google-site-verification: google21d08411ff346180.html Бесѣда по поводу игръ въ Пасхальные дни. Свт. Макарій, митр. Московскій и Коломенскій | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Бесѣда по поводу игръ въ Пасхальные дни. Свт. Макарій, митр. Московскій и Коломенскій

Апрель 19th 2012 -

Сей день, его же сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся въ онь.

Къ какой радости и веселью призываетъ святая Церковь чадъ своихъ въ эти свѣтлые дни? Конечно, не къ тѣмъ удовольствіямъ, къ которымъ призываютъ городскихъ обитателей объявленія, выставленныя на улицахъ и перекресткахъ города.

Церковь зоветъ къ веселью духовному, подаваемому отъ Духа Божія, къ радости божественной, дарованной міру воскресеніемъ Христа: веселимся божественнѣ, яко воскресе Христосъ. Внутренняя, духовная, святая радость выше внѣшней плотской, грѣховной радости. При духовной радости бываетъ мало чувствительна, или почти нечувствительна житейская печаль, происходящая отъ разныхъ внѣшнихъ причинъ: болѣзни, бѣдности, отъ злаго языка, отъ обидъ и притѣсненій. При духовной радости получаютъ бóльшую силу и внѣшнія радости, если только таковыя не заключаютъ въ себѣ ничего грѣховнаго. Равнымъ образомъ, утѣшенія, относящіяся къ тѣлу, если только они невинны, усиливаютъ радость духовную. Поэтому, святая Церковь, чтобы доставить чадамъ своимъ полноту радости и веселія въ всерадостный день Воскресенія Христова, даетъ разрѣшеніе на тѣ утѣшенія для тѣла, которыя ею запрещены были на время великаго поста. Въ этомъ она сама подаетъ добрый примѣръ: вмѣсто темныхъ облаченій, облачается въ свѣтлыя, вмѣсто печальныхъ напѣвовъ, употребляетъ радостныя, вмѣсто строгаго воздержанія, дозволяетъ на трапезѣ утѣшеніе веліе. Но въ настоящіе дни такого рода утѣшенія могутъ потерять свою силу, если они не будутъ соединяться съ духовнымъ утѣшеніемъ, съ тѣмъ радостнымъ настроеніемъ духа, которое происходитъ отъ размышленія о событіяхъ, совершенныхъ въ эти дни Божественнымъ Виновникомъ торжества, или тѣмъ миромъ души, превосходящимъ всякое разумѣніе, который подается отъ Духа Божія. Церковь, приглашая вѣрныхъ чадъ своихъ къ божественному веселію и разрѣшая имъ невинныя утѣшенія для тѣла, въ то же время воспрещаетъ всякаго рода грѣховныя удовольствія, какъ то: грѣховныя зрѣлища, конскія ристалища, смѣхотворныя представленія. Это — тѣ удовольствія, къ которымъ приглашаютъ наши мѣстные органы печати и уличныя объявленія — объ имѣющихъ быть въ свѣтлые дни праздника театральныхъ представленіяхъ, танцовальныхъ вечерахъ и разнаго рода страстныхъ играхъ. Такого рода удовольствія, терпимыя Церковію и закономъ въ другія времена и дни года, запрещены въ пасхальные дни, какъ противныя особенной святости этихъ дней.

Изъ числа объявленій о предполагаемыхъ въ эти свѣтлые дни удовольствіяхъ обращаетъ на себя вниманіе одно, доселѣ небывалое: это объявленіе объ устроеніи особеннаго рода игръ для дѣтей, игръ неблаговременныхъ, прикрываемыхъ благовидною цѣлію — якобы заботою о физическомъ развитіи дѣтей. Съ перваго взгляда такого рода дѣтскія удовольствія могутъ казаться невинными: что-де за грѣхъ — доставить дѣтямъ въ эти праздничные дни удовольствіе устроеніемъ для нихъ игръ? Вѣрно то, что въ дѣтскихъ играхъ грѣха нѣтъ, ибо дѣти грѣха не знаютъ, грѣхъ имъ не вмѣняется. Но самыя игры могутъ быть грѣховными, и въ этихъ играхъ дѣти хотя и останутся невинными, но виновными будутъ предъ судомъ Церкви, предъ судомъ Божіимъ устроители этихъ игръ. Виновность этихъ игръ заключается, во-первыхъ, въ ихъ неблаговременности, такъ какъ онѣ устроены въ первый день Пасхи вечеромъ. Не почтенъ даже и этотъ единственный, всесвятѣйшій день и тѣ часы, въ которые всѣмъ христіанамъ слѣдуетъ быть въ церкви. Туда же слѣдовало-бы приводить и дѣтей, чтобы они съ этого ранняго возраста пріучались благоговѣйно чтить этотъ день, чтить его наипаче пребываніемъ въ церкви. Печальникамъ о физическомъ развитіи дѣтей слѣдовало бы исполнить свою добрую задачу такъ, чтобы исполненіе ея не послужило во вредъ высшему, нравственному развитію дѣтей. Пусть бы дѣти сперва приняли участіе въ церковныхъ торжествахъ, глаза ихъ пусть сперва усладились бы зрѣніемъ пасхальнаго благолѣпія, уши ихъ — слышаніемъ церковныхъ напѣвовъ, голосъ — участіемъ въ общемъ пѣніи этой радостнѣйшей изъ всѣхъ пасхальной пѣсни: Христосъ воскресе изъ мертвыхъ; органъ обонянія ихъ пусть усладится благоуханіемъ церковнаго ѳиміама. Дѣти, пріученныя родителями къ посѣщенію храма въ пасхальные дни, умѣютъ находить для себя въ этомъ такое наслажденіе, что они плачутъ, когда ихъ почему-либо родители не берутъ съ собой въ церковь; они иногда даже сами заказываютъ родителямъ и старшимъ въ семействѣ, чтобы они непремѣнно разбудили ихъ къ пасхальной утрени. Ихъ дѣтская невинная душа болѣе способна ощущать радость праздничнаго торжества, чѣмъ наши души, поврежденныя грѣхомъ, а иногда и совсѣмъ потерявшія вкусъ къ духовнымъ наслажденіямъ. Устроители игръ для дѣтей въ первый день Пасхи, съ отвлеченіемъ ихъ отъ посѣщенія вечерняго богослуженія, не приняли во вниманіе того, что дѣти, призываемыя ими къ играмъ, вѣроятно, еще не побывали въ этотъ день въ церкви и не видѣли церковнаго украшенія, не слышали вѣсти о воскресеніи Христовомъ, не приняли участія въ исповѣданіи, что Христосъ воистину воскресе, когда священнослужитель возвѣщалъ всерадостную вѣсть, что Христосъ воскресъ. Назначившіе игры для дѣтей въ первый день Пасхи, вѣроятно, не сообразили того, что грѣшно собирать дѣтей въ эти святѣйшіе дни для игръ, далеко не святыхъ, — не невинныхъ, но осуждаемыхъ церковію, какъ неприличныхъ въ эти дни и для взрослыхъ людей; собирать дѣтей подъ предлогомъ праздничнаго кормленія ихъ и вводить ихъ въ грѣховныя игры, участвовать въ которыхъ нѣкоторые изъ нихъ, какъ слышно, стыдились, стѣснялись, не значило ли дать имъ вмѣсто яйца скорпіона? Собирать дѣтей для плясокъ или танцевъ въ первый день Пасхи, когда они еще не успѣли быть въ собраніи церковномъ, не значило-ли совершить нравственное преступленіе противъ Церкви и противъ дѣтей? Говоримъ: совершить преступленіе противъ дѣтей, — ибо для нихъ, или, по крайней мѣрѣ, для большинства ихъ, не было возможности быть въ этотъ день въ церкви; къ утрени пасхальной родители не могли привести дѣтей въ церковь по причинѣ ранняго для этого возраста времени богослуженія и по тѣснотѣ въ церкви, когда и взрослые съ трудомъ помѣщаются въ нашихъ малыхъ храмахъ. Къ вечернѣ они также не могутъ прійти, если состоятся устраиваемыя для нихъ игры, такъ какъ ихъ нужно будетъ приготовить къ таковымъ. Такимъ образомъ вышло то, что при попеченіи о физическомъ развитіи дѣтей оставлены безъ вниманія ихъ духовно-нравственныя потребности, удовлетвореніе которыхъ должно стоять на первомъ мѣстѣ. Устроители этихъ игръ, вѣроятно, также забыли, что нѣкоторыя изъ этихъ дѣтей недавно пріобщались Святыхъ Христовыхъ Таинъ, а другихъ юнѣйшихъ добрые родители ихъ считаютъ долгомъ пріобщить Святыхъ Таинъ въ одинъ изъ первыхъ пасхальныхъ дней, большею частію, во второй день. Ужели не оскорбится чье-либо нравственное чувство тѣмъ, что этихъ дѣтей, прежде приведенія ихъ къ Христу въ святый храмъ Его, отведутъ туда, гдѣ ничто не напоминаетъ имъ о Христѣ — Виновникѣ свѣтлаго торжества для всѣхъ и въ особенности для чистой радости дѣтей?

Кромѣ этихъ игръ перваго дня, въ одинъ изъ пасхальныхъ дней объявлено, о назначеніи игръ для дѣтей средняго возраста. Этого рода игры названы праздникомъ весны. Такого рода игры предосудительны уже не по одной своей неблаговременности, но и по самому характеру ихъ. Если глубже вникнуть въ смыслъ этихъ игръ, то невольно нужно прійти къ заключенію или, по крайней мѣрѣ, къ предположенію, что такого рода игры устрояются съ прямымъ намѣреніемъ отвлечь дѣтей отъ воспитанія въ духѣ вѣры и Церкви и, вмѣсто религіознаго утѣшенія, пріучить дѣтскій возрастъ или вообще молодое поколѣніе къ утѣшеніямъ другого характера, неимѣющаго ничего общаго съ религіею и церковностью. Объяснимся. Пасхальные дни по преимуществу Христовы дни, потому что предназначены для прославленія Христа воскресшаго, смертію смерть поправшаго и сущимъ во гробѣхъ животъ даровавшаго. Къ этому славословію призывается вся тварь, тѣмъ болѣе всѣ люди, всѣ христіане, всякаго возраста и пола. А устрояемыя праздничныя игры по содержанію своему имѣютъ цѣлію возбудить въ умахъ и сердцахъ дѣтей радостную мысль о наступающей веснѣ и — только. Можетъ быть, хотятъ представить весну въ разнообразіи красотъ для того, чтобы возбудить въ дѣтяхъ благоговѣйную и благодарную мысль о премудрости и благости Создателя, четырьми времены кругъ лѣта вѣнчавшаго? Отнюдь нѣтъ! Напротивъ, въ устроенномъ праздникѣ весна олицетворяется: она представляется живымъ существомъ и притомъ высшимъ, которому дѣти воздаютъ особаго рода чествованіе, подобно тому, какъ обоготворялась весна въ древнемъ языческомъ мірѣ, подъ именемъ Весты, дочери бога Времени (Хроноса), для служенія которой назначались особыя лица, подъ именемъ весталокъ. Отъ чествованія весны, какъ баснословной богини, не перейдутъ-ли къ чествованію солнца, планетъ, а отсюда, при отсутствіи мысли о Творцѣ, при усиленномъ стремленіи подавить религіозное чувство дѣтей постепеннымъ отвлеченіемъ ихъ отъ церкви, не послѣдуетъ ли переходъ къ обоготворенію природы, какъ вѣчной матеріи, не нуждающейся въ особомъ Творцѣ? А все это взятое вмѣстѣ, если присовокупить къ тому и великопостныя развлеченія съ музыкой и играми на льду, устрояемыми для той же учащейся молодежи, не свидѣтельствуетъ ли какъ бы о чьемъ-то намѣреніи воспитать юное поколѣніе такъ, чтобы оно представило изъ себя самую благопріятную почву для сѣянія сѣмянъ современныхъ модныхъ ученій матеріализма, невѣрія, безбожія и безначалія.

А когда устроеніе игръ и развлеченій, ради якобы физическаго развитія дѣтей и вообще молодого поколѣнія, соединяется съ отвлеченіемъ сихъ послѣднихъ отъ церкви, то таковыя игры являются еще болѣе нежелательными, такъ какъ наводятъ на подозрительную мысль о томъ, не хотятъ ли учредители всего этого, подъ благовидными предлогами, воспитать молодое поколѣніе въ отчужденіи отъ Церкви, что поведетъ къ охлажденію къ вѣрѣ, отучитъ отъ послушанія пастырскому руководству. Нельзя утаивать того печальнаго явленія въ жизни нашего современнаго общества, что нѣкоторыя лица или, даже скажемъ болѣе, — часть такового общества усиливается стать руководителями простого народа, чтобы вести его за собой въ бездну невѣрія, безначалія; посѣять въ умахъ и сердцахъ ихъ сомнѣніе въ истинѣ богоучрежденности Церкви, какъ руководительницы людей къ вѣчному спасенію, и возбудить недовѣріе къ богодарованной пастырямъ власти учить народъ, вязать и разрѣшать грѣхи людей, быть духовными врачами и судіями совѣсти вѣрующихъ. А если желающіе отвлечь народъ отъ Церкви достигнутъ своей цѣли, то они легко могутъ повести этотъ народъ въ сторону, желательную только для людей неблагонамѣренныхъ, — къ отрицанію вѣры и богоучрежденности власти, а оттуда ко всякаго рода нестроеніямъ, отъ чего да сохранитъ Богъ православный нашъ народъ.

Мы утомили ваше вниманіе продолжительностію слова: любовь и благочестіе ваше да простятъ неблаговременность слова о неблаговременномъ дѣлѣ. Не будь послѣдняго, не было бы и перваго. Впрочемъ, для напоминанія объ опасности, угрожающей гибелью для душъ христіанскихъ, едва-ли можно считать какое-либо время неблаговременнымъ, подобно тому, какъ не признается неблаговременнымъ спасать кого-либо отъ воды или отъ огня, если-бы это понадобилось въ самый священный или высокоторжественный день.

Поспѣшаемъ закончить слово тѣмъ, чѣмъ мы его начали: сей день, его же сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся въ онь. Но будемъ радоваться и веселиться не грѣховною, не грубою, или языческою радостію, но веселимся божественнѣ, яко воскресе Христосъ, яко всесиленъ. Аминь.

По поводу игръ въ Пасхальные дни. Бесѣда преосвященнаго Макарія, епископа Томскаго. // Церковныя вѣдомости, издаваемыя при Святѣйшемъ Правительствующемъ Сѵнодѣ. Еженѣдельное изданіе, съ прибавленіями. 1900. Первое полугодіе. — СПб.: Сѵнодальная Типографія, 1900. — С. 778-782.

Источникъ: «Русскiй Порталъ»

Комментарии закрыты.