google-site-verification: google21d08411ff346180.html Положение о монастырях и монашествующих | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Положение о монастырях и монашествующих

Декабрь 3rd 2017 -

Х. ОСТАВЛЕНИЕ МОНАСТЫРЯ ИЛИ МОНАШЕСТВА

10.1.1. Необратимость монашеских обетов

  • Необратимость монашеских обетов утверждается в чинопоследовании монашеского пострига. Молитвы и действия этого чинопоследования свидетельствуют об изведении постригаемого из мира на путь посвящения Богу и о добровольном избрании постригаемым этого пути.
  • В Священном Писании Сам Господь говорит о недопустимости отречения от избранного пути служения Богу. «Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия», — сказал (Лк. 9, 62).
  • Оставление монашеской жизни издревле воспринималось Церковью как нарушение нравственных и канонических норм и влекло за собой ряд последствий, отраженных в правилах и положениях церковных. Так, правило 7-е IV Вселенского Собора предписывает: «Вчиненным единожды в клир и монахам, определили мы не вступать ни в воинскую службу, ни в мирский чин: иначе дерзнувших на сие, и не возвращающихся с раскаянием к тому, что прежде избрали для Бога, предавати анафеме».
  • Святые отцы и учители Церкви, начиная с преподобного Пахомия Великого, святителя Василия Великого, преподобного Иоанна Кассиана Римлянина, преподобного Венедикта Нурсийского и других решительно высказывались о недопустимости оставления монашеских обетов. «На каждого, принятого в братство и потом нарушающего произнесенный обет, надобно смотреть, как на согрешившего Богу, пред Которым и Которому он произнес исповедание согласия своего. “Если же”, сказано, “согрешит” кто “против Господа, то кто будет ходатаем о нем?” (1 Цар.2, 25). Посвятивший себя Богу и потом бежавший к другому роду жизни, стал святотатцем, потому что сам себя похитил и присвоил себе Божие приношение»[80], — пишет святитель Василий. В 28 правиле преподобного Макария Александрийского мы также читаем: «Смиренно и с терпением неисходно да пребывают братия в обители, веруя, что смиренные достигнут Царствия Небесного, признаны будут сынами Вышнего и получат пресветлые и многоценные венцы, а сыны противления пойдут во тьму кромешную на вечные муки»[81]. «Слагать монашество — то же, что слагать крещение. Однако осмеливаются и это делать; страшно и слышать»[82], — отмечает преподобный Феодор Студит.

10.1.2. Церковно-канонические последствия оставления монашества.

Принявший пострижение в мантию изменяет свой канонический статус и считается вступившим в монашеский чин. Принятие монашества является необратимым. Оставление монашества, согласно церковным канонам, является каноническим преступлением и подлежит определенному наказанию, срок и мера которого определяется епархиальным архиереем с учетом особенностей каждого случая.

  • Оставление монашества является каноническим преступлением, и совершивший его подлежит отлучению от Святого Причастия на срок, который различные правила определяют по-разному: до 15 лет согласно 60-му правилу святителя Василия Великого. Учитывая, что подобные строгие прещения могут сегодня привести не к более глубокому покаянию, а к оставлению Церкви, в применении прещений к конкретному монашествующему может быть уместна икономия, предел которой определяется епархиальным архиереем.
  • По древней монашеской традиции монашеское или послушническое одеяние с оставившего обитель снимается. Так было, например, в монастырях преподобного Пахомия, о чем говорит преподобный Иоанн Кассиан Римлянин: «Скинутые принятым в обитель мирские одежды отдаются... на сбережение… Если же заметят, что за ним водится порок какой-нибудь ропотливости или злого преслушания, то скинув с него монастырские одежды, в какие он был одет при приеме, и надев на него прежние, выгоняют вон из монастыря»[83]. Согласно Определению Священного Собора Православной Российской Церкви о монастырях и монашествующих от 31 августа/13 сентября 1918 года, «необходимо предпринимать возможные меры к тому, чтобы лица, изверженные из иночества, равно и послушники, оставившие обитель, не носили духовного одеяния»[84].
  • Одним из отличительных признаков монашествующего является монашеское имя. Оставивший монашество лишается права носить имя, данное ему при постриге.
  • Оставившие монашество отпеваются по мирскому чину.
  • Вступление в брак противоречит монашеским обетам. Правило 16-е IV Вселенского Собора гласит: «Деве, посвятившей себя Господу, равно и монашествующим, не позволяется вступати в брак. Аще же обретутся творящие сие: да будут лишены общения церковного. Впрочем, определили мы местному епископу имети полную власть в оказании таковым человеколюбия». По 44 правилу Трулльского Собора «монах, обличенный в любодеянии, или поемлющий жену в общение брака и сожитие, да подлежит по правилам епитимии блудодействующих». Епископ Никодим (Милаш) в комментарии на упомянутое правило IV Вселенского Собора говорит: «Это, впрочем, не нужно понимать в том смысле, будто епископ может признать законным брак упомянутых лиц, так как это противоречило бы категорическим по этому делу предписаниям 15 правила этого собора, 6 и 18 правилам св. Василия Великого и 19 пр. Анкирского собора и др., а в том смысле, что епископ может и не отлучать преступных совсем от церкви, заменивши им это наказание большей или меньшей епитимией». При этом, полемизируя с современными ему западными исследователями, епископ Никодим отмечает: «Замечание <…> будто, согласно настоящему правилу, брак монаха или девы, давшей обет девства, не уничтожается, не выдерживает критики».

В современной церковной практике мера прещений, налагаемых на монашествующего, заключившего брачные отношения согласно гражданскому законодательству, определяется епархиальным архиереем по рассмотрении всех обстоятельств. Венчание таких лиц не допускается, поскольку решение архиерея не может освободить человека от произнесенных им монашеских обетов, как добровольно данных Богу обещаний, за исключением тех случаев, когда постриг признан недействительным в связи с допущенными при его совершении каноническими нарушениями.

  • Монах, отказавшийся от монашества, как не проявивший достаточной твердости в духовном служении Богу, не благонадежен для принятия священного сана, требующего самоотверженного служения Церкви. В случае же если таковой имеет священный сан — да будет извержен.

В случае, если оставление монашествующим монастыря было вызвано поспешным его пострижением без должного искуса и подготовки со стороны игумена и духовника обители, последние могут быть подвергнуты прещениям, срок и характер которой определяются епархиальным архиереем.

Последствия оставления монастыря иноком определяются согласно Постановлениям Архиерейского Совещания 2015 года, утвержденным Архиерейским Собором 2016 года: «Намерение пребывать при монастыре, следствием чего становится принятие рясофора, влечет за собой нравственные обязательства. Нарушивший их — оставивший монастырь и ушедший в мир — подлежит епитимии. В случае, если уход из монастыря осуществляется тайно, без ведома игумена или архиерея, либо путем обмана, наступают канонические последствия, связанные с недопущением к принятию священного сана. Вопрос о возможности рукоположения такого лица при условии его пребывания в безбрачном состоянии решается архиереем по результатам церковно-судебного расследования. Бывший рясофор, вступивший в брак, не может быть рукоположен»[85].

Оставление монастыря трудником или послушником (в том числе — послушником, получившим благословение на ношение некоторых монашеских одежд) не влечет за собой каких-либо канонических прещений или епитимьи.

10.2. Исключение из монастыря. Возвращение в монастырь

10.2.1. Исключение из монастыря.

В случае нарушения Устава насельником монастыря игумен или уполномоченные им братия увещают и вразумляют виновного. В случае систематического нарушения монастырского порядка к виновному применяются меры прещения согласно церковным канонам и внутреннему уставу обители. Значительные проступки монашествующих рассматриваются на духовном соборе монастыря, кроме подлежащих компетенции церковного суда. Исключение из монастыря применяется в качестве крайней формы наказания, когда другие меры воздействия не принесли результата и дальнейшее пребывание нарушителя монастырского устава в обители наносит значительный вред всей братии. Решение об исключении монашествующего из монастыря принимается епархиальным архиереем по представлению игумена и духовного собора. Решение о наложении на монашествующего возможных канонических прещений также принадлежит епархиальному архиерею.

Сведения о насельниках, исключенных из епархиальных монастырей, подаются епархиальным архиереем в Синодальный отдел по монастырям и монашествующим.

10.2.2. Принятие в монастырь лиц, оставивших монашество.

Прием в обитель монаха, исключенного из ее братии или из братии другого монастыря, происходит по решению епархиального архиерея на основании представления игумена и духовного собора после запроса по месту его предыдущего пребывания. В таких случаях назначается испытательный срок, в течение которого игумен особо наблюдает за кандидатом к возвращению в обитель. По окончании этого срока может быть принято решение о его продлении, о зачислении испытуемого в братию монастыря или о его удалении из обители. После успешного прохождения испытательного срока кандидату возвращается право ношения монашеских одежд.

10.3. Оставление монастыря без отказа от монашества

В церковной практике встречаются исключительные случаи, когда покидающий монастырь не имеет намерения отказаться от монашества. По рассмотрении всех обстоятельств епархиальный архиерей может дать благословение на оставление монастыря, с сохранением права ношения монашеских одежд и монашеского имени, участия в Таинстве Евхаристии и на совершение в будущем над таким монахом монашеского отпевания.

Если же такового благословения не последует, оставивший обитель монах, в случае несогласия с наложенным на него прещением, может обратиться в церковно-судебные инстанции в соответствии с Положением о суде Русской Православной Церкви.

10.4. Переход монашествующего в другой монастырь

Канонами возбранен произвольный переход монашествующих из одного монастыря в другой[86]. Такой переход возможен с письменного согласия игуменов обоих монастырей и благословения правящих архиереев епархий, к которым принадлежат монастыри.

В исключительных обстоятельствах, ради пользы Церкви, в частности, при открытии новых обителей, епархиальный архиерей может принять решение о переводе монашествующего в другую обитель.

Метки: ,

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Комментарии закрыты.