google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь на Отдание праздника Пасхи протоиерея Виталия Головатенко | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь на Отдание праздника Пасхи протоиерея Виталия Головатенко

Май 31st 2011 -

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Христос воскресе!

В день Отдания Пасхи нам предлагается чтение из Евангелия по Иоанну. Это последние слова, которые Христос говорил народу в храме Иерусалимском. После этих слов была только уже Прощальная беседа с учениками. И о чем же последнее слово Христа народу?

О самом главном. О вере. Помните, когда у него спрашивали, какие же нам дела делать, чтобы быть чадами Божиими? Христос отвечал: Вот первое дело, чтобы вы веровали в Того, Кого Отец послал вам. То есть, чтобы верили в Мессию, в Иисуса из Галилеи, как в Мессию. И вот последнее слово Христа тоже о вере.

Интересно, что Он не настаивает на вере, наоборот, в заключительном стихе из сегодняшнего чтения читаем: «И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его. Ибо Я пришел не судить мир, но спасти мир».

А выше Христос называет Себя светом, светом, который пришел в мир, чтобы всякий верующий не оставался во тьме. И перекликается с первым стихом чтения: «Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света». Мы знаем, что сынами света и вообще светом себя называли книжники, фарисеи, считая себя людьми просвещенными. И мы знаем также, как упорно они отказывались верить в Иисуса из Назарета, как в Мессию. Но не все.

Обычно считается, что не так уж много из людей грамотных, тем более из людей начальствующих поверили во Христа. Но вот 42 стих утверждает: «Впрочем, и из начальников многие уверовали в Него; — обратите внимание, не некоторые, а «многие уверовали», — но ради фарисеев не исповедовали, чтобы не быть отлученными от синагоги». Вот ведь как можно запугать человека, запугать до такой степени, что он, и веруя в истину, отказывается ее исповедать страха ради человеческого.

Мы знаем, что фарисеи были блюстителями закона и традиций. И слово их значило, очевидно, очень много, и их суд, раз даже начальствующие боялись их. И, тем не менее, не только Никодим и Иосиф Аримафейский из видных представителей иудаизма поверили во Христа, но даже многие из начальников. Но вот этот страх делал свое дело: «Ибо возлюбили больше славу человеческую, нежели славу Божию». Они боялись, что их лишат этой славы человеческой, лишат их почитания из-за того, что они открыто исповедали бы Иисуса из Назарета Христом.

Но они поверили. Поверили, потому что были людьми просвещенными. Они понимали, что такие чудесные знамения и такое учение не может быть просто от человека, если этот человек не будет посланцем от Бога. Но вот они поверили, но поверили только в глубине сердца своего и не исповедовали открыто свою веру.

А были и такие, и очевидно, их было большинство, которые упорно отказывались верить. Они упорствовали в своем неверии, потому что не хотели, не хотели поверить в Того, Кто им представлялся недостойным звания Мессии, в Ком они не хотели видеть Мессию, Христа, Помазанника Божия.

И какие бы чудесные знамения Христос ни совершал, какие бы силы ни являл, какие бы слова ни говорил – это было почти бесполезно. Наоборот, это еще более и более укореняло их во вражде к Нему. И в подтверждение этих слов евангелист Иоанн приводит пророчество Исаии. Он его несколько видоизменяет, применительно к тому, как народ реагировал на Иисуса: «Народ сей ослепил глаза свои, — цитирует Иоанн Исаию, — и окаменил сердце свое, да не видят глазами, и не разумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их».

У Исаии сказано не так категорично, у Исаии сказано: «Огрубело сердце народа этого, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули». А в том, как приводит эту цитату евангелист Иоанн, чувствуется не только невозможность поверить, но и нежелание поверить. Народ этот, то есть неверующие, сами ослепили глаза свои и сами окаменили сердца свои, чтобы не видеть, и не слышать, и не уразуметь сердцем. То есть речь идет о противлении слову Божию, о противлении Богу. Разумеется, это страшнее, чем когда человек поверил, но открыто из страха не исповедал свою веру.

Противление, сознательное противление Богу хуже страха исповедать Его перед всеми. Но, тем не менее, вот этот страх потерять славу человеческую, то есть славу среди людей ради славы Божией, тоже очень опасно. Потому что от него веет лицемерием. Если в первом случае мы не лицемерим, мы противимся Богу и открыто это признаем, то во втором случае мы лицемерим, притворяясь, что не верим, а на самом деле верим.

И здесь, конечно, вспоминаются другие слова Иисуса: «Кто Меня и слов Моих постыдится в роде этом грешном и прелюбодейном, того и Сын Человеческий постыдится, когда придет во славе Своей с ангелами святыми».

Вот и у нас, дорогие мои, часто получается, что ради славы человеческой мы предаем славу Божию, изменяем славе Божией. Да, мы теперь имеем полную возможность открыто исповедовать Христа своим Богом, открыто провозглашать себя христианами. Но уже изнутри этого нашего состояния, внутри этого стояния во Христе, как часто мы изменяем славе Божией, упорно не желая что-то видеть или чего-то замечать, того важного и очевидного, что происходит вокруг нас и внутри нас, что противоречит нашим штампам, нашим установкам, нашим человеческим представлениям и нашей человеческой традиции.

Давайте всегда будем честны и искренни перед собой и перед Богом, и не будем прятаться за наши установки человеческие, за наши штампы, которые часто мешают нам видеть Бога живого в себе ли или в человеке, и ожесточают наши сердца, и закрывают наши глаза и уши. И мы тогда не слышим голоса Божия. Давайте, исповедуя Христа, будем исповедовать Его честно. Не свои формулировки исповедовать, а Бога живого, воскресшего, пребывающего с нами вовеки. Аминь.

Христос воскресе!

Оставьте комментарий!