google-site-verification: google21d08411ff346180.html Южный крест патриарха | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

Южный крест патриарха

Февраль 21st 2016 -

Патриарх Кирилл. Антарктида, российская станция «Беллинсгаузен»

Андрей САМОХИН

Патриарх Кирилл продолжает турне по южной части Западного полушария. Его пребывание в Парагвае надолго запомнится местным жителям. Особенно потомкам наших эмигрантов первой волны, не переставшим быть русскими. Именно ради них после переговоров с папой римским и братьями Кастро в Гаване внушительная делегация Московского патриархата «обрушилась» на скромный Асунсьон. Далее в программе значилось Чили, но следующая неожиданная остановка Святейшего озадачила многих: Антарктида, российская станция «Беллинсгаузен».


«Русский Парагвай» — яркая страница национальной трагедии вековой давности. Началось все с генерала Ивана Беляева. Бежав в 1921-м из Крыма с остатками Добровольческой армии, он перебрался в Аргентину, а затем в Парагвай, где создал центр для соотечественников, пожелавших покинуть опостылевший Старый Свет. По призыву, опубликованному в европейской газете, на «край Земли» поехали сотни русских людей — не только офицеров, но и инженеров-строителей, ученых, медиков. Они доблестно послужили новой родине. Многие успели даже за нее повоевать после нападения Боливии. Сам Беляев, будучи начальником артиллерии, стал национальным героем республики, в Асунсьоне появились улицы имени полковника Бутлерова, капитана Блинова, инженера Кривошеина, профессора Сиспанова. Наши эмигранты спроектировали сеть парагвайских шоссе, множество зданий и сооружений, русский язык одно время был рабочим в некоторых министерствах. «Иваны» основали в местном университете физико-математический факультет, ими же создавался парагвайский балет.

— Между нашими странами огромное расстояние, но в свое время его преодолели те, кто вынужденно покинул Россию и нашел вторую родину в этой стране. Посещая Парагвай, я в первую очередь вспоминаю об этих людях...— подчеркнул патриарх Кирилл, предваряя визит.

Атташе посольства РФ Азамат Кусаев признался «Культуре», что приезд предстоятеля вызвал небывалый ажиотаж. Подробный репортаж передавали все парагвайские СМИ. Люди, хоть с малой толикой русской крови и даже вовсе без нее, преодолели сотни миль до аэропорта, где выстроились внушительным живым коридором. И 30-градусная жара, обычная для местного лета, не остановила. Многие специально пошили русские национальные костюмы.

В праздник Сретения Господня патриарх отслужил литургию в единственном православном Покровском храме Асунсьона.

— Сегодня происходит моя встреча с вами — потомками тех, кто построил этот храм, встреча с иерархией католической церкви в этой стране, — сказал он на запруженной народом площади перед храмом.

Предстоятель РПЦ выразил надежду, что, подобно гаванской встрече с Франциском I, эта также посодействует «развитию братских отношений между православными и католиками». Склонив почтительно головы, рядом стояли папский нунций Элизео Антонио Ариотти и кардинал Адальберто Мартинес Флорес.

В тот же день патриарх совершил заупокойную литию на кладбище Реколета, где около трех десятков русских могил, по большей части здесь упокоились офицеры. По словам Азамата Кусаева, накануне община соотечественников, организованная в Ассоциацию русских и их потомков в Парагвае (АРИДЕП), приложила массу усилий, дабы привести запущенные надгробия в порядок. Помогали и посольские работники.

О своих славных предках их потомки молились со слезами на глазах, внимая густому басу патриаршего архидьякона: «...о упокоении душ вождей и воинов Отечества нашего, за страну сию и народ ея жизнь свою положивших». В торжественном молчании замер на кладбище одетый в форму времен войны с Боливией почетный караул вооруженных сил Парагвая.

— Эмоциональное впечатление невероятное, — поделился чувствами почетный консул РФ в Парагвае и потомок первых русских переселенцев Игорь Флейшер-Шевелев. — Несмотря на небывалую торжественность момента, Святейший обращался к нам как близкий человек, хорошо понимающий наши душевные проблемы. Мы были им просто очарованы!

Осмотрев после панихиды зал памяти героев вооруженного противостояния с Боливией, Святейший поразмышлял вслух. «Казалось бы: люди пережили революцию, Гражданскую войну, много видели смерти, крови и страданий и, уехав в спокойное место, могли бы спокойно жить... Трудно себе представить, особенно в наш прагматический век, что люди могут так поступать. Эти русские офицеры не были наемниками. Они разделяли все трудности с парагвайскими офицерами и солдатами и сделали очень многое для того, чтобы приблизить победу... Благодарю Бога за то, что я смог лучше понять и прочувствовать этот драматический эпизод в истории русского зарубежья».

Трогательно и немного грустно прошло последующее общение патриарха с представителями русской общины в Доме общества офицеров. Грустно — поскольку считанные единицы диаспоры способны хоть как-то изъясняться на языке предков. «Я Маша. Хочу учить русский. Люблю Россию», — смущенно произносит дама бальзаковского возраста. «Нужно говорить по-русски, господа», — с некоторым укором качает головой предстоятель РПЦ.

Конечно, все понимают: подавляющее большинство семей смешанные, вокруг звучит исключительно испанский. Да и детей крестят потомки эмигрантов, как правило, в католичество. Но что-то же не дает им окончательно потерять корни? Флейшер-Шевелев, улыбаясь, рассказывает про молодых русских, которые, обвенчавшись в католическом соборе, считают дело незаконченным, пока не повторят таинство в православной церкви.

Обратившись от имени общины, Игорь Анатольевич просит Святейшего прислать в городской храм священника из Московской патриархии. С задачей не только миссионерской, но и учительской — «чтобы освоили русский язык и оставались православными». «Вот и домашнее задание для патриарха», — моментально реагирует глава РПЦ и немедленно отдает соответствующее распоряжение.

— Это трудно переоценить, — радуется Флейшер-Шевелев. — Двадцать лет уже ждем! Несколько раз в год приезжают служить священники из Аргентины, подчас неизвестно кому подчиняющиеся...

Стоит пояснить. После воссоединения с РПЦ далеко не все в Русской православной церкви Заграницей (РПЦЗ) согласились с произошедшим, упирая на исходящую от Москвы «угрозу экуменизма» и нераскаянное «сергианство». В раскол ушла группа епископа родом из Одессы — Агафангела (Пашковского), создавшая неканоническую РПЦЗ (А). Ее священники также иногда служили в Покровском храме Асунсьона.

Характерно, что с началом киевского майдана раскольники стали стремительно терять паству, да и клириков, поскольку Агафангел занял фактически антироссийскую позицию. А для потомков белых офицеров сама постановка вопроса о незалежной, да еще и в духе «антимоскальства» — полный абсурд.

...Через день парагвайцы, от которых предстоятель РПЦ улетел, и чилийцы, к которым он прибыл, с изумлением узнали, что в дальнейшую программу внесены интригующие коррективы. Откликнувшись на приглашение полярников, патриарх отправился в Антарктиду. На территории российской станции «Беллинсгаузен» в единственном на южной макушке мира постоянно действующем православном храме Святой Троицы собрались верующие «работники полюса» не только с наших, но и многих иностранных станций. Совершив водосвятный молебен и панихиду по 64 погибшим здесь в разные годы полярникам, предстоятель обратился к несущим вахту сегодня: «Есть такие места в мире, где не нужно ничего говорить и ничего объяснять, а само место обладает повышенной духовной энергетикой... Вы здесь — на вершине планеты. Когда я освящал воду в Антарктиде, я думал о всем земном шаре, который под нами, и молился за Божие творение. Так и вы — молитесь в этом храме о родных, близких, о всех, кто здесь работает, о своей стране и обо всем мире».

Следующий пункт турне патриарха — солнечная Бразилия, но именно антарктический поворот вызвал неподдельный интерес в ряде глобальных СМИ, что, в общем-то, неудивительно. «Это историческое событие в жизни русского православия, свидетельствующее о том, что Русская православная церковь несет свое служение на всех континентах», — резюмировал пресс-секретарь предстоятеля, священник Александр Волков.

Газета «Культура»

Комментарии закрыты.