google-site-verification: google21d08411ff346180.html УПЦ и СЦУ: у кого больше независимости? | Справочно-информационный портал Алчевского благочиния

УПЦ и СЦУ: у кого больше независимости?

Январь 10th 2019 -

Блаженнейший Митрополит Онуфрий и глава СЦУ Епифаний Думенко

Сравнение взаимоотношений Украинской Православной Церкви с Московским Патриархатом и Святейшей Церкви Украины с Фанаром.

Петр Порошенко и Епифаний Думенко получили желанный Томос. Еще задолго до этого большинство экспертов в области религии утверждали, что Фанар ни за что не даст украинской Церкви настоящую автономию. Так оно и получилось.

Даже самые яростные сторонники автокефалии вынуждены признать, что украинская так называемая автокефалия имеет ряд очень существенных ограничений. Высказывали и мнение о том, что новая украинская Церковь, которая будет именоваться автокефальной, на самом деле будет иметь меньшую независимость и свободу в управлении, чем Украинская Православная Церковь в статусе автономии. Действительно ли это так?

Для подстраховки или шантажа?

Несколько предварительных замечаний.

Во-первых, полномочия УПЦ можно проанализировать на основе трех документов: Патриаршей Грамоты 1990 г. об автономии УПЦ, Устава УПЦ и Устава РПЦ, а точнее ее раздела «Глава X. Украинская Православная Церковь». Полномочия же «Святейшей Церкви Украины» (СЦУ), как она именуется в Томосе, можно проанализировать только на основании этого самого Томоса. Текст Устава СЦУ пока полностью не обнародовали, а в Уставе Константинопольской Церкви, естественно, об Украине речи нет.

Однако в Томосе есть положение, которое позволяет анализировать реальный статус СЦУ без оглядки на ее устав. Это положение устанавливает, что положения Устава СЦУ «имеют во всем обязательно соответствовать положениям этого Патриаршего и Синодального Томоса». Таким образом, если что-либо в Уставе СЦУ будет входить в противоречие с Томосом, это будет недействительным.

Во-вторых, сравнивать тексты документов, регламентирующих статус УПЦ с Томосом СЦУ, достаточно тяжело, по той причине, что формулировки уставных документов УПЦ весьма конкретны и в большинстве случаев не предполагают каких-либо двузначных трактовок. Формулировки же Томоса СЦУ довольно расплывчаты и неконкретны, очень многое оставлено на мнение Фанара, которое в каждой конкретной ситуации может быть тем или иным.

В-третьих, Фанар в тексте Томоса оставил себе несколько подстраховок или рычагов давления, на случай если украинская сторона не будет выполнять тех гласных или негласных условий, на которых этот Томос выдали.

Первая – это уже упомянутое выше положение о том, что Устав СЦУ должен полностью соответствовать Томосу. В противном случае Фанар будет вправе требовать привести Устав СЦУ в согласие с Томосом.

Второе – это утверждение о том, что Фанар является высшей судебной инстанцией для СЦУ: «к тому же сохраняется право всех архиереев и прочего духовенства на апелляционное обращение к Вселенскому Патриарху» (Томос СЦУ).

Третья – это положение о том, что «Для решения значительных вопросов церковного, догматического и канонического характера следует Блаженнейшему митрополиту Киевскому и всея Украины, от имени Священного Синода своей Церкви обращаться к нашему Святейшему и Вселенскому Патриаршему Престолу» (Томос СЦУ).

С вопросами «догматического характера» все более-менее ясно. Это основные вероучительные формулировки, которые являются неизменными на протяжении столетий и которые никто не собирается менять. Но вот к вопросам «канонического», а тем более «церковного» характера можно отнести все что угодно. От кадровых назначений до финансовых потоков. Все это оставлено на усмотрение Фанара, как и право определять, является ли данный вопрос «значительным» или нет.

Четвертый момент – это получение святого мира из Константинополя. Миро – это вещество, которое используют в таинстве Миропомазания и через которое новокрещенному христианину переходит Благодать Святого Духа. Не все Поместные Церкви приготавливают святое миро для себя. Есть такие, которые получают его от других Поместных Церквей. Но по факту получение мира от Константинополя – очень значительный рычаг воздействия Фанара на СЦУ.

Все вопросы СЦУ – от кадровых назначений до финансовых потоков – зависят от Фанара.

В случае неповиновения последней своей «Церкви-матери» Фанар может просто не дать миро, и таким образом СЦУ не сможет совершать таинство Миропомазания, а поскольку таинство Крещения объединено с таинством Миропомазания в один обряд, то и Крещение станет для СЦУ невозможным. А для нашего народа, предающего столь большое значение именно обрядам, это будет чем-то наподобие средневекового интердикта, когда римский папа запрещал совершать таинства в непокорных ему странах.

И наконец, наверное, самый существенный рычаг давления на СЦУ – то, как Фанар относится к выдаваемым им Томосам и прочим документам. Недавняя отмена Томоса 1686 г. о передаче Киевской митрополии Русской Церкви и Томоса 1999 г. об образовании архиепископства русских приходов в Западной Европе наглядно продемонстрировали, что Фанар действительно «хозяин своего слова»: хочу – даю, хочу – беру обратно. Поэтому и украинский Томос в любую минуту могут отозвать или аннулировать.

Теперь собственно сравнение полномочий.

Кто более независим

В Грамоте об автономии УПЦ говорится: «благословляем через настоящую Грамоту нашей силою Всесвятого и Животворящего Духа быть отныне Православной Украинской Церкви независимой и самостоятельной в своем управлении». То же самое говорится и в Уставе УПЦ: «Украинская Православная Церковь является самостоятельной и независимой в своем управлении и устройстве», и в Уставе РПЦ: «Украинской Православной Церкви предоставлена независимость и самостоятельность в ее управлении».

Томос СЦУ говорит о том же самом: «определяем и провозглашаем, чтобы вся Православная Церковь, что находится в пределах политически сформированного и полностью независимого государства Украины <…> существовала отныне канонически автокефальной, независимой и самоуправляемой». Отличие только в слове «автокефальная», но, как уже писал СПЖ, это только слово, и не более того.

Однако в Томосе СЦУ есть одно существенное ограничение задекларированной самостоятельности и независимости. Это обязанность обращаться на Фанар за разрешением «значительных вопросов церковного, догматического и канонического характера».

Что-то похожее есть и в положении об УПЦ, а именно: «Украинская Православная Церковь, соединенная через нашу Русскую Православную Церковь с Единой Святой Соборной и Апостольской Церковью, без соборного решения всей Православной Кафолической Полноты да не изменяет у себя ничего, что касается догматов веры и святых канонов» (Грамота об УПЦ 1990 г.).

По сравнению с Томосом СЦУ в этом положении два принципиальных момента. Первый – это ограничение УПЦ только в вопросах, касающихся «догматов веры и святых канонов», в то время как СЦУ ограничена в самостоятельном решении еще и «церковных» вопросов. Второй – УПЦ не может «изменять у себя ничего, что касается догматов веры и святых канонов» без «соборного решения всей Православной Кафолической Полноты», то есть соборного мнения всех Поместных Православных Церквей. А СЦУ обязана согласовывать важные церковные, догматические и канонические вопросы только с Константинополем.

Таким образом, круг вопросов, которые СЦУ должна согласовывать с Фанаром, значительно шире, чем круг вопросов, которые не может решать самостоятельно Украинская Православная Церковь. А значит, УПЦ более свободна и независима в своем управлении, чем СЦУ.

Кто кому голова

В Томосе СЦУ об этом говорится прямо и однозначно: «Автокефальная Церковь Украины признает главой Святейший Апостольский и Патриарший Вселенский Престол, как и другие Патриархи и Предстоятели». Эта ссылка на «других Патриархов и Предстоятелей», во-первых, неправда, поскольку ни один «Патриарх и Предстоятель» не признает своей главой «Святейший Апостольский и Патриарший Вселенский Престол».

А во-вторых, это не что иное, как попытка утвердить притязания константинопольских патриархов на главенство во всем Православном мире, которые совершенно не обоснованы ни догматически, ни канонически. То есть по факту предстоятели Поместных Церквей не признают Константинопольского патриарха своим главой, а Епифаний Думенко признает. Из этого следует, что автокефалии СЦУ на самом деле не существует.

Что же касается главенства Московского Патриархата над УПЦ, то об этом нигде не говорится. «Украинская Православная Церковь является самоуправляемой с правами широкой автономии» (Устав РПЦ). Нигде не сказано, что УПЦ признает своим главой «Московский Патриарший Престол».

Метки: , , , , ,

Pages: 1 2

Комментарии закрыты.