google-site-verification: google21d08411ff346180.html Проповедь на Четверг Светлой седмицы архимандрита Ианнуария Ивлиева | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Проповедь на Четверг Светлой седмицы архимандрита Ианнуария Ивлиева

Апрель 27th 2011 -

Проповедь на Четверг Светлой седмицы архимандрита Ианнуария Ивлиева

Христос воскресе!

Речи, переданные нам в Евангелии от Иоанна трудны для понимания. Почти так же трудны для нас сегодня, как они были трудны для понимания иудеев в те далекие времена. Эти речи предоставляют нам большие возможности для глубоких размышлений. Такова и беседа Господа с фарисеем Никодимом, часть которой мы слышали сегодня.

Когда Спаситель пришел в Иерусалим на праздник Пасхи, это был не последний праздник Пасхи, которую Он отмечал в Иерусалиме, но за два года до этого. То многие, видя знамения, которые Он творил, уверовали в Него. Многие полагали, что Он – ожидаемый всеми Мессия Израилев.

Но к такой вере, опирающейся на чудеса, Иисус всегда относился очень критически. Он знал, что вера, которая держится преклонением перед чудесами и чудотворцами, стоит на шатком основании, и держится лишь до тех пор, пока длятся эти чудеса. Иисус Христос не доверял такой вере. В разговоре Его с Никодимом Он говорит об истинном основании веры.

Итак, к Иисусу как-то раз ночью приходит фарисей Никодим. Он восхищен Иисусом, потому что Тот творит великие знамения. Конечно, этот Учитель, думает он, пришел от Бога. Может быть, Он и есть тот, ожидаемый всеми Мессия, который освободит иудеев от чужеземного ига и станет основателем всемирного царства, в котором он, Никодим, иудей и фарисей, разумеется, удостоится принять участие.

Никодим приходит ночью, и это показывает его нерешительность и опасения. Возможно, он боится прослыть поклонником Иисуса среди своих коллег фарисеев, многие из которых Христа ненавидели. Никодим хочет услышать от Иисуса слова о Царстве и о спасении. Он почтительно называет Иисуса Учителем, пришедшим от Бога, то есть пророком.

Не реагируя на комплимент Никодима, Иисус начинает принципиальную беседу на самую важную богословскую тему, на тему спасения: как человеку достичь спасения? Или, говоря языком Евангелия, увидеть Царствие Божие? Вот этот вопрос – самый важный. Не только в богословии, но и для любого человека вообще, сознает он это или нет.

Проникая в мысль Никодима, Иисус прекрасно понимает, что тот придерживается очень приземленных представлений о спасении, о Мессии, о Его Царстве. Как спастись, как войти в Царствие Божие? Никодим не задает этих вопросов, но Иисус знает, что именно об этом Никодим желает расспросить Его.

И в своем ответе Спаситель прибегает к впечатляющему и легко запоминающемуся образу. Человек должен заново родиться, родиться свыше, говорит Он. Лучше не скажешь. Человек просто не способен снова родиться, еще менее он способен спасти себя, это не в его силах. Спасение – не заслуга или достижение человека, но дело Божие, дар Божий.

Если человек хочет быть спасен и войти в Царствие Божие, он прежде должен переродиться, родиться свыше, то есть от животворящей силы Божией. Ему нужно обрести новое происхождение, не от земных плотских родителей, но от Бога. Он должен стать новым творением Божиим.

Как это часто бывает в Евангелии от Иоанна, собеседник не постигает Христа, смысла Его слов, потому что он понимает их в прямом естественном значении, а они — образы чего-то духовного, высокого. Никодим не понимает. Он думает, что Иисус говорит о естественном плотском зачатии и рождении. Дело еще в том, что по-гречески «свыше» и «снова» — одно и то же слово. Отсюда недоумение: Христос говорит о рождении свыше, а Никодим думает о рождении снова. Как же может человек снова войти в утробу матери, наивно спрашивает Никодим.

Иисус произносит в ответ второе слово, исполненное откровенного смысла. Он начинает его торжественным: Аминь, аминь. В этом таинственном слове Спаситель продолжает и разъясняет сказанное прежде. Рождение свыше есть рождение из воды и духа. Разумеется, речь идет о крещении.

Но эти слова о воде и духе напоминают нам самое начало Библии, первые строки книги Бытия, где сказано, что над водными просторами первозданной материи носился Дух Божий, формируя эту материю и оживотворяя ее, мертвую и костную.

Так и пребывающий в состоянии первородного греха смертный человек представляет собой такую хаотическую неоформленную по образу Христову массу. Выходя из воды крещения, он обретает новую форму и новую жизнь, оживотворяется Духом Божиим в крещении для новой вечной жизни в Царствии Божием.

Иисус Христос утверждает, что есть два противоположных начала: плоть и дух. Эти два начала полностью определяют и формируют каждого, его бытие, его поступки. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от духа есть дух.

Плоть на библейском языке означает прежде всего человека в его временности и слабости: «И всякая плоть, как трава», писал пророк Исаия. Но в отношении веры и откровения плоть означает человека, полностью погруженного в мирское, в земное, так сказать, в естественное. Плотью здесь называется человек неверующий, погруженный в стихию плоти и тленности.

Этой стихии плоти противостоит дух, как животворящая обновляющая сила Божия. Между ними нет никакой связи, никакого понимания, никакого общения. Ибо плотской человек просто не в состоянии понять духовного. Как часто приходится слышать недоуменные слова: Как ты можешь верить в невидимого Бога? Или: Расскажи, как ты пришел к вере? Но это невозможно рассказать и объяснить.

Именно об этом Спаситель говорит Своим следующим сравнением. Непонятен и непостижим ветер: откуда он приходит и куда уходит. В нашем переводе: дух дышит, где хочет. Но дух и ветер по-гречески ведь одно и то же слово, там говорится о ветре: ветер веет, где хочет, непонятно, откуда и куда. Он налетает внезапно и внезапно прекращается, он свободен. Нами ощущается только его действие: колебание деревьев, его шум в ветвях.

Так же обстоит дело и с Духом Божиим. Бессмысленно спрашивать, как и почему Он приходит к тому или иному человеку. Бессмысленно спрашивать, как происходит духовное рождение. Непостижимо и таинственно происхождение, и существо, и цель того, кто рожден от Духа.

Вся эта замечательная образная речь возможна, потому что дух и ветер, как я говорил, по-гречески одно и то же слово. Но Никодим снова спрашивает, как возможно такое превращение или новое рождение от духа? Этот вопрос дает Иисусу Христу повод углубить сказанное до сих пор.

Теперь Он прямо говорит, что такое возрождение к новой вечной жизни возможно только через веру свидетельству Иисуса Христа, единственного свидетеля и очевидца небесных тайн. И здесь Господь впервые говорит о Своем грядущем Вознесении. Так в Евангелии от Иоанна называется смерть Иисуса, Его вознесение на крест. Страшное, таинственное, непостижимое условие спасения людей, их исцеления от греха и смерти.

Как при взгляде на вознесенного медного змея, некогда исцелялись умирающие от ядовитых змеиных укусов израильтяне, так и всякий, взирающий на вознесенного на крест Сына Человеческого, будет исцелен и спасен от смертельного яда греха.

Бог любит этот мир, который есть Его творение. И воля Божия в том, чтобы мир имел жизнь, чтобы всякий верующий в Иисуса Христа, распятого и воскресшего, не погиб, но имел жизнь вечную во Христе воскресшем.

Воистину воскресе Христос!

Комментарии закрыты.