавшее за этим искажение природы человека, внесло коррективы в изначальную заповедь Божию. Появились разводы, распадались семьи, появился и Закон, регулирующий эти, противоречащие воле Божией процессы.

Так, в книге Второзакония сказано: «Если кто возьмет жену и сделается ее мужем, и она не найдет благоволения в глазах его, потому что он находит в ней что-нибудь противное. Пусть напишет ей разводное письмо и даст ей в руки и отпустит ее из дома своего». Это книга Второзакония. Поскольку этот закон не определял точно поводов для развода, то эта неясность привела к страшным злоупотреблениям на практике. Рамки закона были так раздвинуты в угоду человеческим страстям и похотям, что фактически муж мог прогнать свою жену безо всякого на то основания.

Разводы во времена Иисуса Христа происходили постоянно и по самым ничтожным поводам. Первоначально законное установление имело целью относительное право и дальнейшее благо женщины, которая после развода имела возможность вступить в новый брак. Поэтому муж не имел права просто выгнать жену из дома, он должен был соблюсти юридическую процедуру.

И, тем не менее, в этом законном установлении с точки зрения Иисуса Христа не выражается воля Божия: ибо муж, дающий своей жене разводное письмо, не обеспокоен тем, чтобы мужчина и женщина, то есть он и его жена, которые некогда пожелали единства и вступили в брак, стали по воле Божией единой плотью.

Поэтому отпускающий свою жену дает ей повод и часто просто вынуждает ее к прелюбодеянию, то есть к разрушению брака. Да, тот, кто женится на разведенной, тоже совершает преступление против брака другого, и сам тоже становится прелюбодеем, то есть разрушителем брака и нарушителем воли Божией.

Он тоже ориентируется в своем поступке не на волю Божию в ее глубине, и его праведность не больше праведности книжников и фарисеев.

Только в одном случае, согласно Матфею, развод допустим: в случае предшествующего блудного поведения жены. Против воли Божией, согласно которой каждый должен уважать брак другого, выступает тот, кто только смотрит на замужнюю женщину с вожделением, точнее с похотью, а еще точнее, чтобы овладеть ею, по-славянски: во еже вожделети ей. Уже такой человек вторгается в брак другого.

Действиями своими он не нарушает закона, и с общепринятой точки зрения соблюдает праведность. Но в сердце своем он противится Богу, то есть не прав перед Богом, не праведен.

Но если некто готов принимать заповедь «не прелюбодействуй» не по букве, но в ее сущности, так, что он даже в мыслях уважает брачную связь другого, то его праведность больше праведности книжников и фарисеев.

Таков высокий взгляд Господа на брак. И так строго относится Он к разводам.

Так было в те древние времена, когда дух древнего благочестия еще держался в еврейском народе. Семейные узы были еще достаточно крепкими. Что же сказал бы Господь о нашем времени?

Жизнь современного общества, и даже номинальных, только по имени христиан представляет в этом отношении просто жалкое зрелище. Создается впечатление, что разводов станет столько же скоро, сколько браков, если не больше.

Однако мы слишком поверхностно отнеслись бы к словам Спасителя, если бы увидели в них только осуждение человеческой морали. Нет, за ними стоит гораздо более глубокая мысль. Мысль о том, что в греховном состоянии, а в таком греховном состоянии пребывает без Христа воскресшего все человечество, в греховном состоянии принципиально невозможно превзойти праведность книжников и фарисеев.

Наивно и тщетно полагать, будто мы способны собственными усилиями исполнить волю Божию, быть едиными с Ним в сердце и воле без благодати Божией, посылаемой нам через Духа Христом воскресшим, — мы не способны на это. Мы можем более или менее следовать букве закона, но совладать со своими страстями и похотями, владеющими нашим сердцем, без благодати мы не можем.

И думать иначе, значит, уподобляться тем самым фарисеям, которые мнили себя праведными и которых осуждает Спаситель. Уже в покаянном псалме сказано: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей». Не мы созидаем в себе сердце чистое, не мы обновляем собственными силами самих себя. Это по силам только Богу.

Мы только что праздновали церковный праздник Духа Святого, данного нам в наше созидание и обновление. Будем же неустанно обогащаться Его дарами, и приносить обильные плоды истинной, а не самосозидаемой праведности. Только тогда наша праведность превзойдет праведность книжников и фарисеев, и Господь удостоит нас только тогда войти в его Царство. Аминь.

219

Оставьте комментарий!